“Помните, какою ценой”

Письма о родных и о войне

1946 год. Дмитрий Федорович (1911) и Клавдия Федоровна (1921) Терехины. Отец - инженер-механик, мама - акушерка, в войну была призвана на работу в госпитале медсестрой.

1946 год. Дмитрий Федорович (1911) и Клавдия Федоровна (1921) Терехины.
Отец — инженер-механик, мама — акушерка, в войну была призвана
на работу в госпитале медсестрой.

“События в истории не повторяются, пока люди о них помнят и повторения не хотят!” — так говорила моя мама.

Я родилась спустя семь лет после окончания войны, но до сих пор стоят перед глазами люди, ею покалеченные. Безногие, которые передвигались на деревянных площадочках, укрепленных на подшипниках. “Ростом” они были ниже нас, детей. Безрукие мастеровые люди, лишенные войной возможности быть самими собой. Те, кого война оставила глухими или контуженными. Их лица, изрытые морщинами, с очень яркими глазами, в которых, как мне казалось, застыла боль. Даже когда они улыбались, боль в глазах оставалась.
Мои родители не любили вспоминать войну. Слишком тяжело! Мой папа закончил Автодорожный рабфак в 1938 году и работал главным инженером районной машинно-тракторной станции (МТС). В предвоенные годы автотехники и тракторов не хватало, поэтому трактора и грузовики сосредотачивали на таких вот МТС: по сути — огромный гараж плюс ремонтные мастерские, где всю технику собирали и восстанавливали под одним командованием. МТС обслуживала десятки прилегающих колхозов и являлась для них единственным источником самодвижущейся техники. С началом войны лучшую технику забрали на фронт вместе с личным составом сотрудников МТС. Шли тяжелые бои, много танков выходило из строя, и их нужно было ремонтировать. Этим и занималось подразделение, в котором служил мой папа.

Человек он был талантливый необыкновенно! По звуку работающего двигателя определял характер поломки и назначал план ремонтных работ. Периодически приходилось отстреливаться, когда враг неожиданно прорывал линию фронта. Отец часто вспоминал один бой, после которого в речке, в районе которой бой проходил, текла не вода, а кровь — так много было убитых и раненых на ее берегах!
После ранения и госпиталя отца отозвали с фронта, ведь в тылу не осталось технических специалистов, способных восстанавливать сельскохозяйственные машины. Работать на них тоже было некому, кроме подростков, женщин и стариков. По законам военного времени на тракторах призвали работать девушек и молодых женщин. Фронт необходимо было кормить, фронту нужен был хлеб!

Довоенные трактора мало похожи на современные. Техники было не просто мало, а очень мало, да и срок ее службы давно закончился. Заводились трактора тогда вручную. Девчатам это было не под силу, и они крутили ручку вдвоем-втроем, надев на нее водопроводную трубу. Работали по сменам, и днем, и ночью. А пахать землю и сеять надо! Ночью особенно тяжело, на тракторах не было ни кабины, ни фар, и путь трактора на поле освещали ручным фонарем подростки, специально назначенные бригадиром. А если пахали дальние поля, то жили в шалаше, наскоро построенном недалеко от дороги. Было очень холодно и страшно, особенно по ночам. Еду, керосин и воду для тракторов привозили в поле на лошадях. Осенними ночами пахали стоя, сесть на железное сиденье было нельзя, обжигало холодом. При поломке трактора детали до МТС девушки носили в мешках на себе, иногда за 12-15 километров. Детали в войну приходили сырцом, без обработки, женщины их сами обрабатывали.

Эти воспоминания доставались отцу очень тяжело, до слез… На войне все понятно — перед тобой враг, а в тылу врагов нет. Какое надо было иметь сердце, чтобы быть не просто строгим, а очень строгим, безжалостно строгим, чтобы люди в таких условиях работали и давали фронту хлеб!

Мама до войны получила медицинское образование. 22 июня 1941 года, в день начала войны, родился мой старший брат Володя, которого война убила “рикошетом” спустя 16 лет. Когда брату исполнился год, маму призвали на работу в госпиталь, находившийся на казарменном положении. Персоналу запрещалось покидать место службы. Бабушка приводила мальчика на задворки госпиталя, и мама тайком кормила его грудью до трех лет. Бабушка недосмотрела, слишком много было работы. Зимой в четыре года мальчик на речке угодил в прорубь, простудился, заболел ангиной. К шестнадцати годам, повторяясь, ангина переросла в ревмокардит сердца, и брата не спасли даже в областной больнице, куда его доставили санитарным самолетом в 1957 году!

Вот так война прошлась по нашей семье. Когда я слышу стихи Роберта Рождественского: “Люди! Помните, какою ценой завоевано счастье! Пожалуйста, помните!”, я плачу и понимаю, что забывать нельзя!
Дорогие мои мальчики и девочки, современники! “Помните, какою ценой завоевано счастье”! Пусть никогда не будет повторения войны!

Светлана Дмитриевна Семенова, Апатиты.

Это интересно(2)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *