Танцы, которые мы любили | "Дважды Два Апатиты", городская новостная газета

Танцы, которые мы любили

Когда в середине девяностых закрылся “Полярный”, ощущение было странным. Кино в городе, кажется, было всегда. И вот его нет. Но пустым здание простояло недолго. Один из новых бизнесменов, кировчанин Сергей Ковалев, торжественно открыл здесь клуб — первый, настоящий.

И до сих пор мы вспоминаем те золотые времена. Мы были молоды и энергичны, а “Полярный” быстро стал центром притяжения. Здесь, как в лучших заведениях Европы, было место всем: и первокурсникам, и взрослым дядям и тетям, которые танцевальную карьеру начинали на комсомольских танцевальных вечерах с заранее цензурированными плей-листами.

Надо отдать должное диджеям “Полярного” — они были внимательны. Видели тех, кто на танцполе, и аккуратно подбирали композиции. Главное — чтобы люди не сидели за столиками и не скучали.

У нас в “Полярном” было несколько личных вечеринок. Мы приводили туда делегации журналистов. Мы отмечали там Новые года и дни рождения редакции. Один из них был незабываемым. Май 1998 года. “2х2=7” — такой плакат красовался на стене. Среди гостей были наши друзья: предприниматели, читатели, художники и музыканты, победительницы девичьей красоты и даже моряки из Североморска, команда БПК “Адмирал Харламов” — мы в то время немножко шефствовали над судном. Были конкурсы, шарады, караоке и шампанское рекой. А потом начались танцы… Какие это были танцы! Смотришь на фото и понимаешь — бал сатаны какой-то: ноги, руки, прически и каблуки в разные стороны. И только у флотских даже галстуки на сторону не съехали. Что значит выучка! А потом по городу еще долго ходили слухи, как ранним утром по улицам шествовал крупный мужчина с огромным флагом с надписью “2х2”. Это был наш директор Андрей — у него был момент “шоу маст гоу он”.

А Игорь Николаевич? Он танцевать любил, но делал это редко. Ему казалось, что он не умеет. Крупные мужчины вообще редко позволяют себе пуститься в пляс. Их одолевают комплексы, им кажется, что их танцы похожи на виражи слона в посудной лавке. Вот и Николаич так же с удовольствием смотрел, как танцуют другие. Сам же позволял себе только пригласить даму на медленный танец, и это было особым удовольствием: когда нежно, но уверенно тебя ведет в танце большой человек, чувствуешь какую-то особенную опору — не уронит, а уронит, так подхватит.

А потом однажды танц-комплексы у нашего шефа закончились. Он съездил на Кубу и увидел тамошние танцевальные дивертисменты: румбу, мамбу, сальсу и прочую меренгу. Увидел, как платные танцоры в отелях и ресторанах вытягивают на танцпол всех — молодых и старых, худых и толстых, трезвых и пьяных. С Кубы наш шеф вернулся загорелым, раскрепощенным, в соломенной шляпе и с бусами на шее. И спустя полгода на новогодней вечеринке удивил всех: освоив два основных хода сальсы, он почувствовал себя способным на многое — приглашал на танец всех редакционных девушек, кружил их в разные стороны, и неважно, какая играла музыка: хоть группа “Ленинград”, хоть “Иван Купала”.

Фото из архива "ДД"

Фото из архива «ДД»

А однажды в “Полярный” мы пошли с наладчиком типографского оборудования из норвежского города Альта. Звали его, допустим, Уве. Этот человек месяц прожил в Апатитах и запомнился нам в основном любовью к наливке “Рябина на коньяке” — не мог поверить, что этот благородный напиток столь дешев и продается почти круглосуточно. Носил он наливку в сетчатой авоське и пригубить предлагал всем сотрудникам редакции в любое время суток.

Так вот в “Полярном” Уве вначале тоже скромно выпивал за столиком и глядел на танцующих девушек. А когда заиграла музыка среднего темпа, вдруг начал приглашать нас на танец и… Это было фантастически! Публика разошлась с танцпола, чтобы поглядеть, как по-настоящему исполняют парные танцы. Мы решили было, что Уве в прошлом — бальник. Но…

— Нет, что вы! Я просто хожу заниматься в танцевальный клуб, — сказал Уве. — У нас ведь на Севере скучно, людям особенно нечем заниматься, поэтому учиться танцевать ходят все, от школьников до пенсионеров.

Мы посмотрели на Уве другими глазами. А наш шеф, кажется, ему почти ощутимо позавидовал — это был на нашей памяти единственный подобный случай.

Наталья Чернова.

 

Думал, что мой сын — аномалия…

Думал, что мой сын — аномалия среди сверстников — увлекается рок-н-роллом. Ан нет. Ну ладно те, кому около 40 и больше. Для них твист и рок-н-ролл — молодость. Но почему при первых аккордах этой классики молодые девчонки и парни вылетали на танцевальную середину и не уходили оттуда несколько часов? Собственно, вопрос риторический…

1965 год. Мы живем в украинском селе. Моего двоюродного брата забирают в армию. На проводах он и сестра танцуют твист. Танцуют так, что родители и их друзья бурно аплодируют, восторгаются и пытаются сами танцевать этот танец. Чужой для их молодости (у них ведь были вальсы, танго и чарльстон, еще степы разные). У каждого поколения есть своя музыка, свои танцы. Но твист и рок-н-ролл нравятся всем поколениям. Забавно.

Эту музыку можно просто слушать, но лучше ее смотреть. Как джаз. Потому что музыканты исполняют ее артистично. А еще если кто-то хорошо танцует…

Два дня, а точнее, две ночи любители рок-н-ролла “отрывались” (можно сказать более литературно — активно получали удовольствие) в “Полярном”. В честь годовщины ночного клуба сюда пригласили московскую группу “Мистер Твистер” (за счет клуба, за счет конкретно Сергея Ковалева). Музыканты работали от души — без фонограмм и прочей халтуры, с полной нагрузкой. Были такие танцоры, кто не пропустил ни одного танца. Мне кажется, рок-н-ролл танцевать интересно прежде всего потому, что в нем самое богатое разнообразие движений, самый большой простор для фантазии. Ну и, конечно же, есть динамика. Зато, когда диджеи “Полярного” в перерывах включали рейв (они упорно хранят ему верность, как мусульманские жены своим мужьям), публика на площадке, только что живая, зажигательная, вдруг превращалась в зомби. Чарующие своей пластикой, темпераментом, ртутной подвижностью танцоры вдруг образовали тусовку то ли лунатиков, то ли оживших под скрипучую якобы музыку мертвецов. У моей дочки есть школьный значок “Я здесь типа учусь”. Любителям рейва можно сделать значки “Я здесь типа танцую под типа музыку”.

Да-да-да, о вкусах не спорят! А я и не спорю. Я просто люблю рок-н-ролл. И твист. И, судя по публике в “Полярном” в прошлые выходные, не потому, что я старый пень, а потому, что это действительно здорово.

И спасибо за удовольствие “Мистеру Твистеру”, Сергею Ковалеву, Татьяне Вагановой, танцорам и всем, кто разделяет мое увлечение.

Игорь Дылёв,

“ДД” от 6.02.1998.

Это интересно(8)(0)

1 Комментарий

  1. Махновец:

    где-то в Норвегии живу я — под именем Уве ! Уве — привет…..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *