Живи да радуйся!

Елена Шалина - о стихах, любви и красоте, которая кругом

Елена  Алексеевна Шалина -  в прошлом парашютист  и связист,  в нынешнем - счастливая супруга,  мама и бабушка. Фото Натальи Черновой.

Елена Алексеевна Шалина — в прошлом парашютист и связист, в нынешнем — счастливая супруга, мама и бабушка. Фото Натальи Черновой.

Бывают люди, с которыми посидишь, выпьешь чайку — и день будто светлее. Хохочут они звонко, о серьезном говорят с юмором и, кажется, не умеют унывать. Такой человек — Елена Алексеевна Шалина, с виду обычная апатитская пенсионерка, за плечами которой встречи и разлуки, большой рабочий путь, медаль за стрельбу, три прыжка с парашютом, сборник стихов и сегодняшняя, совершенно счастливая жизнь.
А познакомила нас ее дочка Таня, которую многие запомнили по конкурсу красоты в декабре — тогда Татьяна великолепно исполнила “жестокое” танго, как оказалось, на стихи мамы.

Вначале Елена Алексеевна достает… гармонь. Берет пару нот, собака Ася неистово воет, Елена Алексеевна смеется. А потом начинает рассказ.

— Эту гармонь дочь Таня на частушечном конкурсе выиграла в Шуе, Ивановской области — мы оттуда родом. Там была фабрика гармоней, зять у меня замечательно играет. Не очень он на лицо красивый, но мужик мягкий, интеллигентный, уважительный. Хоть из деревни, но некоторые городские и в подметки ему не годятся. Так вот зять очень красиво играет! Я-то, какой я поэт?.. Но стихи для двух песен ему написала. Сейчас вот по скайпу ему рассказала, прошу музыку сочинить.

…В Апатиты я попала после техникума в 1974 году. Поступила на работу в цех связи на комбинат. На АНОФ-2 работала, потом на АНОФ-3. Мне нравилось там работать. Мы и нормы ГТО сдавали, и на лыжах ходили, и на коньках. Я-то на коньках еще за техникум бегала, а вот с лыж падала почему-то. А сейчас мы с мужем каждый день в восемь утра на лыжах ходим, потом душ, завтрак… А в лесу-то как хорошо! Птицы поют, деревья дугой, до чего красиво! Домой приходишь, и чувство, будто тебя выполоскали в родниковой воде.

У нас дача возле карьера, там лес кругом, рядом белки живут, дрозд, рябинник, трясогузки. А грибов сколько! Мы осенью насушили, всем родственникам по наволочке развезли. Говорю, у нас самые витаминные ягоды и грибы, и рыба у нас самая вкусная! Дорогая только.

***
— У Тани моей хороший голос, она пела в Доме пионеров, в “Колдовском зелье”, в “Долинушке”. Это у нее в отца. Я с ним, с Жорой Смирновым, в ДК познакомилась, когда уже с первым мужем разошлись. Он пел, а я туда в библиотеку ходила. Тогда же концерты были постоянно. У наших в ансамбле Шустов был, Белавин был, Буров Юра — музыканты. А директором ДК тогда был Рудин.

И так вот стали с Жорой встречаться, родилась Таня. Вместе жили недолго, но приходил он часто, дочку по всем концертам таскал, песни Кола Бельды в Апатитах она до сих пор помнит. Муж хорошо пел, у него под Утесова голос, с хрипотцой. Да они все мальчишки хорошие были, пили только сильно, вот это плохо. Ансамбль их и агитбригадой по колхозам ездил, и в дома отдыха. Начнешь вспоминать — так весело жили, красотища!

Я не знаю, отчего люди жалуются, что плохо было. Мне все нравилось! И пионером быть, и в форме ходить. Вязали, шили, из школы метлой не выгонишь, стенгазеты, вечера каждую субботу — то математический, то химический. Учителя, если что-то не понял, после уроков с тобой сидели часами! Вот внучка ко мне ходит, математикой и физикой занимаемся. В пятом классе… Сложно так сейчас, ужас! Вот физика — я половину формул помню, интегралы по математике тоже. Ведь нас не учили — нам прочно знания в головы вкладывали. А сейчас что? Вчера прочитал — сегодня не помню.

…А в техникуме я в парашютную секцию ходила два года, меня мама оттуда выгнала, когда узнала. Я еще в конный кружок хотела записаться, но брат отговорил, мол, ноги кривые будут. Было ли страшно прыгать с парашютом? Да нет, скорее любопытно. Интересно.

***
— Как я стихи стала сочинять? Знаете, у нас была очень хорошая учительница по литературе, Тамара Андреевна. Она стихи и прозу читала — куда там артистам! Я тоже любила читать стихи, и когда мне было 12 лет, в Доме пионеров организовали литературный кружок, а Тамара Андреевна меня туда отправила. С нами несколько занятий провел поэт Геннадий Серебряков, который песню написал “Разговоры-разговоры, слово к слову тянется”. Детский писатель Зверев с нами занимался. Мы и на конкурсы ездили, с ними наравне выступали. Так было приятно, но и ответственно, они маститые, а я начинающий поэтишко…

А потом писала, да и все. Какой там “багаж творческий”? Вот 50 брошюрок племянница мне напечатала. Все они у меня тут, кому это надо?.. Ну, пишу про любовь, и патриотические тоже, и правительство наше ругаю. На свадьбы песни делаю, в цеху раньше были праздники — тоже писала песни на известные мотивы. Это громко сказано, что песни заказывают. Писать на новый мотив очень сложно, я нотную грамоту не знаю, а там нужно на слоги все аккуратно разложить. А если песню известную переделать, уже легче.

Как я пишу? Да и сама не знаю как. Вот психанула, с товарищем по Интернету разругалась — он не так меня понял и гадость мне написал. А я ему в ответ — стихотворение, “Письмо из сумасшедшего дома” называется.
Я вообще люблю стихи. Фета, Некрасова. Пушкина не люблю, а Лермонтова очень. В школе как-то “Мцыри” наизусть выучила целиком, на спор, за шоколадку.

***
— Про Апатиты у меня тоже есть стихи:

“Апатиты — городок мой маленький,
Притулился у Хибинских гор.
Иногда мы летом ходим в валенках,
На траве из инея узор…”

Мне нравится здесь жить! Я уезжать не хочу, природа здесь хорошая, люди нормальные. Сравниваю — наши северяне всех лучше, и законы в Апатитах хорошо работают, честно говорю. За квартиру мне, как ветерану труда, скидка в полцены, и вообще соцобслуживание хорошее.

У нас тут с работой еще ничего. Я комбинат добрым словом вспоминаю. Квартиру дали, сейчас “ветерана труда” дали, и поэтому 600 рублей каждый месяц выплачивают. Мне хорошо было там работать, друзей было много, и коллектив хороший. Приходим, бывало, а электрики нам — вы кто? Связисты. А чего такие грязные? Мы смеемся: полазай-ка по кабелю, там все сыпется, концентрат кругом. Как-то раз — шлеп! — и полное ухо мне засыпало.
На второй фабрике вообще мужики были — чудо! Народ прекрасный. Всегда свою помощь предлагали, поднести-притащить. Ну, и чаем угощали, конфет полные карманы насыпали. С удовольствием то время вспоминаю.

***
— Теперь я больше детские стихи пишу, колыбельные. Делала сама книжки, картинки наклеивала и племянникам отсылала. Ну не сидеть же сиднем! Я на пенсии с 2011 года, а до этого, когда на третьей фабрике работала, получилось так, что нас отделили и ни одной схемы не дали. Тогда я компьютер освоила, понемногу схемы начала чертить, кабели считала. И сейчас звонят с работы, спрашивают, где какая коробка, какой кабель, даже метраж помню.

Потом, уже на пенсии, в Интернет вышла, нашла всех одноклассников. У нас такая дружба капитальная до сих пор! В нашем классе самые красивые и умные мальчики были, правда, померли многие. Девчонки вот тоже рассказывают, как жизнь, про внуков и детей. Скайп — это отлично, ну чего по телефону-то покажешь?

***
— Собаку, Асю, мне дочка на 8 Марта подарила. В лес ее муж на охоту берет. Ну, как на охоту?.. Приходит и говорит: “Иду, вижу — заяц сидит, ухо чешет. Ну что я буду в него стрелять, я ж не голодный!” А однажды подстрелил уток, думал, два селезня, а оказалось, селезень и утка. И чуть не плакал: “Ну, дурак, не разглядел! Как жалко. Может, похороним?”
Или вот рыбак он у меня тоже… Где, спрашиваю, рыба? “Да, понимаешь, мне ее жалко было, отпустил”. А то кулечек принес… Я смеюсь: “Ты, когда шел от проруби, наверное, мамки высовывались и кричали: “Детей верни!” Ты ведь группу детсада выловил, а не рыбу!”

Мы с Володей уже двадцать лет вместе. А тогда, в 90-х, он приехал из Чечни, в плену был два года. Тут остался без работы, двое детей в первой семье, нужно было кормить их, зарабатывать. А мне его порекомендовали, говорят, плотник хороший и автослесарь, может все что угодно отремонтировать. Гляжу, мужик рукастый, а у меня — то сантехника, то электрика летит, то шифоньер сломался, то забор на даче рухнул. Я его и наняла. А потом думаю, а чего я одна? Дел-то куча! И говорю: давай-ка переходи ко мне жить, а то болтаешься по съемным квартирам. Худой был, как кузнечик… Я хлопотала за него на комбинате, взяли его на работу.

Он такой у меня чистюля, господи! Пыль без конца вытирает, готовить любит. Характерами мы как-то сошлись. Думаю, женщинам надо быть смелыми, видишь — стесняется, бери за жабры, да и все!
Дочки и у меня, и у него взрослые уже, внуки есть. Наша Женя очень деда любит, и он ее, конечно, тоже. Они и похожи очень — у меня ощущение, что ее вообще дедушка родил! Так гимнастику с внучкой делают, что два бра мне разбили, вот третий купили. Чего, спрашиваю, с висюльками-то? Надо было с металлическим кожухом, с вашей-то гимнастикой…

***
— Вы знаете, я один раз заболела. Это был 1999 год. Врачи сказали: шансы 50 на 50. И меня такое зло взяло! Как это так — все это вокруг будет, а меня не будет? Ну уж нет. И я тогда сказала: вот вам ноль целых хрен десятых за то, что меня не будет, и 150 процентов — что буду.

Вышла из больницы, и мир будто перевернулся. Господи, да наплевать на все! Приехала на дачу, сижу, смотрю на деревья. Соседка: чего сидишь? Да красота какая, отвечаю, небо синее, веточки качаются, деревья, елочки, гриб растет, птицы летают, жить-то как хорошо! А она: чего, мол, хорошего, когда квартплату подняли? Я ей и отвечаю: вот два ведра лишних картошки посажу, продам потом и чего-нибудь вкусненького себе куплю. А тебя инфаркт хватит, да и все. Ты кричишь, сердце посадишь, а надо просто жить и радоваться, мечтать и фантазировать. А иначе зачем такая жизнь?

Это интересно(1)(0)

1 Комментарий

  1. Умница! Красавица! Ивокруг нее ве становится лучше и красивее. Так держать!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *