Дом остается, дети уходят

Апатиты. Закрывается Центр помощи детям имени Булычева. Что будет с ребятами, педагогами и зданием?

Детдом №3 старше Апатитов на четверть века. Это, пожалуй, самое старое учреждение для ребят без семьи. Он переезжал, сменялись директора и названия, а дом был. Теперь же принято решение — закрыть. В чем причина и что дальше?

Уникальная история

Здание детского дома (который последние три года носит официальное название “Апатитский центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, имени В.Р.Булычева”) ярким пятном выделяется среди других строений в Старых Апатитах. Расположен он, кстати, на самой короткой (всего 159 метров) и одной из самых старых улиц — Комсомольской. Она получила свое название аж в 1938 году, когда самого города и в помине не было! Именно на Комсомольскую, 4, в здание, где до этого в разное время располагались управление треста “Апатитстрой”, правление совхоза “Индустрия”, солдатские казармы и начальная школа, в 1966 году из Кировска и переехал детдом.

Его история связана с военным временем. В 1942 году по приказу Мурманского отдела народного образования в Кировск из Мурманска эвакуировали 500 детей. Поручили это Александре Смирновой, которая и стала первым директором интерната. Разместился он в бараках с печным отоплением. Было трудно — дети приезжали, уезжали, кто-то сбегал… Но Александре Петровне пригодился опыт, полученный ею в школе имени Достоевского (тот самый ШкИД) и агропедтехникуме.

Музей дома хранит память обо всех,  кто тут работал и жил... Фото Натальи Черновой

Музей дома хранит память обо всех, кто тут работал и жил… Фото Натальи Черновой

На базе интерната в 1944 году открыли детский дом №3. Ребята, у которых были семьи, вернулись в Мурманск, в детдоме остались сто сирот. Послевоенные годы были сложными, но воспитатели и дети все преодолели: сами топили печи и заготавливали дрова, разбили огород и парники, выращивали овощи, девочки шили, мальчики занимались столярным делом. И, конечно же, учились. На смену Александре Смирновой пришла Мария Ивановна Кавезина, которая и пригласила на работу в 1957 году молодого педагога Виктора Булычева. В 1968 году он стал директором детдома и руководил им до 2005-го. Он много занимался жилищно-бытовыми условиями жизни детей, индивидуальной работой с ними, переводом детского дома на модель семейного, туристской и краеведческой работой. 49 лет жизни отдал детям Виктор Романович — заслуженный учитель России, Отличник народного просвещения, почетный гражданин Апатитов. И 1 октября 2008 года детскому дому №3 было присвоено его имя.

Их становится меньше

Светлане Юрьевне Кавун, директору Центра, приходится сейчас проводить “грустную” процедуру:

— Нас закрывают по распоряжению правительства Мурманской области. Вынесено решение от 30 мая 2018 года №96 РП о ликвидации нашего учреждения. В области остается четыре центра помощи детям: в Мурманске, Мурмашах, Кандалакше и Мончегорске.

Почему же решено закрыть именно апатитский дом? Ответ очевиден — мало детей. В здании на Комсомольской, 4, когда-то было больше сотни воспитанников. После того, как изменились нормативы, — стало 50. Сейчас их здесь 26. Они учатся в разных городских общеобразовательных школах, есть двое детсадовцев, есть те, кто уже учится в политехническом колледже.

— По новым правилам группы были уменьшены — в каждой должно быть не больше восьми человек, — рассказывает Светлана Юрьевна.

— А что такое группа?

— Это что-то вроде “семьи”, обеспеченной помещениями по квартирному типу. То есть у группы ребят должны быть свои кухня, учебные классы, гостиная, спальни… И, невзирая на то, что здание наше построено по типу общежития, мы эти условия все же выполняли.

— Почему в детских домах становится меньше детей?

— Думаю потому, что в стране быстро и активно развился институт замещающей семьи. Об этом начали много говорить, писать, появились люди, которые начали забирать детей, те, кто искренне стремится деть детям тепло и уют. Некоторые замещающие родители стали практически профессионалами, так как воспитывают не по одному ребенку, и выпустили во взрослую жизнь много ребят, оставшихся без попечения семьи. И это хорошая тенденция.

С другой стороны, нужно помнить, что к нам сейчас чаще всего попадают ребята в подростковом возрасте. И это далеко не сироты, а те, кого направляют в детский дом из семей не очень благополучных или попавших в тяжелую ситуацию. Бывают такие сложные моменты в жизни у людей (физически и психологические), когда ребенок не может воспитываться в семье. Тогда родители пишут заявление в органы опеки, ребенок попадает к нам и остается, пока не разрешится семейный кризис.

Арина в детдоме №3 с четырех лет. Она занималась спортом, танцами, музыкой... А теперь прощается  с любимым воспитателем - Ольгой Шабановой: - Мне 17 лет, сейчас выбираю колледж - Мурманский или Петрозаводский, - говорит девушка, - надеюсь получить профессию, связанную с вокалом или с театральным искусством. Моя сестра, которая также живет здесь, переедет в Мурманский центр. Хоть я и выпускница, все равно очень грустно прощаться с воспитателями, а они нам как мамы и папы. Фото Натальи Черновой

Арина в детдоме №3 с четырех лет. Она занималась спортом, танцами, музыкой… А теперь прощается
с любимым воспитателем — Ольгой Шабановой:
— Мне 17 лет, сейчас выбираю колледж — Мурманский или Петрозаводский, — говорит девушка, — надеюсь получить профессию, связанную с вокалом или с театральным искусством. Моя сестра, которая также живет здесь, переедет в Мурманский центр. Хоть я и выпускница, все равно очень грустно прощаться с воспитателями, а они нам как мамы и папы. Фото Натальи Черновой

Куда поедут дети

Светлана Кавун говорит, что возможно благодаря ликвидации Центра, некоторые ребята нашли новые семьи:

— Между прочим, и наши сотрудники забирают деток. Есть воспитатель, к которой жить отправятся сразу двое — они и здесь называют ее мамой.

Но те ребята, кто все же остался без семьи — 17, а может даже и меньше — разъедутся по оставшимся четырем центрам области. Дети, конечно, были расстроены новостью о закрытии, но мы побеседовали с каждым, вместе посмотрели сайты центров и ребята высказали свое мнение, кто куда хочет. В основном они выбирают Мурманск — там больше возможностей для поступления в учебные заведения. Кроме прочего, мы ориентировались и на творческие способности ребят, чтобы было, где их развивать в дальнейшем: кроме средних школ дети свободно посещают кружки и секции.

А поскольку зачастую мы участвуем в соревнованиях между центрами, то дети знают друг друга. Они общаются, переписываются, расспрашивают, какие условия жизни и учебы, куда кто ездит летом отдыхать, как кормят. Скоро мы еще и с дружескими визитами везде побываем, чтобы дети увидели свои будущие дома.

Сейчас на 26 детей в Центре имени Булычева приходится 52 сотрудника. Это не только воспитатели, еще и повара, медики, уборщики, кладовщики, бухгалтеры, сантехник, водитель… Плюс те, кто работает в службе сопровождения “Перекресток”.

— Служба сопровождения остается работать в городе, — поясняет Светлана Юрьевна. — Правда, пока не знаем, где именно. Мы надеемся, что в этом же здании, ведь замещающие родители и наши выпускники привыкли встречаться со службой именно здесь.

Да, кроме помощи тем людям, кто взял ребенка из детского дома в семью, тут еще заботятся и о выпускниках. Самое сложное для них — адаптироваться в самостоятельной жизни, понять, как строить отношения в собственной семье и с коллегами на работе. А в Апатитах остаются очень много тех, кто вышел из детдома.

— Пока мы не поймем, что человек твердо встал на ноги, мы “сопровождаем” — советом, добрым словом, разъяснениями о любых справках и правилах, в гости ездим или они к нам, — говорит Светлана Юрьевна. — Душа болит за каждого!

— А что же будет с основным коллективом? И самим зданием?

— С трудоустройством сотрудников нам помогают минобр области, управление образования, медколледж. Кто-то уже нашел себе новое место, есть сотрудник, который вместе с ребятами переедет в Мурманский центр помощи детям.

Здание — одна из больных тем. В 2016 году мы полностью отремонтировали фасад, заасфальтировали дорожки, а в 2017-м переделали крышу спального корпуса. Пока вопрос с тем, что здесь будет располагаться, окончательно не решен, но одно могу сказать точно: тут все равно будут дети, в любом случае.

И еще проблема — музей. Его Виктор Романович открыл в 1985 году. Очень хотелось бы все сохранить, и мы собираемся связаться с краеведческим музеем, надеемся, что его сотрудники примут наши материалы на хранение. Ведь детдом — история города, его часть.

Люди прирастают к людям

Музей в детдоме действительно впечатляет — сколько тут кубков, грамот, фотографий!

— Недавно звонит наш выпускник, ему лет 50 уже, и говорит: “Там в музее мой самолетик, модель — вы уж его не выбрасывайте, я заберу!”, — говорит Ольга Шабанова, заместитель директора по учебно-воспитательной работе. — И вот я думаю: может быть, кто-то из наших выпускников захочет приехать и забрать поделки из своего детства?

1 сентября, в день окончательного закрытия детдома, будет ровно 26 лет, как Ольга Владимировна работает здесь.

— Конечно, когда мы узнали эту ошеломляющую новость, все поволновались, попереживали, но сейчас ребята уже готовы к переезду. Мало тех, кто врос корнями в жизнь дома, многие пришли сюда подростками. А те, кто у нас с малых лет, как раз выпускники этого года. Но в любом случае, мы все очень сроднились…

Это интересно(1)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *