Избавление от короны

Апатиты. Вирус не сдается, но что говорят люди, переболевшие коронавирусной инфекцией, как они себя чувствуют сейчас?

40-1-11Такое теперь время, что каждый чих — свой собственный, коллеги по работе или кого-то из домашних, — заставляет паниковать. К сегодняшнему дню среди наших знакомых, друзей и друзей знакомых случаев заражения короной было немало. Печальные примеры тоже есть, когда люди, которых мы знали, сгорали от ковидных пневмоний за считанные дни…

И теперь вот кривая заболеваемости опять пошла вверх. По данным оперативного штаба, в Апатитах 16 октября количество заразившихся COVID-19 — 20 человек. Таких высоких показателей у нас в городе еще не случалось, весной максимальное суточное число было 10.

За 10 дней, с 8 по 17 октября, в Апатитах заболели 74 человека, в Кировске — 45. В Кировске максимальное количество положительных тестов пришлось на 11 октября — 24 человека. В Мурманске за тот период заразился коронавирусной инфекцией 751 человек, а всего по области 1537 человек. По области от ковида умерло 26 человек.
Тем временем, в четырех школах города четыре класса ушли на дистанционное обучение — об этом во вторник на брифинге главы города рассказала Марина Титова, начальник управления образования. Все остальные школьники ходят на уроки в обычном режиме, но с мерами безопасности. В детских садах тоже все спокойно.

Также Марина Николаевна говорила о предстоящих испытаниях для десятиклассников. Напомним, в конце прошлого учебного года, их (тогда девятиклассников)
в связи с пандемией освободили от государственной итоговой аттестации. Теперь же пришла пора наверстать упущенное.

— С 12 по 24 октября в этих классах по решению областного Министерства образования впервые проходят диагностические работы, — говорит Марина Титова. — Их проводят в точности по методике и технологии ГИА. Ребенок пишет две работы по обязательным предметам: математике и русскому языку, и еще по двум, выбранным предметам. Единственно отличие — проходят диагностические испытания в своих школах и классах, с соблюдением всех мер безопасности, то есть дети не перемешиваются.

В понедельник, 12 октября, на оперативном совещании в областном правительстве принято решение снова провести массовое тестирование преподавателей в школах. Также еженедельно будут сдавать тесты те социальные работники, кто трудятся в специализированных учреждениях и помогают пожилым людям на дому.
На этой неделе из резервного фонда правительства Мурманской области выделено 26 миллионов рублей на региональные стимулирующие выплаты медицинским работникам, оказывающим помощь пациентам с коронавирусной инфекцией.

Судя по картине дня, вероятность получить положительный тест и заболеть становится все выше. А как это на самом деле происходит, как и где люди подхватывают ковид, что чувствуют во время болезни, чем лечатся и что происходит, когда вирус уничтожен, а последствия его присутствия в организме устранены?
Об этом мы и спросили у своих знакомых и друзей, который переболели COVID-19. Вот что они рассказали.

Режим, диета и пилюли

Наталья, 40 лет, Апатиты. Она и ее семья переболели в июле.

— Считаю, что мы заразились во время отпуска в деревне от племянника, который лежал в то время в больнице, а потом там обнаружился очаг. Парня без анализов выписали домой, мы с ним общались.

Одновременно в семье почувствовали недомогание и повышение температуры до 38,5 четыре человека. К тому времени анализ у племянника взяли, но результатов еще не было. Я сразу начала принимать противовирусный препарат — аналог того, что выписывали против свиного гриппа. А в больницу мы с мужем попали на 12 день с того момента, как я заболела. Я уже относительно нормально себя чувствовала, но меня принудительно в больницу все-таки положили. Если честно, не знала, чем меня “лечили”. Но неделю назад забрала выписной эпикриз, там указаны режим, диета и название противовирусного лекарства. В больнице я провела девять дней.
Никаких последствий коронавируса я не ощущаю. Как чувствовала себя неважно (по совсем другим причинам), так и продолжаю. Маску ношу, но скорее не из соображений безопасности, а чтобы окружающим людям было спокойнее, не вызывать, так сказать, ярость масс. И по принуждению ношу: на работе — обязывают, в магазинах — не хочу, чтобы их штрафовали… Но отношусь к маскам отрицательно — их никто не выдает бесплатно, у меня самодельные и я не всегда успеваю их стирать и обрабатывать. Да и к концу дня от духоты болит голова…

Мои папа и мама тоже переболели, у них все было серьезнее, какое-то время лежали под кислородом. Однако родители — молодцы! Оба перенесли воспаление легких, но, вернувшись из больницы, сразу взяли на себя домашние хлопоты. В помощи не нуждались: убрали весь огород, выкопали сами картошку. Наоборот, сейчас стараются еще больше двигаться и бывать на свежем воздухе. Читают интернет и готовят какие-то “народные” лекарства. Например, мама сделала настойку на лисичках и выпивает каждый вечер по чайной ложке. До этого пила что-то из алоэ…

Мы, кстати, участвуем в исследовании на антитела. В августе все сдали, антитела есть, и даже у сына — ему 10 лет. Значит, он тоже переболел, хоть и незаметно.
Да, у нас все относительно легко прошло, но я отдаю себе отчет в том, что штука это опасная. Хотя и не понимаю настолько жестких мер и ограничений.

Ползла на четвереньках и лежала на полу

Ольга, 45 лет, живет в Эстонии. Первые симптомы она почувствовала ночью 17 сентября.

— У меня поднялась температура. Проснулась оттого, что меня знобило, тело ломило, как при гриппе, хотя вечером чувствовала себя прекрасно. Ночью температура была около 38, поэтому я не стала принимать жаропонижающее. Утром позвонила врачу, она дала направление на тест. Это был четверг, но тестирование назначили только на субботу. У нас сейчас много заболевших, поэтому есть очередь. В воскресенье получила результат — положительный.

Из симптомов были температура, слабость, головная боль. Вот именно она была самая противная. Сильная слабость была первые пару дней, однажды даже такая, что на четвереньках до кровати ползла, отдыхала на полу. Обоняние пропало на четвертый день и до сих пор не восстановилось полностью.
Врач домой не приходил, консультировал по телефону. Высокая температура — пейте жаропонижающее, болит голова — обезболивающее, будет хуже — звоните. Ни кашля, ни насморка не было, температура выше 38,5 поднималась дважды.

На тест меня отвез муж на машине: стоит палатка, в нее нужно заезжать на автомобиле, опустить стекло — подходит человек в защитном костюме и делает мазок. Второй тест я не сдавала, симптомов нет, значит, здорова, закрыли больничный, и отпустили на работу. Кстати, и результаты тестов, и открытие-закрытие больничного, и выписка рецептов — все проходит в электронной форме, на портале. А мои ребенок и муж не заболели, хотя живем мы вместе в частном доме. Они тесты на инфекцию или антитела не сдавали — симптомов же не было! Посидели все вместе на карантине две недели и все.
Насчет маски — у нас в стране нет масочного режима. Каждый сам решает, носить ее или нет.

Что отбивает аппетит

Алексей и Елена — пара, обоим по 30 лет, живут в Апатитах. Летом на работе у Лены взяли тест на коронавирус, он оказался положительным. Ее сразу положили в ковидный госпиталь, хотя температуры не было, как и других симптомов.

— Только обоняние и вкус у нее совсем пропали, — рассказывает Алексей. — В больнице она провела недели три, пока не получила два отрицательных теста. Условия, конечно, были ужасные. Некоторые люди по две недели душ не могли принять, кормили отвратительно…

— Ты тоже переболел?

— Официально у меня диагноз не стоит. Когда суженую забрали в больницу, я сел дома на самоизоляцию. В скором времени тоже перестал чувствовать запахи. Врач выписал лекарство, но я его не пил принципиально, не ем я этот «мел». Тест у меня взяли, когда обоняние уже вернулось, поэтому он оказался отрицательным.

— На антитела не будешь сдавать анализ?

— Нет, не верю я в качество отечественного тестирования, да и неинтересно мне.

— Маску носишь?

— Только в тех местах, где без них никак.

— А как проходили твои дни на самоизоляции?

— Очень продуктивно, температуры-то не было. Единственное неудобство в том, что не чувствуешь вкус еды и питья. Все превратилось в безвкусную биомассу разной степени жидкости. Это категорически отбивает всякий аппетит.

Плохо было всем

Мария с семьей — мамой, мужем и двумя детьми — отдыхала на юге. Когда прилетели в Москву, где они оставили машину, муж Маши почувствовал недомогание, но решил, что просто перегрелся на солнце.

— Перед отлетом на юг я оставила в машине сушиться душистые травы — нарвала у тети на даче. Муж тогда ругался, мол, прилетим, а машина вся провоняет твоей мятой, — рассказывает Маша. — И вот садимся мы в машину, аромат стоит облаком, а муж вдруг говорит: «Хорошо как, ничем не пахнет». Тут я напряглась, пакет ему под нос сунула, а он говорит: не пахнет. Тут старший ребенок подошел, тоже в пакет нос засунул — не пахнет. А мне, маме и младшему ребенку еще как ароматно было. В общем, испугались не на шутку. Везти через всю страну заразу не хотелось, решили ехать к маминой сестре в Среднюю полосу — та еще в мае коронавирусом переболела и нам в приюте не отказала. В общем, добрались и на следующий день вызвали врача.

У мужа к тому времени уже сильный кашель начался, у старшей дочери температура поднялась, ей взывали педиатра, назначили какое-то минимальное лечение. В общем, записались на платные тест и КТ. Там у мужа обнаружили двухстороннюю пневмонию с поражением легких на 20 процентов. Результат теста надо было ждать еще два дня. Нам посоветовали ехать в инфекционную больницу, там спросили, будет ли муж госпитализироваться, и объяснили: поражение небольшое, кислород в норме, поэтому, если умеете уколы делать, можно и дома лечиться. Он и рад, что не положили, так что выкупили лекарства и отправились домой.

Через день из клиники сообщили, что у Жени подтвержден коронавирус. Что тут началось! Откуда нам только не звонили: и из местного Роспотребнадзора, и из нашего, откуда-то еще. Вопросы были одинаковые: где мы находимся, какие симптомы и тому подобное. Этим же вечером у всех контактных, даже у переболевшей тети, взяли тесты, всем взрослым выписали больничные. Через два дня закашляла мама, но хоть температуры не было. У мужа, получающего лечение, она держалась неделю.

Прошло еще четыре дня, у всех подтвердились положительные тесты, маме стало хуже, обоняние пропало, односторонняя пневмония с десятипроцентным поражением легких. У старшей дочки — температура. Ничего не болело только у меня и младшего ребенка. Следующие тесты у нас брали уже дома, и с ними творилась чехарда какая-то: отрицательный, потом положительный и ты снова ждешь 10 дней. Только у мамы с ними все было как надо — подряд два отрицательных, мне же тесты пришлось сдавать шесть раз.

Всего в коронавирусном заточении семья Маши провела месяц. За это время младший ребенок пропустил первое в жизни Первое сентября, Маша навязала кучу вещей и сделала массу заготовок.

— Сейчас муж и дети чувствуют себя прекрасно, мама еще покашливает, а вот у меня неожиданно стало болеть сердце. Пью общепринятые лекарства и пытаюсь попасть к доктору — пока безуспешно. Не знаю, связано ли это с коронавирусом…

А еще Мария говорит, что заметила изменение в отношении окружающих:

— Кому-то все равно, кто-то рад, что мы переболели и справились, а есть такие, кто шарахается, как от прокаженных.

 

 

Благодарность

Выражаю огромную благодарность всему персоналу и лечащему врачу Ковалевской Татьяне Валентиновне ковид-отделения в городе Апатиты. Огромное им всем спасибо за их самоотверженный труд!

Ирина Пимкина.

Это интересно(5)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *