Военная база стала отелем | "Дважды Два Апатиты", городская новостная газета

Военная база стала отелем

Апатиты - Буден. Как мы навещали в Швеции город-побратим

Буден — шведский город-побратим Апатитов, и в начале 90-х мы были очень тесно связаны. Шведы часто приезжали в наш город, привозили гуманитарную помощь, помогали, чем могли — больнице, школам, людям. Наши, апатитские тоже ездили в город-побратим: то с выставками, то с концертами, на соревнования или на каникулы.

“Военная запретная зона.  Доступ запрещен иностранцам”.  Теперь запрет отменен. Фото Юлии Короткой

“Военная запретная зона. Доступ запрещен иностранцам”. Теперь запрет отменен. Фото Юлии Короткой

Прошло больше двух десятков лет, и близость ослабла. Наши города погрузились в решение собственных проблем. В Будене закрыли военную базу, закрыли больницу, в городе поселилось много беженцев. В Апатитах тоже закрыли больницу, население города стало уменьшаться, а количество пустующих домов увеличиваться. Там что в чем-то наши судьбы похожи…

В столовой, лазарете и кабинете дантиста в гарнизоне нас встретили... люди. То есть манекены. Смотритель говорит: у каждого есть свое имя. Фото Юлии Короткой

В столовой, лазарете и кабинете дантиста в гарнизоне нас встретили… люди. То есть манекены. Смотритель говорит: у каждого есть свое имя. Фото Юлии Короткой

Впрочем, не все так упадочно и здесь, и там. В Будене до сих пор базируется гарнизон шведской армии, и армия — крупнейший работодатель в городе. В связи с сокращением численности вооруженных сил, население города также сократилось на две тысячи человек за последние десять лет — сейчас тут проживает около 20 тысяч человек.

Зато для привлечения туристов в Будене построили “Нордпулен” — самый северный и, по слухам, самый лучший аквапарк в Швеции, с несколькими бассейнами, аттракционами, джакузи, саунами и массажем, а также открытой чашей с подогревом.

Завлекают туристов и военным прошлым — экскурсиями по гарнизонам. Нам удалось побывать в одном из них.

Но вначале немного истории.

Буден начал превращаться в оборонительный центр Северной Швеции еще в XIX веке. Здесь построили пять фортов, чтобы, в случае надобности, остановить или сдержать неприятеля с востока, в случае надобности. Неприятель — Российская империя, в состав которой входила тогда Финляндия, имеющая на севере общую границу со Швецией. Именно расширение железнодорожной сети рядом с Буденом привело к повышению стратегической ценности Северной Швеции и появлению крепости. Хотя строительство основных фортов было закончено в 1908 году, многие из опорных укреплений не доделали еще к началу Первой мировой войны.

В столовой, лазарете и кабинете дантиста в гарнизоне нас встретили... люди. То есть манекены. Смотритель говорит: у каждого есть свое имя. Фото Юлии Короткой

В столовой, лазарете и кабинете дантиста в гарнизоне нас встретили… люди. То есть манекены. Смотритель говорит: у каждого есть свое имя. Фото Юлии Короткой

Кроме пяти фортов, на возвышенностях рядом с Буденом соорудили 40 бункеров для пехоты, а во время Второй мировой войны добавили и противотанковые огневые точки, дополнительные бункеры и укрытия, а вокруг крепости и самого города были расставлены десятки километров особых заграждений — драконьих зубов.

Однако в связи с окончанием холодной войны и уменьшением угрозы со стороны Советского Союза старая крепость больше была не нужна, ее стали выводить из эксплуатации. Последний форт закрыли 31 декабря 1998 года. Все пять фортов, а также некоторые вспомогательные сооружения шведское правительство объявило историческими зданиями, их пообещали сохранить для истории.

Один из таких фортов, Рёдберг (Красная гора), летом работает как музей и отель — здесь можно даже переночевать и перекусить. Вот в нем мы и побывали.

От центра города до крепости примерно шесть километров, летом дорога доставит одно удовольствие, да и форт манит издалека — его видно из города. Единственные ворота в форте ведут в каменный узкий двор, высеченный в огромной скале, и только из него можно попасть во внутренние помещения.

— После окончания холодной войны в форте уже не было гарнизона, только технический персонал и охранники — всего несколько человек, — говорит экскурсовод. — И собаки. Ночью ров охраняли именно они. Клички у животных были специфические: Виски, Джин, Бренди, но Водкой ни одну из собак не назвали, потому что именно против России строилась эта крепость.

После этой истории гид нажал на кнопочку рядом с воротами, и мы услышали записанный лай стаи собак.

Форт вырублен прямо в горе, его окружают три каменных коридора, а с четвертой стороны — крутой склон. Высота главного коридора — 18 метров, именно через него мы и попали внутрь крепости. Коридоры делали используя буровзрывной способ. Вручную бурили скалу, глубина скважины достигала одного метра, туда закладывался динамит, а потом взрывали. А вот при строительстве внутренних помещений использовали только так называемый черный порох, чтобы избежать появления трещин и сохранить монолит скалы.

Здесь есть ощущение, что солдаты покинули  казармы лишь вчера. Фото Юлии Короткой

Здесь есть ощущение, что солдаты покинули казармы лишь вчера. Фото Юлии Короткой

Первое место, куда нас привели — госпиталь, с палатой и двумя кабинетами. Первый, самый важный с точки зрения обороноспособности, — стоматологический, а за ним хирургический.

Далее расположены казармы. Напротив ружейных пирамид — умывальники: оружие надо брать только чистыми руками. Вода из кранов течет и сейчас — специально проверяли. Но не всякая вода хороша, когда ты спишь, грубо говоря, в пещере, хоть и военной. Из-за повышенной влажности у солдат постоянно отсыревали матрасы, пока не догадались набивать их не сеном, а конским волосом.

Показали нам и секретную комнату, куда даже не всем офицерам вход был разрешен во время учений. Здесь располагался штаб гарнизона. Специалисты рассчитывали траектории пуска снарядов. Для расчетов применяли специальные таблицы и справочники.

И как же без столовой и кухни? Каких приборов в ней только нет: гигантский аппарат для нарезки колбасы, большие венчики, многолитровые кастрюли, кофейники, миксеры, огромные печи, картофелечистки. Вся обеденная посуда — фаянсовая, на многих тарелках — символ королевской власти, три короны. Далее — центр управления и клуб. Кстати, сейчас его используют как конференц-зал. Мы специально остановились и у комнаты №31.

— Как вы думаете, что за этой железной дверью? — спросил нас экскурсовод.

— Тюрьма? Комната отдыха? Продуктовый склад? — начали гадать мы, но не отгадали.

В этой комнате действительно был склад, но… спиртных напитков. Для поднятия боевого духа, в случае военных действий. Но так как войны не случилось, крепкие напитки не понадобились. Вроде бы. Однако, когда базу закрывали и стали вывозить ненужный уже запас спиртного, оказалось, что коньяк, виски, джин — примерно одного цвета. А когда отважились их попробовать, выяснили — компот буквально какой-то, а не крепкое спиртное в бутылках. Как оказалось, ключи от этой комнаты были не только у коменданта крепости. И все, кто имел доступ к комнате с горячительным, выпивали понемногу, а потом доливали воды, или кофе, или чая. Хотя… не исключено, что все просто выдохлось за десятилетия.

И вот мы в последнем помещении крепости. Лестница ведет на верхние этажи, туда, где располагаются пушки. Снаряды к пушкам доставлял конвейерный подъемник, однако он появился не сразу — вначале солдаты носили снаряды на верхние этажи на руках.

Фото Ольги Бачища

Фото Ольги Бачища

Наша экскурсия заканчивалась на вершине форта, где расположилась основная артиллерийская галеря. Здесь гид опять нажал на волшебную кнопочку, и мы у слышали громкий артиллерийский залп. Он рассказал нам, что в новогоднюю ночь 1998 года, когда Рёдберг закрывали окончательно, прощальный салют отсюда шел несколько часов…

А зачем делегация “Дважды Два” ездила в Буден, мы расскажем в следующем номере.

Это интересно(1)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *