Пощечины в законе

Апатиты. Законы меняются, готовы ли люди?

“Я не верю, что современная женщина позволит себя ударить”, — говорит моя приятельница, человек с большим жизненным и семейным опытом. Спустя час ее соседи вызывают полицию — в квартире сверху что-то происходит: слышны крики и звук чего-то тяжелого, мягко падающего на пол. Позже участковый поясняет: “Мы выезжали к вам в подъезд на семейное насилие…”

3-9-1

Суть дела

11 января словосочетание “декриминализация побоев” зазвучало вновь: члены Госдумы приняли в первом чтении законопроект, вносящий поправку в статью 116 Уголовного кодекса “Побои”, которая подразумевает декриминализацию побоев в отношении близких. Еще в июле был подписан закон, который присвоил преступлениям по ряду статей, в том числе и побоям, статус административных, а не уголовных правонарушений. Побои, нанесенные не близким лицам, совершенные впервые, стали расцениваться как административное правонарушение. Если же побои наносились близким лицам, за них уголовная ответственность наступала и при первом совершении преступления. Теперь депутаты намерены перевести в поле административного права побои и в отношении близких лиц.

Сенаторы, продвигающие закон, уверены, что декриминализация побоев позволит оградить семьи от необоснованного вторжения, а также защитить семейные ценности. Вероятно, под ценностями подразумеваются пощечины и шлепки. Ведь что такое “Побои” на юридическом языке? Как гласит статья 116 УК РФ, “…совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса (умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности), в отношении близких лиц…

Под близкими лицами в настоящей статье понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки, опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство”.

Казалось бы, если речь идет о таких побоях, что даже “легкого вреда” не приносят, то и Бог с ним — пускай штрафы, а не отсидка. Но трудно представить семью, в которой рукоприкладство, даже самое нежное, норма и ни разу не вылилось в удар, пинок, синяк на лице, сломанную руку. Тут ведь как с собакой — если она укусила, то нет гарантий, что не укусит еще.

И опять же — штраф, деньги, которые будут вынуты из семейного бюджета. Думаете, того, кто шлепнул, это не разозлит еще сильней?

 

Охранный ордер

Психолог Татьяна Дьяченко много лет работала в Апатитском кризисном центре. Последние годы живет в США, преподает в колледже города Финикс и ведет видеоблог в youtube.com — о признаках насилия, особенностях личности обидчиков и жертв, а также о методах самопомощи. Я попросила ее прокомментировать смягчение наказания в отношении побоев близких с точки зрения ее опыта жизни и работы в двух странах. Вот что написала Татьяна.

«В России еще в 90-х годах стали создавать центры для женщин. Я участвовала в одном из первых проектов и с 1997 по 2009 год работала в кризисном центре для женщин в Апатитах. Он помог тысячам, поверьте! После того, как в стране многие центры закрылись, были “оптимизированы”, все же остались приюты, неправительственные организации, центры, но все это лишь инициатива местных властей, общественных деятелей, энтузиастов.

Наплевательское отношение властей к проблеме бытового насилия подкрепляется пропагандой пассивной и подчиненной позиций женщины. Тренинги “женственности”, лекции о философских и ведических учениях, вебинары о том, чтобы женщина совсем “да убоялась мужа своего”, а если одна с детьми останется, то чтобы и алименты не смела просить. Меня шокирует то, что эти учения и течения становятся все более популярными, среди женщин в том числе. Такое впечатление, что они сами мечтают стать слугами и жертвами. В истории развития культуры есть такое понятие, как инерционный эффект, что означает необратимый характер социальных переменных, когда история не может идти вспять. У нас в России, получается, она идет назад в отношении к домашнему насилию, в том время как весь мир идет вперед.

В связи с тем, что государство бросает женщин на произвол судьбы, им нужно самим заботиться о себе, научиться опознавать агрессоров на самых ранних фазах отношений, когда они еще и сами не поняли, кто они такие. Вовремя не предотвращенное и безнаказанное насилие имеет тенденцию к эскалации. Чем больше жертва старается угодить агрессору, тем более жестоким он становится.

Вот — истории моих клиенток. Ирина рассказывает, что, когда пьяный муж начал ее бить, она вызвала полицию, его забрали на три дня. А потом выпустили, и, когда муж возвратился, все стало еще хуже: “Зачем ты меня сдала, предательница?” Потом он ее бил еще сильнее, и она уже боялась вызывать полицию или защищаться как-то еще. “Урок” ей был преподан.

Муж Елены бил и унижал ее, причем будучи трезвым. После развода стал ее преследовать, выслеживать. Однажды увидел ее с мужчиной, позже поймал и пригрозил убить за “преступное распутное поведение”. Когда она решила подать на него заявление в полицию, следователь ей сказал: “Мы за ним бегать не будем — он же преступления не совершал”.

Как обстоят дела в США? Здесь полицейский может забрать распоясавшегося мужа даже без заявления жены, и его посадят в камеру предварительного заключения на два-три месяца при первом же следующем нарушении. Затем он будет под наблюдением в течение пяти лет. Если он опять будет бить жену, то может угодить на шесть лет в тюрьму, хотя эти сроки и условия в разных штатах разные. В Америке, как и во многих странах Европы, женщина может попросить в полиции охранный ордер, по которому обидчик не имеет права приближаться к ней и к детям на расстояние в 30 метров и на расстояние в 300 метров к их дому. Если он нарушает эти условия, то автоматически идет в тюрьму.

Во многих странах практикуют реабилитационные программы как для жертв домашнего насилия, так и для агрессоров. Для жертв почти в каждом городе есть приюты, адреса которых засекречены. В приютах и кризисных центрах женщинам помогают восстановиться психологически и социально, помогают встать на ноги и начать новую жизнь. Приюты, как правило неправительственные организации, существуют за счет пожертвований или грантов.

Реабилитационные программы для агрессоров — альтернатива тюрьме. Причем агрессор сам выбирает — тюрьма или программа (от шести месяцев до года). В программу входят психологическая помощь, индивидуальная или групповая терапия, которую преступник оплачивает сам, волонтерская работа. Он должен появляться каждую неделю в так называемом “суде домашнего насилия” и отчитываться, как продвигается его реабилитация, ходит ли он на консультации, в группы поддержки, на терапию, выполняет ли другие решения суда. Такие программы по-настоящему эффективны и способны заставить человека многое понять и измениться”.

3-9-2

Как распознать “психопата”

Вот у вас — новый знакомый, милый и приятный человек. Как понять, сможет ли он однажды поднять на вас руку? Какие черты отличают бытового “психопата”?

Импульсивность. И это даже не мгновенное необдуманное действие, а модель поведения, позволяющая получить желаемое вопреки всему. Под импульсивностью тут подразумевается отсутствие страха перед последствиями своих действий, страха потерять любимого человека, потерять отношения и семью или даже быть арестованным. Отсутствие внутренних ограничений на безнравственное и преступное поведение.

Агрессивность. Человек легко причиняет вред и боль — мучает животных, ломает вещи, и при этом получат удовольствие, видя страдания других, не важно, физические или моральные.

Безжалостность. Отсутствие сопереживания, сочувствия, способности поставить себя на место другого и попытаться разделить его страдания.

Нечестность. “Психопаты” всегда обманывают, они ловко сплетают полуправдивые истории, чтобы вызвать ваше прощение или просто привлечь к себе внимание.

Эгоцентричность в той степени, которая присуща детям до десяти лет. Человек эмоционально застревает в детском возрасте и отказывается понимать и принимать потребности, чувства и желания других людей. Такой человек не смог развить в себе способность заботиться о других, эта потребность в нем не сформировалась или утрачена. Он воспринимает окружение как инструмент для достижения своих целей (коллег — как тех, кто возьмет на себя его работу, жену — как машину для готовки обеда и стирки вещей).

Неспособность соблюдать договоренности: “или по-моему, или никак”. Ваш договор он способен отменить в одиночку, не поставив вас в известность.

Страсть к острым ощущениям и риску, и не обязательно физическому. Питают эту страсть в обычной жизни истерики, скандалы, попытки вывести близких из равновесия, довести до бешенства… Все это дает ему ощущение всемогущества и превосходства над “жертвой”.

Неуважение к чужому труду, ценностям, личности другого человека. “Психопат” легко портит чужие вещи, не задумываясь, решает свои проблемы за счет и в ущерб другим, не дорожит здоровьем или жизнью близких (например, часто ли ваш кавалер рискованно ведет машину, а вы трясетесь рядом от страха и умоляете ехать помедленнее?).

Отсутствие друзей. Присмотритесь: есть ли у вашего знакомого друзья? Какие отношения с коллегами или родными? Обычно “психопат” не способен поддерживать крепкие добрые отношения с окружающими людьми.

Сила, которая губит. Как ни парадоксально, “психопат” зачастую обладает крепким психическим здоровьем и достигает своих целей любым путем, вплоть до физического уничтожения близкого человека. Он способен не только на спонтанную истерику, шантаж и манипуляции, он ловко выстраивает схемы по уничтожению любых преград. Ему необходимо удовлетворять свою потребность в силе, мучая и истязая жертву, он испытывает огромное удовольствие от своего превосходства, а контроль над беззащитными дает ему ощущение значимости. Он хочет быть всемогущим, хотя бы лишь в собственной семье. Обычно он убежден в собственной правоте и безнаказанности.

 

*Если ваш новый знакомый обладает похожими качествами — будьте осторожны. Все ваши попытки быть настроенными философски или снисходительно, потакание или сопротивление его желаниям могут разбиться о неконтролируемую агрессию. Лучше разорвать отношения.

*Если вы в браке с “психопатом” — помните главное. Когда вы попытаетесь обезопасить себя привлечением к ситуации третьих лиц — родителей, друзей, полиции, “психопат” вывернет все таким образом, что виноватой окажетесь вы: подстрекали, провоцировали, сами вынудили его причинить вам вред. Если так обычно и выходит после каждого скандала — партнера не изменить, лучше уходите.

*Если вы сами обнаружили, что обладаете “психопатическими” чертами — принимайте меры! Пока вы выбираете для себя подобный стиль жизни, не рассчитывайте на настоящую любовь, гармонию и радость во взаимоотношениях.

Это интересно(2)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *