Память не может быть короткой

Читаем книгу “Здесь 10 классов пройдено”

Фото из книги “Здесь  10 классов пройдено” датировано 1932 годом. Слева - здание школы,  на переднем плане справа - щит  с объявлением о наборе учеников.

Фото из книги “Здесь 10 классов пройдено” датировано 1932 годом. Слева — здание школы, на переднем плане справа — щит с объявлением о наборе учеников.

Когда я прочитала эту книгу, сразу захотелось позвонить моей учительнице русского и литературы Евгении Александровне Зверевой. А номера-то и нет. Потому решила написать письмо, открытое письмо. Оно из одного предложения: “Дорогая Евгения Александровна, спасибо Вам за то, что Вы есть!”

О школе. С болью

Евгения Александровна не писала эту книгу, но один из авторов, Владимир Горячкин, считает, что: “Тема истории школы написана мною в соавторстве с Женей, и это ее вклад в наш общий труд”. Женя — это Евгения Александровна Зверева. К 50-летию школы, а было это в 1980 году, она собирала материалы, поступающие в оргкомитет по проведению юбилея. Часть материалов — письма, газетные вырезки, фотографии, сочинения, рисунки — сохранились в домашнем архиве Евгении Александровны. И вот спустя столько лет снова пригодились для истории. Истории о школе, которой больше нет…

“В 2014 году выпускники 1954 года собрались в Кировске, чтобы отметить 60-летие выпуска средней школы №1. Нас собралось 13 человек. Немного, если учесть, что школу окончили в тот год три класса, или примерно 75 человек.

Город был занесен снегом, и ко многим домам можно было добраться только по узким снежным каньонам… К школе, занесенной сугробами высотой три метра, добраться было невозможно. Так и топтались мы некоторое время около родной и близкой, но такой недоступной школы, стены которой были задрапированы плотной материей с нарисованными на ней окнами. Огромное трехэтажное здание в самом центре промышленного города, давшее путевку в жизнь тысячам кировчан, оказалось полностью уничтоженным”.

Этими пронзительными словами Владимира Ильича Горячкина, одного из выпускников 1954 года, начинается книга “Здесь 10 классов пройдено”. Та встреча была немного грустной, но и судьбоносной одновременно. Дело в том, что бывшие ученики решили написать книгу воспоминаний о школьных годах, об учителях, о школьной дружбе.
Вместе с Владимиром Ильичем в создании книги участвовали его одноклассница Евгения Васильевна Савшак и выпускница 10Б класса 1954 года Александра Михайловна Столярова.

О школе. С любовью

Я окончила школу №1 в 1978 году, на 24 года позже авторов книги, но было такое впечатление, что они писали и про мою школьную юность. Наверное, дело в особенном духе “первой средней”, которым были буквально пропитаны стены школы. В особой атмосфере, которую создавали любимые учителя. Но в первую очередь для меня книга “Здесь 10 классов пройдено” стала еще одним источником знаний. Я прочитала так много нового о людях, которых я, как мне казалось, хорошо знала. Например, о Евгении Александровне.

“В материалах, которые сохранила Женя и которые оказались у меня в руках, ценность представляют воспоминания ее матери и моей любимой учительницы Олимпиады Кондратьевны Зверевой, — пишет Владимир Горячкин. — В начале войны она только начинала свою трудовую деятельность после окончания педагогического училища в Мурманске. Записки настолько подробны и интересны, что мне захотелось записать все, но я понимаю, что это невозможно…”

Владимир Ильич постарался изложить записки короче, но близко к авторскому тексту. И даже в укороченном варианте они бесценны для истории. Мама моей любимой Евгении Александровны, до того как стать учительницей в первой школе, сама училась в ней. Окончила семь классов и поступила в педагогическое училище. Это учебное заведение она окончила 21 июня 1941 года. Олимпиаду Кондратьевну и ее подругу распределили на работу в детский дом в Палкину Губу, что под Кандалакшей. Но перед тем как отправиться на работу, девушки поехали домой, в Кировск, а сойдя с поезда на станции Апатиты, услышали по радио речь Молотова и узнали, что началась война.

Олимпиаде Кондратьевне пришла путевка из домоуправления, предписывающая ей работать на строительстве аэродрома в поселке Титан. Это был непосильный ежедневный труд с утра до ночи, как пишет Владимир Горячкин. Оборонные работы закончились, и Олимпиада Кондратьевна по направлению райкома комсомола пошла работать санитаркой в госпиталь. А госпиталь был развернут в стенах ее родной школы №1. На первом этаже размещалось хирургическое отделение, в кабинете директора, завуча и канцелярии разместили операционную и рентген-кабинет. В классах — палаты на 18-20 человек. Спортзал — приемный покой.

У госпиталя был свой огород, и, по воспоминаниям Олимпиады Кондратьевны, там выращивали неплохой урожай капусты и картофеля…
На долю Олимпиады Кондратьевны и ее подруг выпало столько испытаний, что не каждый мужчина выдержит. А они выдержали.

Физрук

Благодаря воспоминаниям Владимира Горячкина я только сейчас узнала подробности биографий некоторых учителей нашей школы. Теперь я знаю, кто дал прозвище Саня-Ваня физруку.

“Одним из самых близких нам учителей, с которым мы были в очень дружеских отношениях и который многому нас научил, был преподаватель физкультуры Александр Иванович Петров. Между собой мы его называли любовно Саня-Ваня. С ним мы пропадали в спортзале школы даже во время каникул, где он нас учил играть в волейбол и баскетбол… Особенной слабостью и страстью Александра Ивановича были лыжи. Редко кому из нас удавалось улизнуть с уроков физкультуры, если они были связаны с лыжами”.

Ох уж эта любовь к лыжам в нашей школе! Будь ты хоть трижды отличником, но уроки физкультуры на лыжах посещать был обязан. Даже мы с моей школьной подружкой Маринкой, абсолютно неспортивные натуры, поклонницы математики, в девятом классе попали на лыжный пробег Кировск — Апатиты. Вернее, так — учитель физкультуры (это уже был не Саня-Ваня) записал нас в команду школьников, чтобы участвовать в соревнованиях на призы газеты “Кировский рабочий”. Вот где было испытание для всех систем организма. Но мы добежали, не сдались, и это был один из лучших моментов моей жизни!

Вернусь к книге и воспоминаниям. Я узнала, что Александр Иванович Петров был героической личностью. Он воевал в самом страшном месте обороны Мурманска — Долине смерти. Не раз был ранен. Участвовал в освобождении поселков Луостари, Петсамо и города Киркенеса. Александр Иванович был участником исторической встречи на реке Эльба. Он начал войну 22 июня 1941 года, дошел до Берлина и расписался на стене Рейхстага. А 24 июня 1945 года участвовал в Параде Победы. Вот каким был наш скромный учитель физкультуры!

Тетя Женя

В книге есть еще одно дорогое для меня имя — Евгения Андреевна Тейшер, учитель географии.
“Высокая, прямая, худая и нескладная, она походила на типичную классную даму. Но у нее были такие умные и выразительные глаза, что в ее присутствии нам и в голову не приходило шкодничать, — вспоминает Владимир Ильич. — Строгости в ней абсолютно не было, но мы никогда не нарушали дисциплину на ее уроках. Может быть, и нарушали, но я не помню. Наверное, все же нарушали, иначе почему у нее так дрожали руки и она так часто курила? Наверное, мы, как и такие же лоботрясы до нас, попили много ее кровушки. Да и сама жизнь, выпавшая на ее долю, была совсем не легкой”.
О Евгении Андреевне вспоминает и Александра Михайловна Столярова.

“Нашего преподавателя географии, Евгению Андреевну Тейшер, мы любили по-настоящему… На уроках географии она иногда отвлекалась от темы и объясняла разные жизненные ситуации, которые всегда были к месту. Ведь мы учились в трудное послевоенное время и нуждались в поддержке старших”.

Евгения Андреевна Тейшер не была моей учительницей, я ее называла “моя ленинградская старушка”. Хотя даже в 80 лет на “старушку” она совсем не была похожа. Вместе со старшей сестрой Натальей Евгеньевной она принимала меня в своей огромной квартире на набережной Кутузова в Ленинграде. В их дом я попала благодаря моей свекрови, близкой подруге семьи Тейшер. Об этой квартире Владимир Ильич Горячкин тоже вспоминает в книге. Пишет, что она была огромной, похожей на продолжение одного из залов Эрмитажа. И это действительно так. Но комната тети Жени, как она просила ее называть, совсем не была похожа на музей. Наоборот, казалось, что тетя Женя сторонится всего антикварного. Даже люстра в ее комнате была из обычного магазина. На большом письменном столе стоял хороший проигрыватель. Тетя Женя собирала миниатюрные статуэтки из стекла, в основном собак. Курила всегда папиросы “Север”. И да, у нее очень тряслись руки, но совсем не из-за шалостей учеников. Тремор был связан с болезнью, которая усугублялась. В последние годы она даже ложку не могла в руке держать, но больше всего ее огорчало, что она не могла сама писать письма.

И еще я знаю, что тетю Женю на самом деле звали Евгения Евгеньевна, а не Андреевна. Как она сама говорила: “Детям трудно выговаривать Евгения Евгеньевна, вот я и заменила на Андреевну”. Меня она попросила называть ее тетя Женя, тоже для легкости произношения. В отличие от старшей сестры — Натальи Евгеньевны. Та никакого панибратства не допускала. Но это не мешало мне любить и уважать обеих сестер. Моих спасительниц в самые тяжелые дни моей студенческой жизни.

Память не горит

Евгения Васильевна Савшак, еще один автор книги “Здесь 10 классов пройдено”, нашла очень образное сравнение наших отношений с памятью. Одна из глав, которую написала Евгения Васильевна, называется “Несгораемый сейф памяти”.

“Перефразируя советского поэта Вадима Шефнера, скажу: у каждого из нас есть “Несгораемый сейф памяти”. В нем хранится самое сокровенное, самое-самое… И открываешь его далеко не каждый день, а только в особых случаях. Встреча с одноклассниками всколыхнула воспоминания о безвозвратном и далеком детстве, о школьных годах”.

А мой “сейф памяти” открылся после вашей книги, уважаемые выпускники средней школы №1 1954 года. Спасибо вам за это. Так тепло на душе становится, когда вспоминаешь любимых учителей и одноклассников! Да даже не очень любимых все равно вспоминаю только добрыми словами. Нашей школы больше нет в физическом смысле, но виртуально она все же существует. Ее история — это наша память. И пусть она не будет короткой.

К сожалению, книга “Здесь 10 классов пройдено” выпущена небольшим тиражом — 100 экземпляров. Но ее можно прочитать в Интернете на сайте kolanord.ru

Это интересно(4)(0)

1 Комментарий

  1. Ольга Герчина:

    Оля, спасибо! Хорошо написала)) Я тоже прочитала эту книгу и много думала потом о своей школьной жизни. Ностальгируй еще!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *