Читатели любят пожаловаться…

Читатели любят пожаловаться в газету. На соседей и родственников, на учителей и учеников, на больных и на медицинских работников, на таксистов, пассажиров, на коммунальные службы… Ох уж эти коммунальные службы! Это тема номер один в читательских письмах. А что делать? За жилье, отопление, освещение и т. п. с читателя пытаются содрать больше, чем он зарабатывает. Чем газета может помочь, я, честно говоря, не очень знаю. Да, мы публикуем письма, да, мы разбираемся, пишем свои заметки на заданные темы и тоже публикуем. Но я не помню, чтобы хоть после одной из наших публикаций кто-то пересмотрел расценки, объявил бы выговор чиновнику за хамство, завез бы лекарства в больницу, помыл бы подъезд, который не моют полгода, но деньги за мытье берут исправно… Да, гласность, да, свобода слова, но в нашей стране быстро выработали от гласности противоядие — плевать на гласность. Мы, как можем, очищаем ее, дезинфицируем, стараемся придать ей вид достойный и привлекательный, но плевальщиков много… Однако здесь мы закончим говорить на серьезные и безутешные темы и перейдем к более серьезной и более оптимистичной. А именно — к теме про любовь. Письмо публикуется с сокращениями.
“Уважаемая редакция, убедительно прошу вас повлиять на мою жену Настю (на самом деле зовут ее по-другому). Настя не разрешает мне петь. Я, когда прихожу с работы и вижу ее, радуюсь, и мне хочется петь. И я иногда пою. А она кричит: заткнись! Конечно, если бы я играл на скрипке или на пианино, может, было бы лучше. Но пианино в нашей однокомнатной квартире и поставить негде, а скрипку еще покупать надо. Да и учиться на скрипке долго и… Если я начну дома учиться играть на скрипке, она меня отравит, я знаю. Моя сестра в детстве училась играть на скрипке. Они издавали такие звуки, что соседская собака сошла с ума, а я убегал из дома. Так что, осваивать скрипку я не буду. А она, Настя, странная такая — все ей не так. Я же не танцую, а пою. И пою я, между прочим, красиво. У меня тенор, почти как у Лемешева. У меня есть старые пластинки от деда, мне друзья перевели их в компьютер, и я их слушаю. Можно считать, учусь у самого Лемешева! А ей не нравится. Может, мне над репертуаром поработать? Я заметил, что “Плещут холодные волны, бьются о берег морской” успеваю три раза спеть, прежде чем скандал начнется, а вот песню про “любо, братцы, жить” она ни разу не дослушала. Как дойду до слов “а жена поплачет да выйдет за другого, за мово товарища, забудет про меня”, так она кричит. У меня слезы на глазах, очень песня за душу берет, а она: “заткнись”. В общем, не знаю, что мне делать. Я ведь от любви к ней пою. Как увижу ее, так и начинаю. А она кричит. Я ей говорю: вот как напишу письмо в газету и расскажу всем про твою бесчувственность, общественность тебя осудит… А она: плевала я на общественность! Я не знаю, что мне делать…”
А мы в редакции тоже не знаем… Настя, он ведь любит Вас. А вдруг Вас уже никто так любить не будет? А может, попробуете петь вместе с мужем? Может, стоит расслабиться и получать удовольствие? Я вот и сам люблю попеть. Жаль, что живу один и послушать меня некому.
Ваш Игорь Дылёв.
Овладевайте искусством!

Это интересно(0)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *