За что страдали?

Артисты “сильно” играли. Зрителям было неловко

pingvinЗачем в Териберке пингвины?

Творцы творят и ждут признания. Публика старается понять, принять и по возможности преклониться. И чудесно, когда творческие муки вознаграждаются искренним признанием и бурными аплодисментами. А бывает, что благодарный зритель чувствует — его обманули, возможно невольно.

В прошлый четверг два показа художественного фильма “Пингвин нашего времени” были организованы совершенно бесплатно, по пригласительным. Люди пришли посмотреть, что же получилось из киносъемок в Кировске и на озере Имандра, где некоторые горожане (и диваны) снимались в массовке.

И вот — кино. “Далекий русский Север” изображают виды дорог, гор, озера и профилактория “Тирвас”. Однако все герои отчего-то стремятся в Териберку. До этой киношной Териберки, оснащенной биатлонными (!) трассами, доехать, оказывается, можно только через Мончегорск: его изобразили видом на оленегорский вокзал и внутренним интерьером апатитского. Ладно. Героиню, собирающуюся в Териберку, отговаривает работница гостиницы, мотивируя: “Зачем вам в Териберку? Это далеко! Езжайте лучше в Снежногорск. Туда ВСЕ едут!” На этом месте в зале раздались первые смешки. Вторые — это когда в Териберку приехала якобы ФСБ и представилась: “Здрасьти, мы сотрудники безопасности из города Полярные Зори!” Дом Облонских какой-то…
Но Бог с ним, это ж кино, вымысел, и над ним надо бы облиться слезами. Публика не обливалась — часть ушла, когда кино зависло, другая изнывала, дожидаясь эпического взрыва, снятого на Имандре. Взрыв был, но не очень впечатляющий — лишь разлетелись макеты, изображающие пингвинов, а с ними и артист Гуськов, изображающий пожилого мужчину. Окровавленный остаток оторванной ноги его героя нам показывали, убеждая, что таковы страдания за живую природу. Я не поверила страданиям.

Отчего-то в релизе кино называют “триллером” и “черной комедией”. Как выяснилось, слово “триллер” навязали дистрибьюторы — так картина лучше продается. К сожалению, элементов триллера я не обнаружила (кроме все той же оторванной ноги), а комичной сценаристы сочли постельную сцену на фоне улыбающегося во сне младенца.
Кто-то из зрителей бросил фразу: “Типично немецкое кино”. Я немного знакома с немецким кинематографом — смотрела Фассбиндера, Вендерса, Тыквера, Томаса Яна. Но таких, как “Пингвин”, не видала — редчайший случай истории без начала и конца.

Остались вопросы к сценаристу и режиссеру. Кто эти люди на экране? Что они делают? Почему они совершают поступки, противоречащие логике, и говорят слова, которые не соответствуют сюжету. Ах, да — о чем сюжет?

Внятно ответить не может и сам актер и продюсер Алексей Гуськов. Чаще всего он говорит в интервью, что про любовь, и вообще, этот “фьюжн” про “всё как в жизни”.  Упоминает, что в фильме зашифрована идея о мессии, а в целом “это необычное кино, сочетающее в себе мозаичную, несколько отстраненную европейскую манеру рассказа с большой русской эмоцией и русским черным юмором”.
Ладно, по узости мышления я не распознала мессию и не расшифровала идею. Я по-простому старалась понять, например, откуда и зачем везли патагонских пингвинов в Териберку на грузовике? И второе: что именно может взорваться у биатлониста на лыжне (ружье, штаны, мозг?), чтобы его тело покрылось шрамами и он охромел?
Мне думается, что “Пингвин нашего времени” — фильм невнятный и с большой претензией на оригинальность. Но любой зритель сразу распознает хорошее кино: оно увлекает, развлекает и вызывает эмоции. Здесь даже сцена, где главный герой, стоя на сугробе в окружении дохлых пингвинов, декламирует стихи Блока: “Россия, нищая Россия…”, не вызвала иных чувств, кроме недоумения.

43-samaya-samayaАртистка хлопотала телом

Не успела пройти оскомина от фильма, как уже в субботу я попала на спектакль. Назывался он “Самая-самая”, а поставил его артист Игорь Бочкин со звездой кино Ириной Алферовой. Мы, как и многие горожане, надели красивые наряды, причесались, помыли шеи и пошли, дабы насладиться. Увы.
Судя по именам героев, нам представляли французскую пьеску с четырьмя героями. Героев связывали некие взаимоотношения. Они произносили со сцены всякие слова, в основном про любовь и про деньги. Игорь Бочкин — громко, Ирина Алферова — потише.

Все первое отделение мы пытались понять, что происходит и в чем суть. Но понять было непросто, потому что артисты разговаривали одновременно, не дожидаясь, пока партнер “бросит реплику”. Может, это какой-то новый прием? “Может, они выпившие?” — шепнула мне на ухо подруга.

Как это обычно и бывает в антрепризных постановках, артисты вносили в текст отсебятину. Добавили немного про Апатиты, использовали бородатые шутки про “сними Чебурашку с руля” и “сам ты передаст”. Кроме того, Ирина Алферова будто бы вообще текст произносила впервые. Ее монолог звучал примерно так: “Мы встретились на улице. Шел дождь. Вообще… этот день был такой… Вообще-то, я шла по дороге… А он вообще был такой… Ах! Волосы в разные стороны…” Сосед по ряду шепнул: “И глаза были тоже в разные стороны”.
А когда слова кончались, актеры начинали использовать язык жестов. Ирина Алферова продемонстрировала три: ладони к груди, ладони к вискам и ладони в разные стороны. Кроме того, она много танцевала — бросала в стороны ноги, вращала головой, извивалась. И надо признать, в свои годы актриса в отличной форме. Но когда ее псевдоэротический танец мы начали лицезреть в пятый раз, поняли: то ли пьеса короче приемлемого, то ли на хореографе сэкономили.

А сейчас я расскажу вам, чем занимались зрители в нашем ряду весь второй акт. Трое писали sms, один человек разглядывал фото на мониторе телефона, двое спали, еще четверо обсуждали бомбардировку Сирии. Пятеро покинули ряд в антракте. Еще двое, услышав в конце первого акта трагическую реплику Алферовой: “Ах, это — всё, всё!” — решили, что спектакль окончен, и почесали в гардероб. Через час в том же гардеробе я слышала, как одна дама спрашивала у другой: “А чем все кончилось-то?”

И тут у меня опять назрели вопросы. Опущу “почему?”, “зачем?” и “доколе?”. Оставлю единственный: а вот им, служителям Мельпомены, вообще ни капельки не стыдно?  Каждый раз актеры жалуются, что у них маленькие доходы и они вынуждены играть в антрепризе. Но для нас антреприза — просто спектакль со “звездами”. А потому хочется искренне пожелать им: господа, не принуждайте себя! Берегите репутацию.

Это интересно(6)(2)

2 Комментарии

  1. Михаил:

    стыдно за ВАС, г-да комедианты!

  2. игорь дылёв:

    автору — брава! как будто сам видел. и радостно было, что не пошел )))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *