Отпусти меня, Свальбард!

Лонгйирбюен - Осло - Апатиты. Семинар журналистов Баренц-пресс впервые прошел на Шпицбергене. Журналисты получили незабываемые ощущения и новый жизненный опыт

Знак “Осторожно, белые медведи!” можно увидеть только на Шпицбергене.  А изображение белых медведей - на тарелках, футболках, украшениях, конфетах,  коньяке... Это местный бренд. Фото Елены Балабкиной.

Знак “Осторожно, белые медведи!” можно увидеть только на Шпицбергене. А изображение белых медведей — на тарелках, футболках, украшениях, конфетах, коньяке… Это местный бренд. Фото Елены Балабкиной.

— Ты довольна семинаром и поездкой? — спрашивает меня финский журналист Тимо.
— Да, очень. Это была мечта. Я очень хотела побывать на Шпицбергене! — отвечаю.
— Все хотят! — усмехается Тимо. — Но не все попадают! Мы — счастливчики, ведь это настоящая удача.

Ваша виза недействительна

Мы разговаривали вечером 5 мая, на прощальном ужине. Следующим утром наша группа из норвежских, российских и финских журналистов улетела в Осло. В тот момент я не подозревала, что “моя большая удача” заключалась не в том, чтобы попасть на Шпицберген, а в том, чтобы вернуться оттуда…
Поэтому свои шпицбергенские приключения я начну с конца. Уж больно примечательная история со мной произошла. А началась она в аэропорту Лонгйирбюена — административного центра Шпицбергена.

Наша группа пристроилась в хвост длинной очереди на паспортный контроль и сдачу багажа. Людей много, вокруг разговоры на разных языках, разноцветный багаж, улыбающиеся лица. Мы тоже шутим, делимся впечатлениями, некоторые успевают сбегать к знаменитому знаку “Осторожно! Белые медведи!” и сфотографироваться с ним. Ведь Шпицберген — единственное место на земле, где такие знаки можно встретить в населенных пунктах.

Подходит наша очередь. Служащий за стойкой принимает мой паспорт, изучает визу и сообщает мне с виноватой улыбкой:

— Ваша виза недействительна. У вас однократная виза, вы ее уже использовали и больше не можете по ней въехать в Шенгенскую зону.

Вот это да! Сейчас мы не будем разбираться, почему так случилось. Просто знайте: архипелаг Шпицберген хоть и считается составной частью Норвегии и находится под ее суверенным правлением, но в Шенгенскую зону не входит. Поэтому отправляться туда через Норвегию нужно только с мультивизой. Зато из Москвы вы можете летать туда без визы вообще, ведь граждане государств, подписавших Шпицбергенский трактат от 1920 года (Россия подписала его в 1925 году), имеют право посещать архипелаг, заниматься охотой, рыболовством и некоторыми видами коммерческой деятельности безо всяких виз.

Вряд ли кто-то еще в нашем городе получал шенгенскую визу в полицейском управлении. А у меня она вот - в загранпаспорте.

Вряд ли кто-то еще в нашем городе получал шенгенскую визу в полицейском управлении. А у меня она вот — в загранпаспорте.

Подождете или рискнете?

Руководители нашего семинара с норвежской и российской сторон — Анке и Анна — устроили небольшое совещание. Анке принялась звонить губернатору, Анна — успокаивать меня. Женщина с паспортного контроля унесла мой паспорт к пограничникам. Минут 15 все пытались понять — что делать дальше? До вылета самолета оставалось полчаса.
Первой вернулась Анке и сообщила, что губернатор имеет право оформлять визы и есть такой вариант: группа улетает, я остаюсь на Шпицбергене, жду новую визу, покупаю новые билеты и лечу домой. Перспектива, прямо скажем, сомнительная, денег на гостиницу и билеты не хватит. И потом, мне очень-очень нужно попасть домой именно в тот день, когда меня там ждут. Эта мысль вытеснила из головы все остальные, и я даже перестала переживать. Да и мои русские коллеги — исключительные люди — поддерживали как могли. Я несколько раз просила их идти в зону досмотра пассажиров, чтобы не терять время, на что они чуть не хором ответили:

— Русские своих не бросают!

И до самой последней минуты стояли рядом. Спасибо вам, Анна Киреева, Елена Белкина, Лев Федосеев, Денис Горин и Валерий Поташов! Как я вас люблю!
Вернулась служащая аэропорта и сообщила, что пограничники не против моего вылета, я могу вместе со всеми сесть в самолет.

— Конечно, вы можете лететь в Осло и разбираться там с полицией, но это риск, — сказала женщина. — Может, все же лучше дождаться визу здесь?

— Мы летим в Осло! — дружно ответили мы.

— То есть вы рискнете?

— Конечно. Тут у нас 25 минут до вылета, там — половина суток.

К тому же в Осло есть русское посольство, много русских, в том числе — знакомые знакомых. Уж как-нибудь выкрутиться можно. Пока мы шли на посадку в самолет, Анке посоветовала не бояться полиции — если там могут помочь, обязательно помогут.
Самолет взлетел, внизу поплыли свальбардские горы и долины (Свальбард — норвежское название архипелага), за секунды скрылся из глаз крохотный городок, и остались по-настоящему дикие просторы — лед, снег, камни, вода.

Такой вид открывается из окна приемной губернатора Шпицбергена. Фото Елены Балабкиной.

Такой вид открывается из окна приемной губернатора Шпицбергена. Фото Елены Балабкиной.

Знакомимся с полицией

Осло. Тут после Шпицбергена просто жара — плюс 15! Милая девушка в окошке паспортного контроля внимательно слушает, проверяет документы и просит подождать. Ей нужно вызвать старшего коллегу.

Великанского роста человек выходит из кабинета напротив. Он серьезен и озадачен. Приглашает нас в кабинет, внимательно слушает и говорит, что пока он видит два пути: отправить меня обратно на Свальбард ждать визу или депортировать в Россию ближайшим рейсом. Анке объясняет ему, кто мы и откуда, показывает мой билет из Осло в Киркенес. Великан беседует по телефону. Вызывает еще одного коллегу. Вместе они скрываются в недрах полицейского отдела. Я думаю, что депортация для меня сейчас — наилучший вариант. Но выбирать и советовать права не имею — не я принимаю решения.

Из-за двери показался еще один полицейский — молодой парень, норвежец арабского происхождения, улыбчивый и подвижный:

— Отдел полиции выдаст вам “чрезвычайную визу” (на английском это звучит как “Еmergency Visa”). Правда, это займет много времени, несколько часов.

Услышав, что никакая депортация, штраф и прочие неприятности мне не грозят, Анке умчалась на свой рейс, а мы с Анной проследовали за симпатичным полицейским.
Шли долго, попадая то в людные залы, то в совершенно пустые коридоры, ведь аэропорт Осло, Гардермоен, — гигантское сооружение. Беседовали о Шпицбергене, на котором он мечтает побывать. И вдруг оказались в зале выдачи багажа, где лоб в лоб столкнулись с нашими. Анна спросила у полицейского, можем ли мы забрать багаж и передать его друзьям, а также поговорить с ними. Тот разрешил и даже вежливо отошел в сторонку. Мы с Анной попытались уговорить Льва, Лену, Дениса и Валеру ехать в Осло, но они были верны себе и остались нас поддерживать.

Через пять минут проводник привел нас в местный “аквариум”: стеклянная стена, за которой снуют пассажиры, а внутри — деревянная стойка за стеклом, деревянный столик и скамья. Полицейский на своем рабочем месте нами особо не интересовался, у него и так работы было предостаточно — каждые 15-20 минут в участок приходили посетители. Большинство остались без паспортов — потеряли их где-то в пути.

Символ Шпицбергена - белый медведь. Их на архипелаге живет даже больше, чем людей. Фото Елены Балабкиной.

Символ Шпицбергена — белый медведь. Их на архипелаге живет даже больше, чем людей. Фото Елены Балабкиной.

Сходите-ка вы погуляйте!

Полтора часа мы с Анной провели в участке, развлекая друг друга разговорами. Захотелось выйти. Дежурный в окошке не возражал, нажал на кнопочку, и мы оказались на свободе. Через пять минут вернулись, успев переговорить с коллегами. Еще полтора часа ожидания. Правда, за это время нас вновь посетили сотрудники полиции Гардермоена: неопределенных лет миловидная блондинка, которой чрезвычайно шла полицейская форма, и крепкий мужчина. Они попросили позволения (!) меня сфотографировать. В кабинете, где стоял аппарат для фото и сканирования отпечатков пальцев, был и большой офисный стол, буквально засыпанный бумагами: инструкции, мои “пальчики”, анкеты.

— Мы ни разу не оформляли визу, много времени ушло на изучение документов, — извинилась дама.

А ее напарник на наш вопрос, часто ли подобное происходит, ответил, что время от времени проблемы со Шпицбергеном случаются, но не так чтобы часто.
Потом они еще раз меня фотографировали, на этот раз обычным цифровым фотоаппаратом. Снова извинялись, что с той фотокарточкой ничего не получилось. Мы в свою очередь благодарили их за дружелюбие и стремление помочь.

Успели сходить пообедать, дежурный, кстати, сказал нам, чтобы не торопились и кушали спокойно — время нашего выхода не ограничено.
Когда заканчивался четвертый час вынужденного отдыха в полицейском участке, опять вышла чудесная блондинка и огорошила:

— К сожалению, мы так и не смогли сделать визу и вызвали на работу сотрудника, который умеет ее оформлять. Но пока он приедет, пока все сделает… Это еще часа на два. Может быть, вы пока съездите в Осло, погуляете, а сюда вернетесь после 23 часов? Если дверь будет закрыта, нажмете вон на ту кнопку — “В”, вам откроют и отдадут документы.

Мы с Анной посмотрели на нее, друг на друга, снова на нее. И не сразу поверили, что такое возможно. Я — человек, нарушивший закон, без визы и паспорта. И мне предлагают погулять в Осло? Если бы меня прельщала судьба норвежского нелегала, можно было просто потеряться в большом городе.

— Но у меня же нет паспорта и визы…

— О, если вас вдруг остановит в Осло полиция, просто скажите, чтобы звонили нам, в Гардемоен!

И мы поехали в Осло, пробежали за два с половиной часа по центральной улице, завернули к Королевскому дворцу и на набережную, купили продуктов. В 23.20 я уже ткнула пальцем в кнопку “В” у знакомой стеклянной двери в Гардермоене. Звонить пришлось минут десять. Заспанный дежурный впустил нас с Аней, пригласил офицера, и тот — ура! — отдал мне паспорт с визой, всеми полагающимися печатями. И квитанцию, что у меня приняли деньги за визу.

— Мы должны ее кому-то показать? — спросила офицера про квитанцию Анна.

— Нет, но по закону мы обязаны вам ее вручить.

Наша уставшая команда к 12 ночи все же попала в отель. А на следующий день я оказалась дома — именно тогда, когда обещала тем, кто меня ждал. И это стало самой большой моей удачей…

Продолжение следует.

Это интересно(2)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *