Туристов на Варзуге больше, чем рыбы

Почему в самой богатой реке области пропал лосось?

В старые времена жители Кольской земли были очень разборчивы в рыбе. Так говорят историки. Самой плохой семгой называли понойскую. Умбская и кандалакшская полтора столетия назад казалась людям слишком жесткой. Лучшей считалась семга из Варзуги…

Виноваты браконьеры

Кольский полуостров — одно из немногих мест в мире, где сохранились естественные популяции атлантического лосося. С начала 2000-х годов запасы атлантического лосося в России сократились в десятки раз. Из пяти промысловых районов, где ловили “царскую” рыбу, остались только два — Архангельский и Мурманский. При этом промышленная добыча лосося в Мурманской области сократилась за пятьдесят лет с 1000 тонн в год в 60-х до 26 тонн в 2017 году.

Раньше, когда рыба шла на нерест, даже в церквях в колокола не звонили - боялись спугнуть. Фото Юлии Короткой

Раньше, когда рыба шла на нерест, даже в церквях в колокола не звонили — боялись спугнуть. Фото Юлии Короткой

Так в чем же причина? Если у норвежцев главная угроза для семги — это сбегающая из садков рыба, которая ухудшает генофонд и распространяет болезни среди своих собратьев, то в Мурманской области основная причина — браконьерство.

Больше всего запасы рыбы сократились в реках, впадающих в Белое море. Раньше в них добывали до 400 тонн семги в год, при этом в Варзуге — до 50 процентов объема из всего улова. В 2016 году промышленная квота на добычу лосося составляла всего 26 тонн, но даже ее рыбаки не смогли освоить. По оценкам сотрудников ПИНРО и Петрозаводского государственного университета, до 90 процентов атлантического лосося в Варзуге и ее притоках добывается браконьерами. Средняя численность стада в реке обычно составляла около 100 тысяч особей, хотя в отдельные годы бывало и до 200 тысяч. Для сравнения, в 2017 году в реку зашло всего пять тысяч особей.

— Очень долго Варзугу защищала ее труднодоступность, — объясняет председатель правления фонда “Мурманский лосось” Валерий Иркашев. — Теперь же техника позволяет всем желающим легко попасть в верховья реки. Сейчас у туристов появилось новое популярное развлечение — сплав по реке. Мало кто может устоять перед соблазном забросить спиннинг во время такой прогулки. На мой взгляд, этот “неконтролируемый” с точки зрения охраны природы, туризм — не что иное, как бытовое браконьерство.

Валерий Иркашев, житель Варзуги, много лет был государственным инспектором, теперь рыбу охраняет как общественник. Фото Юлии Короткой

Валерий Иркашев, житель Варзуги, много лет был государственным инспектором, теперь рыбу охраняет как общественник. Фото Юлии Короткой

Семга рождается в реке, проводит здесь первые два года жизни. Затем она отправляется в море, где быстро набирает массу. А спустя еще четыре года взрослая рыба возвращается в родную реку, чтобы обзавестись потомством.

Раньше лов на нерестилищах был строжайше запрещен. Даже наши предки, не обладая научными сведениями, четко понимали: рыбу, которая идет на нерест, ловить нельзя.

— Стоящая на нерестилищах семга становится легкой добычей, — продолжает Валерий. — Охраняя свои гнезда, она хватает любую приманку. Каждый думает, что, поймав одну-две таких рыбки, не нанесет большого ущерба. Но, по оценкам экспертов, в сезон только по Варзуге проходят до десяти тысяч туристов-сплавщиков. А средняя численность стада — пять тысяч…

Опыт Камчатки

400 сетей общей длиной почти 20 километров, более 40 лодок и 20 лодочных моторов — таков “улов” рыбоохраны с участием общественных инспекторов за год работы на одной реке. Только цифры не наши, а камчатские. Столкнувшись с такой же проблемой, власти Камчатского края решили, что самый эффективный способ защитить рыбу — привлечь “законных” рыбаков. Их объединили в ассоциацию, а уже она попросила местных жителей о помощи, обеспечила их необходимым снаряжением, топливом, связью и отправила помогать государственным инспекторам. В итоге через год интенсивной работы на реке Большой Камчатского края ученые впервые за много лет зафиксировали рост поголовья тихоокеанского лосося.

Ловить рыбу на Варзуге имеют право только те, кто купил лицензию. Фото Юлии Короткой

Ловить рыбу на Варзуге имеют право только те, кто купил лицензию. Фото Юлии Короткой

— Вместе с сотрудниками Баренц-отделения Всемирного фонда дикой природы мы съездили на Камчатку, — поделился Валерий Иркашев. — Изучив опыт коллег и посмотрев на их результаты, мы поняли, что природоохранные фонды при поддержке местных жителей могут исправить ситуацию с браконьерством и создать необходимую охрану лососевых рек. Однако мы с WWF можем только запустить процесс, но без финансовой помощи коммерческих структур, которые являются пользователями реки, у нас ничего не получится.

Продолжение в следующем номере.

Это интересно(1)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *