Красная зона глазами пациента

Апатиты. С какими трудностями сталкиваются местные и приезжие люди, попавшие в ковидный госпиталь

27-1-1

Фото Натальи Черновой.

На что жалуемся, больной?

Разговоры в социальных сетях о качестве и своевременности оказания медицинской помощи тем, у кого обнаружили COVID-19, в последнее время возникают все чаще. Причина всем понятна — количество заболевших в Мурманской области увеличивается каждый день. Все рекорды бьют Мурманск, соседний с ним Североморск, а также Кольский район.

Наша Апатитско-Кировская агломерация (как нас называли в начале пандемии) скромно стоит в сторонке со своими показателями.
А тем временем мурманчане все больше жалуются на работу медицинских учреждений и работу медиков, отсутствие бесплатных лекарств и так далее. И жалуются они не просто в никуда, а пишут губернатору в социальные сети. 14 июля вечером Андрей Чибис у себя на странице “ВКонтакте” сообщил следующее:

— Контрольное управление начало проверку по всем комментариям об оказании медицинской помощи на моих страницах в сети. С каждой проблемой мы разберемся в индивидуальном порядке.

“Коронавирус. Мурманский оперативный штаб” будет публиковать информацию по этим обращениям. Министр здравоохранения Дмитрий Панычев теперь обязан ежедневно отчитываться в соцсетях оперштаба о проделанной работе.
Героини нашей сегодняшней публикации о медицинских работниках апатитского ковидного госпиталя и о помощи, которую им оказали, не сказали ни единого плохого слова — только слова благодарности.
Главные претензии пациентов к другим сферам — бытовой, к тому, в каких условиях им пришлось лежать в больнице, и гастрономической, об особенностях больничного питания.

И все же это COVID-19

…Где она подхватила новый вирус, Ирина может только догадываться, но в один не прекрасный день, 22 июня, у нее поднялась высокая температура. Женщина обратилась к врачу, ей диагностировали ОРВИ, о коронавирусе врач не говорил. Через несколько дней во время приема у врача в поликлинике Ирина пожаловалась на невероятную слабость, повышенное давление, сильное сердцебиение. Но и тогда речи о новой инфекции не шло.
На следующий день, после приема, медсестра сообщила пациентке о том, что у нее прекрасные результаты анализов. А тем временем Ирина перестала чувствовать вкус еды и питья, а также запахи. С начала болезни прошла почти неделя. Только после того, как женщина описала последние симптомы врачу, у нее взяли мазки на COVID-19. Это было утром 29 июня в кабинете поликлиники, после чего женщину отправили домой ждать результата.

— Мне сказали, что если тест будет положительный, завтра позвонят. Если никто не позвонит, значит — отрицательный, — рассказывает Ирина. — Позвонили только 1 июля в десятом часу вечера. Сказали собрать вещи и быть готовой завтра к часу дня для госпитализации. Я пыталась отказаться, потому что чувствовала себя уже хорошо, и кроме того, по семейным обстоятельствам мне надо было быть дома. Но никаких отказов в Роспотребнадзоре не принимают. В общем, 2 июля во второй половине дня я попала сюда — в бывшее отделение терапии апатитской больницы.

Когда мы с Ириной вели этот разговор, она находилась на стационарном лечении уже 10 дней, а обратилась в газету после того как увидела сюжет о ковидном госпитале в Апатитах.

— Тут все немного не так, как показали, — говорит Ирина. — И дело, конечно, не в отсутствии ремонта помещений. Вся беда здесь в организации работы, нехватке кадров, пациентах и… еде. В сюжете говорили, что с 6 июля больных будет обеспечивать питанием организация общественного питания градообразующего предприятия. Мы обрадовались и ждали улучшений, но до 12 июля ничего не менялось.

Больничное меню на вкус Ирины однообразное: на завтрак каша, на обед овощной суп и более-менее нормальное второе, на ужин та же каша.

— Сегодня на второе были очень приличная тушеная капуста и мясная запеканка, — рассказывает женщина, но это скорее исключение. Из какой крупы сварена каша, мы не понимаем, при этом она всегда недоварена. За все время завтрак разнообразили по одному разу: бутербродом с сыром и яйцом.
Хотя в первые дни мне все казалось съедобным, наверное, потому что до госпитализации, когда мне было очень плохо, я есть ничего не могла — только пить очень хотелось. В больницу же попала уже в нормальном состоянии, вот и ела, что давали. Но мне проще — я местная и домашнюю еду мне передают, а вот иногородним в этом плане плохо, есть те, кто реально страдает от голода. Так что меня очень удивили рассказы пациентов в сюжете, мол, вкусно кормят.

Поговорили мы еще с одной пациенткой. Любовь Филипповна поступила в апатитский ковидный госпиталь из Кандалакши, где она работает в терапевтическом отделении.

— Медикам за их работу пять с плюсами! — говорит женщина. — Они молодцы, труженики. А вот с питанием у вас, и правда, беда. Я с Кандалакшей сравниваю — у нас в больнице на завтрак тоже каши пациентам дают, но они проваренные, да с маслом, а не запаренная манка или жесткая кукурузная. Плюс к кашам у нас обязательно добавляют или яйцо, или бутерброд. Понимаете, у меня есть и другие заболевания, так что сухой кукурузной кашей я своему здоровью вредить не буду — не ем я ее тут. К тому же еду приносят порой, когда я на капельнице, так что пока ее снимут, все уже холодное. В общем, бывает, обхожусь горячим чаем.
Также у нас в Кандалакше в отделении для пациентов есть полдник — кисель, кефир или молоко, — а здесь ничего подобного. Родные бы мне привезли еду, да их же в Апатиты не пустят! У меня от такой диеты иногда голова кружится. Я вот не понимаю, почему так? Ведь всем больницам на пациента выделяют одинаковые деньги. Почему же такая разница?

Утренние и вечерние каши в меню пациентов госпиталя не радуют ни видом, ни вкусом.

Утренние и вечерние каши в меню пациентов госпиталя не радуют ни видом, ни вкусом.

Людей не хватает

Вторая проблема, о которой нам рассказали пациенты, — нехватка медперсонала.

— Они молодцы, самоотверженно нас лечат, но их катастрофически мало! — говорит Ирина. — И времени по нескольку раз заглядывать в палаты у них просто нет! Они и по делу-то зайти бывает не успевают, порой путаются, что-то забывают — опять же потому, что нас много, а их мало, — говорит Ирина. — Людям, кто на капельницах, помогают соседи по палате — сами перекрывают регулятор, когда заканчивается лекарство, а снимает капельницу медсестра, может подойти и через час. Я однажды спросила медсестру — почему так происходит? Она тоже сетовала на нехватку кадров, что коллеги не сильно-то рвутся работать в ковидный госпиталь.

Но все эти неудобства пережить в принципе можно. Самый ужас, по словам женщины, — это некоторые пациенты. Сейчас в апатитском госпитале проходят лечение не только местные, здесь довольно много людей из других городов области.

— К нам привезли всех заболевших из терапевтического отделения кандалакшской больницы: и врачей, и пациентов, — говорит Ирина. — Сами представьте, кто чаще всего в терапии лежит — пожилые люди. А есть и такие, кого из алкогольной интоксикации выводят. Возможно, в обычном отделении на уход за ними персонала хватает, но тут они сами по себе.

Иногда старики, которые уже плохо контролируют себя, не успевают дойти до туалета.

— Мужчина у нас есть, наверное, в глубокой деменции — все время почту ищет, женский с мужским туалетом путает, после него туда уже не зайти. Опять же убирают далеко не сразу — санитарок мало. Таких пациентов ужасно жалко, но и сосуществовать с ними невозможно. А кое-кто попросту еду ворует из холодильников. Вот недавно у женщины из Кандалакши, которой каким-то чудом еду передали, колбаса исчезла…

Ирина говорила, что ей, да и многим другим, непонятно размещение в одной палате тех, кто неплохо себя чувствует с более тяжелыми пациентами.
По большому счету обе женщины не жаловались, ведь главное для них — быстрее выздороветь и попасть домой. Обе просто не ожидали, что лечение будет идти в угнетающей обстановке.

— Очень жду выписки! Первый отрицательный тест у меня уже пришел, так что надеюсь, скорой домой пойду. Но с этим тоже возникают трудности, врач выписывает больных до позднего вечера. Тесты теряются, и дата выписки отодвигается. Так сложились обстоятельства, что отделение не готово к большому наплыву пациентов, — дополняет Ирина.

И она, и Любовь Филипповна пожелали никому никогда не попадать в ковидный госпиталь. А апатитских медиков и персонал отделения они горячо поблагодарили за помощь.
На следующие сутки после нашего разговора Ирина сообщила, что в обед их кормили прилично, а на ужин вообще вкусно. А еще через день она поделилась радостью: выписали!

 

WhatsApp-приемная для жалоб жителей области начала работать с 15 июля. Сообщения принимают с девяти утра по номеру +7 (921) 046-03-93.

Это интересно(10)(0)

1 Комментарий

  1. Вера:

    т.е. смертей у вас нет? тогда правда хорошая больница… всю статистику делает мурманская инфекционка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *