Милая моя, любимая!

Апатиты. В детском доме накануне Дня матери встречали чаем и пирогами приемных матерей

48-14-1“Мои мальчишки вчера прибежали с криками:
“Мама! Мы сами макароны сварили и с яйцами их поджарили, пойдем, попробуешь!”
“А мне Ира сшила ночную рубашку с кружевами. Очень красиво получилось, швы такие аккуратные. Еще у нас в учебе прогресс, по русскому и литературе за четверть пятерки принесла, представляете?”
“А мы Алеше баян купили…”

 

Вот такие разговоры можно было услышать в субботу в небольшой гостиной службы сопровождения приемных семей “Перекресток” при детском доме имени Виктора Булычева.

Что меняет детей

Педагоги службы организовали для мам, которые воспитывают приемных детей, и опекунов посиделки с чаем, сладостями, домашней выпечкой и негромкой музыкой. Женщины делились новостями, советами, проблемами, говорили с психологом. Да и просто отдохнуть, ведь каждый их день — это работа, домашние заботы, уроки или занятия, вопросы-ответы с утра до ночи.

С педагогом-психологом Ольгой Кашликовой мамы обсуждали результаты тестов. Говорят, с их помощью на своих детей можно посмотреть как бы со стороны и понять — что изменилось, какие проблемы остались, что беспокоит детей. Ольга Викторовна результатами довольна: жизнь в семье, забота, поддержка и любовь меняют детей иногда даже за несколько месяцев.

— Знаете, у нашего Виталика была такая проблема, — рассказывает Наталья, мама большой приемной семьи. — Он совершенно не умел просить прощения, никак у него не получалось произнести эти слова: “прости, пожалуйста”. И тогда мы с мужем придумали семейную почту. Сделали специальный почтовый ящик, каждую неделю одного из детей назначали почтальоном. И через полтора-два месяца муж получил от Виталика письмо: “Папа, извини меня”.

Трудно, но легко

С кем-то из мам я уже встречалась на мероприятиях “Перекрестка” раньше, с другими только познакомилась. Удивляет их смелость и способность полюбить, принять чужих детей, как своих, жить их интересами, решать их проблемы, радоваться успехам. Каждая из них рассказывает, как поначалу и отговаривали, и осуждали даже близкие люди, не говоря уж о соседях или коллегах.

— Ужасно обидно, когда мы слышим за спиной — из-за денег взяли ребенка, — делится Валентина. — Да разве в деньгах дело? Если уж на то пошло, никто не оплатит нам покупки, которые считаются мелочами: канцелярские товары, колготки, носки.

Взять приемного ребенка — серьезное и во многом сложное решение. Но к нашей семье оно пришло легко. Свои дети выросли, им уже за тридцать, живут отдельно, наш с мужем дом опустел. Остались работа и дом, превращать себя в приложение к домашнему халату не хотелось.

Я работаю в детском учреждении, и приемную дочь Иру знаю с первого класса. Она меня почему-то сразу выделила и называла всегда “Михална, милая моя, любимая”. Когда началась реорганизация нашего заведения, часть детей отправили в Оленегорск. И Иру должны были… Я к мужу бегом, говорю: мы Иру теряем! Вот так и осталась она у нас в семье.

В службе сопровождения меня предупредили, что заметные результаты, улучшение мы заметим года через полтора. Но все случилось гораздо раньше, даже тяжелый диагноз, который медики поставили девочке в раннем детстве, теперь сняли. Она у нас и ноутбук освоила, и книгу электронную, ходит в бассейн, участвует в соревнованиях, гуляет с собакой. Ира чувствует поддержку, понимает, что мы ее в обиду не дадим. У нее есть семья — я, муж, наш сын. А как она всех нас взбодрила! Захотелось жить по-новому, летать.

Профессия — мама

— Вот, уже звонят мои! — улыбаясь, говорит Наталья. — На пару часов согласились отпустить, но сейчас у нас дома будет генеральная уборка, без меня не начнут — это же целое мероприятие.

Наталью дома ждут муж и дети: родной сын и трое приемных. Приемная мама — это ее профессия. И сейчас Наталья думает, что в семье должно появиться пополнение — маленькие мальчик и девочка. Об этом и другие дети просили родителей.

— Я не могу вам сказать, сколько у меня всего детей, — продолжает Наталья. — У нас есть несколько ребят, которые уже выросли, кто-то отслужил в армии, один вот сейчас служит. Они, как говорится, выпустились из приемной семьи, живут самостоятельно, но продолжают приходить, звонить, на праздники цветы мне приносят, помогают, если нужно.

Собственно, дети и создали нашу семью. Я жила в одной из южных областей, а муж со своими приемными ребятами приезжал туда отдыхать из Апатитов. Мы общались не один год, и меня поражало, как он относится к детям. Несколько лет назад мы поженились, и я с сыном переехала на Север. За эти годы мы привыкли жить большой семьей, хотя истории наших детей, как правило, грустные, со слезами, но и с большими радостями тоже.

Не буду про всех говорить, расскажу про Васю. Он был такой несуразный, напуганный, несчастный. От мальчика отказались сразу после рождения, он попал в Дом ребенка, следом в детский дом, а потом несколько лет жил в приемной семье. Семью эту закрыли за жестокое обращение с детьми. Дети оказались здесь, в апатитском детском доме. Я увидела их в поликлинике, посмотрела на Васю, и сердце сжалось.

Обратилась в “Перекресток”, педагоги рассказали мне историю Васи, и я поняла, что мимо пройти не смогу точно. Помимо тяжелейшей психологической травмы, у Васи целый набор диагнозов — он пережил внутриутробную травму. Было трудно, мы прошли через множество проблем, боролись с воровством, поднимали самооценку, и сейчас его не узнать. Трудно поверить, что в детстве он боялся физических нагрузок, — сейчас катается на лыжах, велосипеде, ходит на каток. И ростом под два метра. Помогает во всем, говорит — не важно, какой труд, главное, что вместе.

“Перекресток” придет на помощь

Педагог  “Перекрестка” Татьяна  Рябишникова показала  трогательные семейные гербы, которые  нарисовали дети.

Педагог
“Перекрестка” Татьяна
Рябишникова показала
трогательные семейные гербы, которые
нарисовали дети.

У Евгении совсем другая история. Ей с мужем, людям молодым, у которых пока нет своих детей, после гибели родных внезапно пришлось стать родителями двоих мальчиков — племянников Жени. Ребята-подростки, всю жизнь прожившие в карельском поселке, с большим трудом адаптировались после смерти родителей и переезда в Апатиты.

— Мы просто поражаемся, честно, их терпению, доброте, — говорит Ольга Кашликова. — Женя с мужем всегда вместе, помогают друг другу и ребятам. Им труднее многих, тех, у кого есть свои дети, какой-то опыт. Но за два неполных года удалось найти и общий язык с племянниками, и общие интересы. Хотя проблемы остаются, мы пытаемся помочь опекунам и детям, чем можем.

В “Перекрестке” стараются устраивать встречи и для родителей, и для детей. Недавно с детьми провели на базе отдыха туристический слет, перед новогодними праздниками опять собрались на базу, на семейный выезд с пирогами и чаем. А еще в службе постоянно проходят тренинги и занятия. Психологи и преподаватели готовы всем желающим помочь и делом, и словом. Потому что они знают точно, как много значит для ребенка любящая семья.

Это интересно(0)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *