Индия в ноябре,

или Путешествие в страну священных коров

Ради такого зрелища стоит хоть однажды побывать на северном Гоа.

Ради такого зрелища стоит хоть однажды побывать на северном Гоа.

Принято считать, что север индийского штата Гоа туристическим когда-то сделали хиппи — любили отдохнуть на природе в мягком климате, вдали от цивилизации. Такой отдых нравится многим, так что побережье постепенно подстроилось под туристов — появились небольшие гостиницы и пансионы, кафе и бары.

Поездка на троих

Александра вернулась из отпуска загорелая, но не слишком отдохнувшая — двухлетний сын внес свои коррективы в их с мужем планы на отдых. Сначала они собирались вдвоем, но когда стало ясно, что малыша на две недели оставить с родственниками не получится, — решились ехать всей семьей.
Может, поэтому восторженных откликов о поездке я не услышала — путешествия с приключениями не получилось. Но все-таки рассказ о северном Гоа показался мне забавным и познавательным — всегда полезно сравнить туристические тонкости.

— Перелет из Москвы до Гоа — семь часов, — рассказывает Саша. — И, как нам объяснили в агентстве, в самолете должно было быть двухразовое питание. Но, увы, покормили только один раз, да и то невкусно, правда, напитки предлагали регулярно. А вот с отелем повезло — территория большая, несколько зданий, есть небольшая детская площадка. Единственное, что мы не учли — не взяли коляску. А сын вдруг категорически отказался ходить пешком, так что пришлось частенько его на руках носить. У местных и в помине колясок нет — там маленьких детей в слингах носят.

Путевки обошлись семейству в 105 тысяч рублей (плюс визы). Жили они в трехзвездочном отеле, с завтраками. Но завтраки были душевные, несколько чанов с едой на выбор: рис, картофель, макароны, яйца, очень много фруктов и сладостей. А прокормиться самостоятельно оказалось несложно: хочешь — в номер еду закажи, хочешь — в кафе поужинай.

Местные жители - народ доброжелательный. Дети сразу спытывают к ним доверие.

Местные жители — народ доброжелательный. Дети сразу спытывают к ним доверие.

Попрошайки и фокусники

Обслуживают отель в основном мужчины: повара, бармены, уборщики. Женщины тоже работают, но в не публичных местах, в качестве кастелянш например. К отелю у Саши претензий вообще не оказалось — жить было комфортно. Разве что перебои с электричеством на одну-две минуты по несколько раз в день случались, причем во всем городке.
Чаевые в большинстве случаев давать здесь не принято — они уже включены в стоимость путевки или в счета, если еду заказываешь. Носильщик в Индии не станет стоять рядом в ожидании доллара, а вот уборщики номеров оставленные для них мелкие деньги с благодарностью заберут.

— Чем больше оставишь, тем больше тебе фигур из полотенец накрутят, однажды нам соорудили даже нечто вроде человечка из нашей же одежды, — говорит Александра. — Вообще народ там не навязчивый, разве что попрошайки раздражают. Как правило, это женщины с маленькими детьми, они так зарабатывают на улицах и пляжах. Но иногда и мужчины “фокусничали”: может подойти, сделать вид, что ухо тебе почистил, или точку между бровей нарисует и тут же руку протягивает — мол, а благодарность где?

Но вещи на пляже мы оставляли спокойно, чужое там не берут. До пляжа минут десять ходьбы, отель на второй линии, пляж песочный, вдоль моря — кафешки. Около каждой есть свои лежаки, их можно было занимать бесплатно. И рядом с лежаками стоят тазики с водой для ног. Все бы ничего — пляж песочный, места много, но грязно. Там, оказывается, принято убирать только “свою” территорию — каждое кафе следит за участком от бара до моря. А весь мусор, что разносится между участками — так и лежит. Ну, и коровы…. Они в Индии, как у нас собаки: на улицах, пляжах, возле помоек — везде.

Коровам в Индии можно все.

Коровам в Индии можно все.

Коровы, таксисты и акулы

Пляж и отель, в котором отдыхала семья Саши, находится в местечке Калангут, оно популярно среди туристов эконом-класса. Это почти семь километров довольно оживленного курорта. Пляж здесь общественный, и отель к его содержанию никакого отношения не имеет. Но в любом случае индийские коровы чувствуют себя вольготно везде, ведь это священное животное. На них даже кричать нельзя, не то что пнуть и толкнуть. На дороге, например, пешехода не всегда пропустят, а вот перед коровой обязательно затормозят.

— Дорожное движение в Гоа — сплошное беспокойство, — говорит Саша. — Мне кажется, там правил вообще нет. Во всяком случае “поворотниками” никто не пользуется, а вот звуковым сигналом — при любом случае. Если выбрал кафе у самой дороги — поесть спокойно не удастся.

Такси, как и еда, обходилось недорого, но семейка для коротких поездок чаще пользовалась рикшами — маленькими повозками на двоих. Торговаться приходилось везде: с таксистами, с продавцами сувениров, на рынке. Каждая покупка — это долгие и трудные разговоры с применением жестов. Местные говорят на английском, но он у них своеобразный, а русские слова знают только продвинутые торговцы. Сувениры, как говорит Саша, как и на любом другом курорте, однотипные. Единственное, что отличает Индию в этом плане, — все поделки окрашены натуральными растительными красителями.

Аравийское море в это время года в северном Гоа теплое, хотя спокойным оно не было ни дня — все время волны. Зато дождей уже нет, и температура воздуха очень комфортная. Здесь нет жесткого запрета (как, например, в Египте) на купание после 18 часов, вечером вполне можно окунуться. Но когда темнеет окончательно, туристы и сами не рискуют — мало ли кто подплыл к берегу, в темноте ведь не видно. А в этом море живут несколько видов акул, хотя у берегов северного Гоа их никогда не видели. Рыбаки, правда, ловят акулят, в кафе из них готовят очень вкусное блюдо.

Что едят божества

Александра с мужем после первой же поездки с сыном к Шиве поняли: экскурсии не для них. До места пришлось ехать пять часов — дорога туда и обратно с двухлетним ребенком измотала.

— Интересно, конечно, увидеть новые места, — говорит Саша, — но нам с гидом не повезло. Она какая-то неопытная попалась, не смогла предложить ничего подходящего для отдыха с ребенком. Хотя уже в конце мы узнали, что неподалеку, оказывается, есть аквапарк.

Вообще вариантов для взрослых туристов много: можно было бы поехать на двухдневную экскурсию в местечко, где есть водопад, обезьяны и тигры без вольеров, рыбалка, где готовят то, что поймаешь. Там есть возможность купаться полдня и смотреть на дельфинов в открытом море. Или в романтическую поездку, тоже на два дня: в полном уединении, с ночевкой в бунгало на пляже — как в рекламе “Баунти”.

В одном из ближайших городков (там есть храм Джаганнатхи) Александре удалось увидеть колесницу — одну из тех, что участвуют в процессии на самом главном празднике Ратха-Ятра. Такие фестивали каждый год летом проходят во всех местах Индии, где есть подобные храмы, но самый крупный — в городе Пури. Обычно деревянным божествам Джаганнатхи, Баладевы и Субхадры поклоняются внутри храма, но в день фестиваля их провозят по улице, чтобы дать возможность увидеть божества всем желающим. В начале праздника раджа города Пури подметает золотым веником дорогу перед процессией, в которой около 4000 человек тянут каждую колесницу с божеством на канатах.

Божества перевозят в другой храм и оставляют там на неделю — их ежедневно одевают в новые одежды и кормят особыми рисовыми пирогами, которые называются “падапитха”. А после такой же процессией перевозят обратно в свой храм. Колесницы строят из особого дерева, каждый год новые, а в конце фестиваля их разрушают и раздают щепки на сувениры. Их хватает на всех, ведь главная колесница Джаганнатхи достигает 13 метров в высоту и имеет 16 колес диаметром два метра. В дни фестиваля в город съезжается полмиллиона паломников со всего мира. В далеком прошлом индусы часто бросались под колесницы — считалось, что тот, кто гибнет под их колесами, получает освобождение и возвращается в духовный мир. Говорят, что такое происходит и по сей день.

Это интересно(1)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *