План был другим, но пришла гроза…

Мужчина и лето Саша и его щука. Имандра. Спиннинг.  Фото Дмитрия Буденого.

Мужчина и лето Саша и его щука. Имандра. Спиннинг. Фото Дмитрия Буденого.

План был другим, но пришла гроза, и в душе… именно не в голове, а глубже, зашевелились какие-то мысли и ощущения по поводу грозы, грома и молний, однако мысли и ощущения не совсем ясные, непригодные к четкой формулировке…

Ну, прежде всего, хорошо, что гроза. И не только из сельскохозяйственных и лесоводческих соображений, а просто — хорошо. Хотя бы для разнообразия. Жарко и душно было каждый день, и уже казалось, что так было всегда и так будет продолжаться, а сегодня — серенькое небо темнело, темнело, и вот далеко-далеко что-то недовольно заурчало. Глядь в окно — а там почти чернота надвигается с запада. Через минуту стало ясно, что самая плотная чернота пройдет стороной, станцию Хибины, поди, совсем накрыло, а нам досталось лишь крыло. В самом деле, эта туча была похожа на крыло громадной птицы, оно брызнуло по городу потоком воды, порывом ветра, да таким, что на балконе опрокинулись Олины петуньи и лаватеры. И молнии, и гром на высоких трескучих нотах, то есть где-то совсем рядом…

Взбудоражило, напугало и улетело. И это тоже хорошо, для того же разнообразия.
Самую сильную грозу я наблюдал на небольшом греческом острове Эгина. Мы как раз ехали в машине. Стало почти темно, но молнии взрывали темноту, как гигантский стробоскоп на адской дискотеке. Гремело почти без перерывов, наверное, так звучала Курская дуга. А лило сверху не струями, а потоком, словно кто-то опрокинул над нами гигантское небесное ведро. Хорошо, мы ехали по холмам и вода с дороги сразу стекала. Минут десять это длилось, а потом воду выключили, тучи ушли сверкать и греметь над морем, а у нас опять было солнышко. А в другом месте Греции с балкона гостиницы я наблюдал грозу над морем. Поздно вечером и совсем недалеко из неба, затянутого тучами, в воду били молнии. Притом как-то одновременно, словно по команде, и штук по десять-пятнадцать в ряд. Грандиозно! Даже мне было не по себе.

И я до сих пор пытаюсь представить, что чувствовали в такие грозы люди, жившие там тысячи лет назад? Они ведь в самом деле считали, что это боги сердятся. Вот жуть была!
А теперь скажите, почему современные женщины боятся грозы? При всей их храбрости, а я считаю женщин храбрыми до самоотверженности созданиями, при их образованности, гроза и мышь способны довести их до паники. Когда-то давно во время сильной ночной грозы звонит мой телефон (еще старинный, проводной). Там знакомая, говорит жалким тоненьким детским голосом, даже не говорит, а лепечет:

— Поговори со мной! Я боюсь. Я закрыла окна и форточки, залезла под одеяло с головой, сжалась в комок — все равно страшно… Жизнь сейчас кончится…

Да, умудренные жизнью девушки иронично заметят, что она не столько боялась грозы, сколько хотела обратить на себя мое внимание, тонко намекнуть, что я, такой сильный и великодушный, должен ее защитить, а она уж по гроб жизни будет мне благодарна. А одна из умудренных жизнью девушек просто спросила:

— А ты уверен, что она только тебе звонила?
— Ой, мне и в голову не пришло… Ну, и ладно. Буду считать, что мне она позвонила первому.

На тему “Женщина и мышь” я уже рассуждал когда-то, повторяться не стану. Напомню, что тут тоже есть прелесть, наподобие забиться от грозы под одеяло, — залезть с ногами на стол и визжать, как говорил Жванецкий, давно забытым девичьим голосом. Почему девушки считают, что мышь не умеет лазать по столам? А вдруг умеет? Как мартышка…
Однако, пока я тут рассуждал, гроза улетела, и уже солнышко пробивается в разрывы тучек. Ну чем не Греция!
Не знаю, кому какие мысли в голову во время грозы приходят. Я вот смотрел за окно на ливень и думал: работай я доктором или санитаром в психиатрической лечебнице, я бы представлялся при знакомстве:

— Гарик, из психушки.

Ваш навеки Игорь Дылёв.
Берегите носы от переохлаждения!

Диагноз недели: — Нет, вы умом не блещете, вы им рябите.

Это интересно(3)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *