Звонил Петрович, возмущался…

Звонил Петрович, возмущался норвежским судом. Накануне суд приговорил Андерса Брейвика к двадцати одному году тюремного заключения.
Напомню, прошлым летом Брейвик взорвал и расстрелял в Осло семьдесят семь человек. Причины идеологические: он не согласен с жизнью.
И вот Петрович не согласен с тем, как мало дали убийце. Убийце, каких давно свет не видывал. Я, как мог, пытался успокоить его. Нам осуждать норвежцев, по меньшей мере, опрометчиво — слишком разные у нас уровни гуманизма, сострадания к ближним, любви к ним.  Не зря ведь именно у них двадцать один год — максимальный срок заключения. На одни и те же проступки людей мы смотрим по-разному. Например, я уверен, что в Норвегии пассажу группы “Пусси райот” не придали бы значения. Потому что, по сути, там нет преступления уголовных законов. У нас же, чтобы посадить их в тюрьму, устроили шумный процесс, а обвинение построили на мутных фактах, в частности, на поведении подсудимых во время судебного разбирательства. Понимаете абсурдность — приговор зависит не от того, что и как ты совершил, а от того, как ты ведешь себя в зале суда? Это было бы забавным, если бы девчонок не посадили в тюрьму.
Да, нам норвежцев понять трудно. Когда они пятьдесят лет назад нашли, а потом стали добывать нефть и газ на шельфе, жить лучше стали не только владельцы компаний и правительство, но каждый норвежец. Потому что нефть это национальное достояние. Как и в любой стране. Но именно население Норвегии лет за десять сделало скачок из людей со средним достатком и ниже в списки людей с высокими доходами. Да, их тюрьмы больше похожи на гостиницы. И не только та, где будет сидеть этот идиот, но и все. Я был в камерах тюрьмы в Северной Норвегии. Двуместные номера, мягкие койки, чистое белое белье, телевизор… Комната для допросов в полиции похожа на модную гостиную — мягкие диваны и кресла, картины на стенах, вазы с цветами на столиках… Это было двадцать лет назад, не удивлюсь, если там стало еще лучше. Почему у них так? У меня есть догадка, но нам с вами она не покажется правдоподобной: они уважают друг друга.
Петрович считает, что мало дали Брейвику, а мне кажется, что его вообще не должны были судить. Он очень боялся, что его признают невменяемым, психом. И тогда все его идеи окажутся бредом сумасшедшего. Но ведь так и есть.
И речь не о его требованиях изолировать Европу, не о его ненависти к другим религиям, кроме христианской, не о презрении к эмансипации, не о гомофобии. Самое важное, на мой взгляд, его действия. Не слова, но действия. То, что он поднял руку на других людей, что убил их. Заранее подготовился, тщательно, продумал все детали и стал убивать. В упор. Глядя в глаза.
Мое личное мнение: даже просто ударить человека, не в качестве обороны или на ринге, не есть признак душевного здоровья. Отдать приказ о начале агрессивной войны, где будут убивать людей, — это сумасшествие. Убить человека за его кошелек или за свою идею — это невменяемость. Ненормальность. Такого человека нельзя судить по общим законам, потому что он их не воспринимает. Его для начала надо лечить и лечить.
Не знаю, помог ли я Петровичу. Не знаю, понял ли я что-то еще в этом мире. Но думать надо. Думать, но не судить. Вдруг додумаемся…
Ваш Игорь Дылёв.
Будьте здоровы!

Это интересно(0)(0)

2 Комментарии

  1. константин:

    Кстати, расстреливал Брейвик в основном тех, кто приехал на его родину с намереньем «хорошо жить».
    Посмотрите списки убитых — их можно разыскать в сети, и поймете, что у нас до подобного случая осталось не так уж долго.

  2. Владимир:

    Пока в России правят деньги — мы никогда не сможем жить «со среднем достатком», особенно здесь, в Заполярье! И я не удивлюсь, что найдется такой же «Брейвик» и у нас! Но судить его будут «по понятиям». Если есть бабло — так он окажется «невменяемым» или «в целях самозащиты», а если «бабок» не будет, то его «раскрутят по полной»! Посмотрите как идет процесс над Мирзаевым! Парня убил — а суд не может разобраться в «этом, ну очень запутанном деле»!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *