По волнам моей паники-2

Читаем книги о вирусах

Продолжение. Начало в №15.

Фрагмент репродукции картины Полины Синяткиной “Не говори”.

Фрагмент репродукции картины Полины Синяткиной “Не говори”.

Сегодня я поделюсь впечатлениями еще об одной научно-популярной книге о вирусах. Она называется “Коронавирус и другие инфекции: CoVарные реалии мировых эпидемий”, автор Андрей Сазонов. Книга вышла в свет буквально месяц назад, уже в период пандемии. Сазонов — это псевдоним Андрея Шляхова, современного российского писателя, автора книг в жанре юмористической прозы, биографий и мемуаров.
Под псевдонимом “Андрей Сазонов” Андрей Шляхов пишет книги о еде и медицине. Писатель легко и иронично рассказывает о серьезных и даже страшных событиях, не забывая при этом напоминать читателю, что не стоит умирать от невежества, поддаваться панике и отрицать очевидные, сто раз доказанные факты.

Вирусы и птеродактили

“Отвлекитесь ненадолго от “Вселенской Коронавирусной Мегапандемии” и попытайтесь вспомнить, когда в последний раз вы читали или слышали об эпидемии малярии. Кто вспомнит точную дату, тот молодец и может взять с полки пирожок (если кто не понял, то это был прозрачный намек на то, что в наше богатое информацией время устраивать эпидемии и пандемии могут не только возбудители инфекционных болезней, но и журналисты с блогерами).
А между тем, в 2018 году, согласно данным Всемирной организации здравоохранения, во всем мире заболело малярией 228 миллионов человек, а умерло от нее 405 тысяч. И это при том, что, благодаря масштабным противомалярийным мероприятиям, за период с 2000 по 2015 годы смертность от малярии снизилась на 62 процента, а заболеваемость более чем на 50 процентов”.

Автор книги, конечно же, не ставит целью запугать и так уже пришибленного самоизоляцией и ограничительными мерами читателя. На мой взгляд, он предлагает нам пошире открыть глаза и понять: пандемии были и будут (ведь вирусы распространялись среди живых существ, когда человека еще и в помине не было, а на Земле жили только динозавры да птеродактили). Вопрос — как мы можем противостоять этой стихии и даже победить ее? Действительно — как? А каждый из вас знает ответ на этот вопрос — сидеть дома, мыть руки и исключить контакты. Ведь на самом деле нам повезло — не в эпоху Средневековья живем, с тамошними эпидемиями чумы, холеры, оспы и так далее.
А про эпидемии того времени Андрей Сазонов пишет захватывающе.

Шляпа от помоев

“Что касается быстроты распространения эпидемий в былые времена (любых эпидемий, а не только чумных), то этому способствовали такие факторы, как отсутствие необходимых знаний по профилактике заражения и антисанитария, в которой жили наши предки. Хуже всего дело обстояло в средневековой Европе, где антисанитария была просто чудовищной. Знаете ли вы, откуда в Европе взялась мода на широкополые шляпы? Широкие поля должны были защищать от выливаемых из окон нечистот. Раз уж это неизбежно (а нечистоты выливались сплошь и рядом), то пусть лучше грязь останется на шляпе, не запачкав лица и одежды. Мусор тоже было принято выбрасывать из окон или дверей на улицу, где его “убирали” дожди. Нуждается ли сказанное в комментариях? Вряд ли, и без них все ясно.

Кроме того, забота о чистоте тела еще в раннем Средневековье стала считаться в Европе греховной. С одной стороны, не стоило потакать таким низменным прихотям тела, как потребность в мытье, а с другой — неизбежное созерцание при этом собственного обнаженного тела могло вводить в искушение. Средневековые трактаты католических богословов советовали мыться как можно реже, а лучше всего — вообще не мыться, ибо здоровому телу это вовсе не требуется.
В те далекие времена между пандемиями чумы мир практически не отдыхал. Всю историю человечества, от момента его возникновения до ХХ века, можно охарактеризовать грубоватой фразой “не понос, так золотуха” — не успевала закончиться одна эпидемия, как начиналась другая.

Да, именно до ХХ века, а не до XIX и уж тем более не до XVIII. Просвещенный город Лондон, столицу Британской империи, в просвещенном XIX веке буквально истерзали эпидемии холеры, которые вспыхивали одна за другой. А чего еще можно было ожидать, если нечистоты из выгребных ям сбрасывались в Темзу, и оттуда же брали воду для питья? Но о холере позже, давайте сначала закончим с чумой”.

Зло с большой буквы

“Среди всех прочих бедствий чума, вне всякого сомнения, является наиболее страшным и самым жестоким. Ее, с полным на то правом, можно называть “Злом” с большой буквы, поскольку нет на земле зла большего, чем чума, и ничто не в силах с ней сравниться. На улицах и площадях, в церквях лежат трупы и картина эта настолько ужасна, что те, кто ее наблюдает, завидует мертвецам, для которых все страдания остались позади. Нет жалости даже к близким, потому что жалость опасна и неуместна. Дружба и любовь позабыты, все люди разобщены, родителям нет дела до детей, мужьям до жен, братьям — друг до друга”, — писал в XVII веке некий португальский монах, которому посчастливилось пережить очередную эпидемию чумы. Так оно и было: кругом трупы, которые некому хоронить, и живые завидуют мертвым, которые уже отмучились…”
Последним годом последней чумной пандемии стал 1959-й. Почему последним? Да потому что антибиотики и научные разработки по предотвращению распространения заболевания (в том числе и противочумная вакцинация) помогли обуздать чуму. Не уничтожить, а только обуздать, обратите внимание. Природные резервуары чумы продолжают существовать, но стоит только чуме поднять голову, как ее тут же по этой голове бьют.
Природный резервуар — долговременный хозяин патогенного (болезнетворного) организма. Резервуар обеспечивает патогену, как биологическому виду, возможность непрерывного существования. В зависимости от природного резервуара болезни человека делятся на антропонозы, где резервуаром является человек, и зоонозы, где резервуаром являются животные.

А вот натуральную оспу удалось извести начисто, потому что у ее возбудителя не было природного резервуара, он жил только в организмах больных людей.
В настоящее время вирус натуральной оспы существует только в двух лабораториях — российской и американской. Натуральная оспа, как и чума, относится к особо опасным инфекциям. Разница лишь в том, что чума убивает каждого третьего человека на охваченных ею территориях, а натуральная оспа — каждого третьего из заболевших. Ранее считалось, что натуральная оспа сопутствовала человечеству с древнейших времен и что оспа упоминалась в Библии.
Однако генетики установили, что вирус натуральной оспы человека произошел от вируса верблюжьей оспы около 2000 лет назад, то есть в начале нашей эры. Исторические данные этому не противоречат: первая из известных эпидемий натуральной оспы (именно натуральной оспы, если судить по описаниям) имела место в Китае в IV веке нашей эры. Видимо в Библии описывалась какая-то иная болезнь, сопровождаемая нарывами на теле, вполне возможно, что и бубонная форма чумы. Но нельзя исключить и того, что в древние времена вирус верблюжьей оспы, который в наши дни для человека опасности не представляет, мог поражать не только верблюдов, но и людей. Впоследствии же он изменился и стал таким, как сейчас. Впрочем, не так уж и важно, когда возникла оспа, важно то, что ее удалось полностью победить. И это пока что единственная окончательная и бесповоротная победа над болезнью в истории человечества”.
Что касается других инфекций, то тут люди делают все возможное, чтобы эпидемии и пандемии случались как можно чаще. И у автора книги есть убедительные тому доказательства.

Тень Эболы

“Как только человек “расправил плечи”, он сразу же начал преобразовывать природу и продолжает делать это по сей день. А любое вмешательство, будь то вырубка лесов, прокладка каналов, осушение болот или загрязнение окружающей среды, уничтожает привычные места обитания многих животных, являющихся носителями потенциально опасных для людей микроорганизмов. В поисках новых мест обитания животные могут мигрировать ближе к местам обитания человека, что повышает вероятность заражения.
Короче говоря, человечество делает все возможное для возникновения и распространения эпидемий (это была шутка, содержащая изрядную долю правды). В придачу ко всему сказанному, уж простите за повторение банальных вещей, люди ослабляют свою иммунную систему при помощи вредных привычек, гиподинамии, неправильного питания и переедания. Да и проживание в мегаполисах здоровья тоже не добавляет, отнюдь.

К факторам, способствующим возникновению и распространению эпидемий, можно добавить еще один, не просто социальный, а социально-политический. К сожалению, далеко не каждое правительство способно своевременно принимать правильные противоэпидемические меры (обратите внимание на то, что применительно к противоэпидемическим мерам “своевременно” так же важно, как и “правильные”, как говорится, хороша ложка к обеду). Очень часто меры принимаются с опозданием, носят половинчатый характер или же вообще проводятся спустя рукава.

За примерами далеко ходить не нужно. Можно вспомнить хотя бы эпидемию лихорадки Эбола в Западной Африке, начавшуюся в декабре 2013 года в Гвинее. Правительства стран Западной Африки не имели достаточного опыта борьбы с эпидемиями, то же самое можно сказать и о местных врачах. У некоторых стран не было средств. Различные национальные и международные организации направляли в Гвинею и соседние с ней страны средства и медицинский персонал для борьбы с эпидемией. Что же касается населения, в большинстве необразованного или малообразованного, то оно легко поддавалось панике, верило дезинформации и саботировало карантинные мероприятия. В результате эпидемия вышла за пределы Гвинеи и распространилась на Либерию, Сьерра-Леоне, Нигерию, Мали, Сенегал, Великобританию, Италию, Испанию и США (!). Длилась она более двух лет — лишь 29 декабря 2015 года Всемирная организация здравоохранения официально объявила об окончании эпидемии Эбола в странах Западной Африки.

Давайте ознакомимся с хронологией начала этой эпидемии.
В деревне Мелианду (префектура Гекеду в провинции Нзерекоре, находящейся на юге Гвинеи) 2 декабря 2013 заболел двухлетний ребенок. У него наблюдались такие симптомы, как лихорадка, кровавый понос и рвота. Каким образом заразился ребенок, выяснить так и не удалось. Ребенок умер 6 декабря 2013 года, успев заразить членов своей семьи. 13 декабря умерла мать ребенка, 29 декабря — его трехлетняя сестра, а 1 января умерла бабушка ребенка.
Четыре смерти в одной семье от одного и того же явно инфекционного заболевания должны были насторожить местных врачей и власти. Это еще не эпидемия, но очень тревожный сигнал. Можно предположить, что в Гвинее есть проблемы с оказанием медицинской помощи населению, но уж смерть граждан там должна регистрироваться в любом случае. И при этом нужно указывать причину смерти, хотя бы и предположительную.
При похоронах бабушки заразились жители деревни, деревенская повитуха заразила семью в соседней деревне, оттуда вирус перекинулся на третью деревню и в столицу провинции город Гекеду… Кроме населения, вирус прошел по цепочке медицинских работников. На начало марта число официально зарегистрированных смертей от непонятного заболевания перевалило за двадцать. И это только официально зарегистрированных!
Продолжение следует.

Это интересно(0)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *