“Я жду открытия границы”

Киркенес. Мэр соседней с Мурманской областью коммуны Сер-Варангер Руне Рафаэльсен получил награду от Владимира Путина

Общаться с мэром Киркенеса Руне Рафаэльсеном - сплошное удовольствие: он остроумен, точен в формулировках, внимателен и доброжелателен. Горожане часто здороваются с ним за руку, а к туристам он подходит сам со словами: “Здравствуйте, я - мэр, добро пожаловать!” Фото Натальи Черновой.

Общаться с мэром Киркенеса Руне Рафаэльсеном — сплошное удовольствие: он остроумен, точен в формулировках, внимателен и доброжелателен. Горожане часто здороваются с ним за руку, а к туристам он подходит сам со словами: “Здравствуйте, я — мэр, добро пожаловать!” Фото Натальи Черновой.

Мы общались с Руне Рафаэльсеном в середине февраля, когда Киркенес встречал гостей очередного “Баренц-спектакля” и Киркенесской конференции. Тогда городок в 15 километрах от российской границы был переполнен туристами: из Азии, Европы и США. Руне принимал нашу группу журналистов в своем кабинете в мэрии, рассказывал о планах — абсолютно грандиозных! А спустя три месяца его имя появилось во множестве российских СМИ: в начале мая он получил Орден Дружбы от президента России.

40 лет работы для дружбы

Кто же такой — господин Рафаэльсен? Его имя и внешность хорошо известно всем, кто интересуется трансграничным сотрудничеством на севере Норвегии, он — фигура значимая, настоящая медийная персона, личность, без влияния и участия которой были бы невозможны многие международные проекты в самых разных областях: культурных, деловых, экологических.

В начале 80-х после окончания университета Руне Рафаэльсен работал учителем в поселке Нейден, затем — в Киркенесе. Чуть позже при его участии начинались межшкольные контакты ребят из Киркенеса и соседних российских городов — Никеля и Заполярного. В 1997 году Рафаэльсен стал работать в Баренц-секретариате и возглавил его в 2002 году. Он хорошо помнит времена начала сотрудничества в Баренц-регионе, Киркенесскую конференцию 1993 года, планы и опасения, которые сопровождали начало новой приграничной жизни.

Руне Рафаэльсен всегда подчеркивает, что он против навязывания собственного мнения по обустройству жизни в другом государстве — никто не имеет права учить соседей, как жить, навязывать: “делай, как мы”. Он придерживается мнения, что при любых противоречиях между столицами, на Севере нужен собственный диалог. Ведь человеческие контакты здесь всегда были особыми, люди держались друг за друга, помогая выжить. Мэр, кстати, предполагает, что примерно 10 процентов населения Киркенеса говорит по-русски, а уж названия улиц, написанные кириллицей, давно никого не удивляют, хотя это единственный город в Норвегии с такой особенностью.
Осенью 2019 года в Сер-Варангере отмечали 75-летие освобождения Восточного Финнмарка Красной армией. Сюда приехало множество гостей, включая премьер-министра Норвегии Эрну Сульберг и министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова. Руне Рафаэльсен говорил тогда, что дата важна не только как память о прошлом, но и как напоминание для будущих поколений. А Орденом Дружбы он был награжден в преддверии Дня Победы, 7 мая — за большой вклад в укрепление сотрудничества между народами России и Норвегии. До него такую награду в 2011 году получал Эйвинд Нордслеттен, генеральный консул Норвегии в Мурманске.
Мы связались с Руне Рафаэльсеном, поздравили его с наградой. Он ответил:

— Я благодарен и горжусь тем, что получил Орден Дружбы от президента Путина. Я рассматриваю эту награду как признание всей работы людей по обе стороны границы, направленной на содействие реализации отношений между Россией и Норвегией. Что касается меня лично, то я всегда работал и занимался продвижением сотрудничества людей двух народов — России и Норвегии. Считаю, что хорошее международное сотрудничество никогда еще не было так важно, как сегодня. Продолжающаяся пандемия коронавируса может быть решена только с помощью международного примера. И я уверен, что нам нужно будет еще больше трансграничного сотрудничества, а не меньше, с нетерпением жду открытия границы и того, что у нас будет нормальный товарообмен и визиты людей!

Крошечный город всегда был точкой притяжения -  для разных людей из разных стран и их проектов. Фото Натальи Черновой.

Крошечный город всегда был точкой притяжения —
для разных людей из разных стран и их проектов. Фото Натальи Черновой.

Планы были огромные….

Сейчас жизнь в самой северной коммуне Норвегии замерла. Исчезли азиатские туристы и российские гости. Здесь с начала марта было два заболевших COVID-19, оба поправились.
Вместе со всей страной, Киркенес пережил антивирусные меры и понемногу приходит в себя. Работают магазины и аптеки, можно купить стройматериалы, если задумал сделать ремонт, но учебные заведения и детские сады в апреле были закрыты. Бассейн останется на карантине еще примерно месяц, поэтому жители города весну проводят, катаясь на лыжах и на велосипедах.

Некоторые кафе в Киркенесе работают по несколько часов каждый день, бары закрыты, обанкротились два популярных ресторана в самом центре — “Surf & Turf” и “Salt”. Не работает гостиница “Scandic”: мы жили тут много раз, она всегда была полна туристами, деловыми людьми, участниками разных встреч и конференций. Теперь сотрудники гостиницы распущены по домам… Сегодня закрылись все предприятия туристической направленности, по всей Норвегии. Но государство оказывает помощь из “Фонда будущих поколений” всем — и бизнесу, и отдельным гражданам: возмещает полную зарплату за четыре недели вынужденного простоя, затем наступает время выплаты пособий по безработице — это 65 процентов от обычной зарплаты в течение 80 недель.
Думаю, спустя какое-то время многое здесь возобновит работу. Ведь перед самой пандемией мы беседовали с Руне о планах по развитию Киркенеса, а также Рованиеми и Мурманска. И о том, насколько важны для маленького городка крупные международные мероприятия. Я задала тогда господину мэру вопрос, какие средства расходует муниципальная казна на проведение такого фестиваля, как “Баренц-спектакль”? Согласно ли местное сообщество с этими расходами, и получает ли город больше, чем тратит?
Руне Рафаэльсен отвечал:

— Муниципалитет выделяет на “Баренц-спектакль” 250 тысяч крон, при том что общие затраты около пяти миллионов крон. Да, мы тратим на это деньги, но муниципалитет очень многое получает обратно в качестве заработка, а также событие хорошо отражается на местном бизнесе. Если мероприятие интересное, то на него приезжают художники, артисты, журналисты, зрители — им всем нужно где-то спать и что-то есть: это хороший доход для частного бизнеса и города в виде налоговых поступлений.

На вопросы о туристах из Азии, а их в феврале было множество, господин мэр рассказал, что в конце 2019 года у одного из операторов Южной Кореи были планы привезти зимой 2021 года 40 групп туристов: в Мурманск с посещением Киркенеса. Началось обсуждение решения закольцевать маршрут по точкам Мурманск-Киркенес-Рованиеми и всем получать туристическую выгоду.

Интересно, что финны планируют преобразовать деревню Санта-Клауса в Республику Санты, провести к ней железнодорожную ветку от аэропорта и выйти на показатели 12 миллионов посетителей в год.

— А есть противники туризма, те, кто недоволен наплывом людей?

— Конечно! Есть люди, которые против всего вообще. Но туризм — это выгода, это экономический рост и регионы от него только выигрывают. При этом не надо забывать, что туристов мы отвозим на те территории, которые нам самим не очень интересны. А лучшее мы оставляем для себя!

— Скажите, а чем еще, кроме туризма, живут люди в коммуне. Какие иные перспективы есть у Киркенеса?

— Здесь живет чуть больше 10 тысяч человек. У нас шесть тысяч рабочих мест, половина из них — частный сектор, половина государственный. В государственный входят бюджетники — врачи, учителя, муниципалитет, на который работает больше тысячи человек. Много людей работает на военную сферу, в полиции, таможне. Годовой бюджет коммуны — миллиард крон (примерно семь миллиардов рублей) на 10 тысяч человек. Я говорил с мэром Мурманска — годовой бюджет там не намного больше, чем бюджет Киркенеса. Хотя сравнивать некорректно, у нас ведь все дороже. Но денег много. И, конечно, большой частный бизнес здесь рассчитан на туризм. Хотя для нас это очень странно, потому что Киркенес был всегда индустриальным моногородом.

Действительно, здесь расположен рудник “Сюдварангер” — железорудные шахты, которые были закрыты пять лет назад. И вот, в ближайшее время Киркенес ожидал инвестиционного решения от американской компании “Ореон” — при положительном решении в 2021 году производство возобновилось бы, обеспечив минимум 400 рабочих мест на 20 лет вперед. А еще планировалось построить два новых отеля в Киркенесе.

— И, конечно, мы ждем, что будет дальше с Севморпутем, потому что хотим развивать порт. Но важно, как поведут себя другие игроки — Россия, Япония, Китай, Южная Корея… А пока я использую громкие слова и говорю, что Киркенес должен стать арктическим Сингапуром. Ожидания на будущее у нас большие. Что-то случится или не случится, от чего-то откажемся, но важно всегда иметь хорошие планы!

И да, что-то случилось… Каким станет Киркенес и Финнмарк в целом, покажет время. А мы поздравляем Руне Рафаэльсена с большой наградой, ждем новых встреч с ним и его интересным и дружественным городом!

Это интересно(2)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *