Забирать дочь отказался…

Забирать дочь из роддома он отказался. Врачи обещали мальчика по результатам УЗИ, бабка-соседка при виде его беременной жены цокала языком и причитала: “Вой, животик востренький, мальчик буить!” А родилась девочка. Он обиделся на весь свет, запил на неделю и в роддом не поехал. Его жену с его дочкой забрала теща…
Все это правда, и я знаю этого отца. Жаль, что знаю не очень близко, чтобы сказать ему по-честному, какой он идиот. Потому что сыновья — это хорошо, это наследники и продолжатели (чего наследники и чего продолжатели, сейчас не важно), но дочки — это… это праздник.
У меня и сын, и дочь. Но маленькими они были так давно, что я и не помню уже нюансов в разности их характеров. Сын был спокойным, невозмутимым, дочь полной его противоположностью — чертом на метелке. И лишь в последнее время я стал осознавать и чувствовать, какая громадная разница между мальчиками и девочками. Да, да, из одних вырастут мужчины, из других — женщины. Об этом даже я догадался. Речь о другом. Эта разница заметна в нас едва ли не с младенчества.
Мальчишки устроены бесхитростно — мужчины, что с них возьмешь. Их желания, требования просты и понятны, их реакции бесхитростны и вполне предсказуемы. Я не собираюсь умалять мужских достоинств в начинающих мужчинах, спаси и сохрани. Они и должны быть понятными и, очень желательно, — надежными. Как молоток. Как таблица умножения. Согласитесь, без молотка и без таблицы умножения жить едва ли возможно.
Девочки, они — другие. Я в последнее время много наблюдал за детьми и выделил для себя два типа девочек — принцессы и хулиганки. Первые, прежде чем что-то сделать, застывают в изящной позе, даже с поднятой ножкой, думают (или изображают задумчивость) и выглядят мило, любоваться ими одно удовольствие. Вторые за то же время успевают все разведать вокруг, познакомиться с окружающими, проверить, можно ли прыгать на лежаке (дело на пляже), как на батуте, зайти по колено в воду, хотя мама еще не переодела ее, найти в песке ракушку… И наблюдать за ними тоже удовольствие.
Но прелесть девочек в том, что они редко застывают в одном амплуа — принцесса вдруг может превратиться в хулиганку, а хулиганка — в принцессу. И все это просто и естественно.
И самое главное, они — актрисы. Прирожденные. Играть они могут как с расчетом, так и просто под настроение.
У моих знакомых двое детей — мальчик шести лет и девочка. Ей всего полтора, но она уже пытается манипулировать родителями. От сына ничего подобного они не видели. Она же умеет и поплакать, и посердиться, и стать ласковой и невероятно милой — такой отказать невозможно.
Моя племянница Аленка, когда ей было чуть больше годика, не просто играла, но еще и кокетничала со мной, привлекала мое внимание. Прихожу с работы, она ждет возле двери и заявляет:
— Дядя — кака! — и с визгом несется прочь.
Я догоняю ее, беру за ушко и строго спрашиваю:
— Кто дядя?
— Цаца! — отвечает мелочь.
Я отпускаю ее, она отбегает и снова:
— Кака!..
Моя подружка Маруська (я как-то рассказывал о ней) иногда пытается устроить своей маме демонстрацию: падает на спину, дрыгает ногами и орет громко и, как ей самой кажется, убедительно. Однако маму провести непросто. Мама послушает, понаблюдает и объявляет вердикт: не ве-рю! Маруська понимает, что где-то сфальшивила, и успокаивается до следующего раза.
Так что мой знакомый был трижды не прав, когда приравнял рождение дочки к концу света. Если бы он хоть немножко понаблюдал за девочками, он резко изменил бы свои мнения.
…Двухлетнюю Марусю привезли в деревню. По дороге от вокзала она дремала и очнулась, лишь когда ее извлекли из машины. Девочка глянула под ноги, увидела, что стоит на густой траве, всплеснула ручками, прижала ладошки к щекам и тоненько запричитала: ой-ёй-ёй-ёй-ёй! Глянула вверх, а над ней сплошной навес из яблоневых веток, и еще пуще прежнего: ой-ёй-ёй-ёй-ёй!!!
Все это было для нее открытием. Но прошло несколько дней, и городская принцесса Маруся превратилась в мурзатую деревенскую жительницу с хулиганским уклоном. Одно из самых любимых занятий у нее теперь — вместе с местными мужиками встречать вечером на перекрестке коров с пастбища. И коровы ей нравятся, и компания, да и вся деревенская раздольная жизнь.

Ваш Игорь Дылёв.

А вы корову живую видели?

Это интересно(0)(0)

1 Комментарий

  1. Ольга:

    Игорь Николаевич, статья, как всегда у Вас, замечательная. Но! Что за свинский папа?! Его ребёнок, его — и какая разница мальчик или девочка!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *