Итак, стою у окна. Ночь…

45-13-1

Картина недели: Вот так и мы по жизни...

Итак, стою у окна. Ночь. За окном ветер со снегом. В стакане у меня немножко “Белой лошади” и подтаявшие кубики льда, появление которых я объяснить не могу. Но это и не важно сейчас. Я беседую с голосом за своим левым плечом. Голос я назвал Зинаидой, в честь своей бабушки. Зина утверждает, что она — мой ангел-хранитель, или, по ее выражению, сопровождающий. Я явно сошел с ума…

— Вот досада! — восклицает голос. — Ну как же Вам еще объяснить, что я — не галлюцинация. Я есть на самом деле. Помните, Ваша мама рассказывала историю, как она хотела сделать аборт, когда Вами забеременела. Ваши родители тогда почти в нищете жили. А аборты запрещены были. Она пошла к повитухе, та не открыла. Ваша мама еще три раза в тот день стучалась к ней. А потом уже догадалась, что судьба ей рожать Вас.

— Конечно, помню. Это одно из семейных преданий.

— Так это я заставила повитуху с утра напиться до бесчувствия!

— Наливали ей втихаря?

— Нет! Сделала так, что одна из ее знакомых родила накануне, вот та на крестинах и наклюкалась… А деда Вашего от призыва на войну кто спасал?

Мне показалось, что голос стал горячиться. А ну-ка, доведу я ее.

— На какую войну? На первую мировую? Сто лет назад? — и подпустил ехидства в тоне.

— А на какую же еще?! Ему и тридцати не было. Таких всех без разбору забирали, а деда Вашего не тронули… А как я ему помогала бабушку Вашу, именно Зину, завоевать? Зина была барышней строптивой, переборчивой…

— Постой! Ты так давно живешь? И за полвека до моего рождения уже работала на меня?

— Не знаю я, сколько я живу.

— Значит, ты во времени свободно путешествуешь?

— При чем тут путешествия? Нашел путешественницу… Чушь все это, вами же и придуманная, про перемещения во времени.

— Тогда объясни.

И Зина объяснила, как могла, чтобы я понял. Говорит, вот если взять твои книги с полок (я оглянулся в сторону книг) и положить их на землю в одну линию, линия получится очень длинной, так сказать, от вокзала до базара. И когда мне понадобится какая-то книга, буду я бегать вдоль этой линии как ошпаренный. А если еще сделать так, что я только в одну сторону ходить смогу, от книжки к книжке, я еще и печальным стану. Ведь то, что уже прочитал, даже в руки взять не смогу. Потому я книги и держу на полке. Удобно — руку протянул и взял, что нужно. Так вот каждое мгновение моей жизни у этой Зины-хранительницы тоже вроде как на полках лежит. И какое нужно, с таким она и работает.

Тут я стал спорить, конечно же. А как же ты все эти изменения в моем прошлом стыкуешь с моим настоящим и будущим? Неувязочка, мол, получается. Подправишь что-нибудь в прошлом, а настоящее и посыплется, как карточный домик. А она говорит, что “закон бабочки” — нами выдуманный закон (считается, что если отправиться в далекое прошлое и что-то изменить там, раздавить, например, бабочку, то весь мир пойдет по другому пути). Неужели, разгорячилась Зина, вы сообразить не можете, что любое настоящее — это результат всех перемен в прошлом, в том числе и ваших фантастических путешествий во времени. Вам это сложно понять…

— Да уж куда уж нам! — обиделся я.

— Хорошо! — пошла она на мировую. — Вот у Вас компьютер. Вы его любите и постоянно им пользуетесь. А вы понимаете, каким образом всего лишь щелчок курсора мышки по экрану в нужном месте включает вам фильм или музыку или соединяет Вас с другом в Канаде, или открывает фотографии… И Вы не понимаете, каким образом все это происходит.

— А оно мне и не надо, — упрямился я. — Для этого умные головы есть, которые все придумывают.

— Так вот, связь событий в Вашей жизни вам также не понять. Для этого есть я, есть мы.

— Хорошо. Но скажи мне, Зинаида, вот вы такие умные и ловкие, управляете нашими жизнями, а почему тогда мы, ваши подопечные, болеем, ломаем члены свои и даже гибнем?

— Так ведь я не одна работаю. Нас много, и вас много. И бывает, чтобы своего подопечного охранить, приходится вредить другому. Обычно, если машина врезается в дерево на полном ходу и водитель гибнет, это значит, что чуть дальше он сбил бы пешехода. А это, в свою очередь, означает, что сопровождающий пешехода переиграл того, кто сопровождал водителя.

— То есть как это переиграл? Это у вас игрушки такие?

— Мы играем, вы играете. Все играют. И ничего плохого в этом не вижу. Открою секрет, мои коллеги даже войны начинают, лишь бы прикрыть своих подопечных…

— Не свисти!

— Правда! — она даже не обиделась. — Я тебе скажу, все равно тебе никто не поверит. Сотни три моих коллег объединились и устроили войну Америки против Ирака. Те коллеги опекали деревню курдов, а правительство Ирака гнобило эту деревню особенно жестоко. Вот и схлопотали.

— А как же хранители остальных людей в Ираке? А как же хранители американцев и англичан, что погибли там?

— Проиграли. Однако заболтались мы с Вами. Так Вы просьбу позволите изложить?

— Валяй, излагай, — как-то я уже смирился с этим разговором, даже забыл, что это бред.

— Уважаемый мой подопечный, родной Вы мой, красавчик Вы мой и умница, пожалуйста, нижайше прошу Вас, — и тут в ее медовеньком тоне проскользнули жесткие нотки: — Прекратите плевать через левое плечо, когда призываете меня.

Я даже рот открыл… Чушь какая!

— Не чушь! — она заговорила нормальным голосом. — По сто раз на дню Вы плюете через левое плечо, когда хотите меня активизировать. Я всегда активна и никогда не теряю Вас из поля… допустим, зрения. А Ваши плевки только отравляют мне жизнь. Я все время живу оплеванной, платков не напасешься. Надо мной коллеги смеются. Понимаю, Вы человек суеверный, на здоровье. Но давайте без этого обойдемся. Пожалуйста.

— Подумаешь! — на самом деле мне стало неловко. — Я ведь только символически это делаю…

— Что для одного символ, для другого — реальность. Я даже к руководству своему обращалась, просила сменить мне подопечного. Руководство тоже на меня плевало, но эти хотя бы фигурально. Вот я и решилась поговорить с Вами. Может, поймете…

Сообразил я мгновенно:

— Трудно мне будет — привычка все-таки, но я постараюсь. Не держи на меня зла, Зин. Тоже тебя прошу.

— Да ладно, — мне показалось, что она облегченно выдохнула, — чего между близкими не бывает. Спасибо Вам от всей души…

— А чтобы закрепить наш договор, — продолжаю я, — выполни и мою просьбу. Не откажи. Ты там что-то про женитьбу говорила… Нельзя ли так сделать, чтобы не было это самой женитьбы? Ну зачем нам с тобой это? Какая-то тетка будет постоянно тебе глаза мозолить… А я даже не знаю, кого вы мне там присмотрели. Давай обойдемся.

— По рукам! Что с ней сделать?

— Стой! Только без членовредительства! Помягче как-нибудь. У невесты квартира имеется?

— Да. И очень хорошая.

— Так ты нашепчи ей, что я не на красоты ее позарился, а всего лишь на жилплощадь.

— Сделаем! — и Зина весело расхохоталась. А я чуть было не сплюнул через левое плечо.

Игорь Дылёв, фантазер ваш.

Это интересно(0)(0)

2 Комментарии

  1. кто-то:

    “Белой лошади”
    да как это можно пить? пфф

  2. kent:

    Во,тебя тыркнуло с «Белой лошади»!!! Ты бы завязывал с этим заморским пойлом и бредовым изложением глюков. Лучше хряпни водочки под селёдочку и напиши о пивных подвальчиках на Павло Кичкасе(середины 80),про коктейль-бар,кабак на крыше «Интуриста» Вообщем,поближе к народу,поближе!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *