О героях в белых халатах

Августина Ивановна Лобачева.

Августина Ивановна Лобачева.

Давно хотела закрепить на бумаге свои воспоминания о родителях моего мужа, моей свекрови Августине Ивановне Лобачевой и моем свекре Лобачеве Николае Никитовиче.
Я вошла в семью Лобачевых, когда вышла замуж за их старшего сына Николая Николаевича. Отец моего мужа во время войны был военным хирургом, а после нее долгие годы служил в десантной дивизии врачом, и по долгу службы прыгал с парашютом с каждым подразделением, поэтому имеет кроме военных наград еще и значок парашютиста. Николай Никитович воевал и под Сталинградом, и на Орловско-Курском направлении, а Августина Ивановна — на Малой Земле. О сражениях в этих местах написано немало. Оба они прошли войну в качестве военных хирургов.
Врачи тоже воюют, они тоже на передовой: воюют со смертью за каждого раненого бойца!
История их семьи вполне подошла бы для сценария какого-нибудь художественного фильма. Посудите сами.

Познакомились они в Ростовском медицинском институте, который закончили в один год, накануне начала Великой Отечественной войны! Они только поженились, им не были еще вручены дипломы, а тут объявление — “Война!”. Оба, как врачи, как военнообязанные, сразу были призваны на службу. Как поется в известной песне: “Дан приказ ему на Запад, ей — в другую сторону…” Только теперь любая из сторон была фронтом. Причем попали они в разные армии, на разные фронты, и с момента расставания в июне 1941 года не встречались больше до самого окончания войны.

Николай Никитович Лобачев.

Николай Никитович Лобачев.

Николай Никитович служил в Краснознаменном истребительном противотанковом артиллерийском полку №1184 военврачом 3-го ранга, окончание войны встретил в Венгрии гвардии майором медицинской службы, награжден тремя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны II степени, двумя медалями “За боевые заслуги”, медалями “За оборону Киева”, “За оборону Сталинграда”, “За победу над Германией” и семью памятными юбилейными военными медалями.
Августина Ивановна встретила окончание войны в Германии, в Берлине, старшим лейтенантом медицинской службы. Побывала на экскурсии в бункер Гитлера. Служила в 5199 полевом подвижном госпитале (ХППГ) в 18 армии Северокавказского фронта. Награждена Орденом Красной Звезды и Орденом Отечественной войны II степени. Когда я спросила ее, за что она получила орден Отечественной войны, то услышала интересный рассказ.
Раненые, поступавшие в лазарет и госпиталь, часто имели тяжелые осколочные ранения конечностей, и нередко поступали не сразу, раны были загрязнены, инфицированы, у многих начиналась гангрена. Антибиотиков не хватало. Гангрена уносила много жизней, конечности приходилось ампутировать, люди становились на всю жизнь инвалидами, о возвращении на фронт уже не могло быть и речи.

Возбудителем инфекции были анаэробные бактерии, развивавшиеся без доступа воздуха. Августина Ивановна предложила в сложившейся обстановке при нехватке антибиотиков создать условия для гибели этих бактерий без антибиотиков. Суть ее предложения состояла в том, чтобы рассечь края ран многочисленными неглубокими разрезами, обеспечив тем самым доступ воздуха внутрь. Бактерии в таких условиях гибли, раны же заживали! Вот за снижение смертности в своем госпитале она и была удостоена награды.

Сильное впечатление на меня произвел ее рассказ об отступлении вместе с фронтом в сторону поселка Мысхако под Новороссийском осенью 1941-го. Они с медсестрой, такой же девчонкой, недавно получили военную форму: гимнастерки, шинели и сапоги, которые были им велики на 2-3 размера. С сапогами было особенно тяжело: приходилось наматывать по множеству портянок. Отступали к Новороссийску: многокилометровые марши по дорогам, а чаще без всяких дорог, даже орудия застревали в грязи осенней распутицы. Сапоги сползали с ног, они пытались их вытащить из грязи, ноги были страшно натерты. Девчонки выбились из сил, но какой-то артиллерист, сжалившись над ними, посадил их на лафет своего орудия и тем спас их от почти неминуемой гибели или плена.

Видели бы вы мою свекровь! Роста она была небольшого, худенькая, о таких в деревне говорили “тонкая косточка”. Росла она без матери, ей было три года, когда мама умерла. Отец скоро женился. О мачехе она никогда не говорила плохого слова, просто плакала. Наверное, несладкое детство ей досталось.
А потом был ад Малой Земли, вереница обозов с ранеными, отсутствие опыта, медикаментов, кровь и смерть каждый день…

Второй эпизод, который она вспоминала, произошел, когда наша армия уже освобождала Европу. Дело было в Польше. К ним в госпиталь приехал местный житель, поляк, и попросил врача поехать с ним на хутор оказать помощь его жене, которая рожала. Августина Ивановна уже собирала сумку, когда ее вызвали к раненому, вместо нее поехал другой врач, тоже женщина. Прошли сутки, двое, она так и не вернулась. Позже ее нашли убитой. Случай спас свекровь, но подруга погибла!
Николай Никитович вспоминал эпизод, когда под Сталинградом, в сильный мороз к ним в госпиталь пришел красноармеец в одном нижнем белье, босой. Грудь его была прошита автоматной очередью. По рассказу Николая Никитовича, когда он стал его осматривать и постучал хирургическим инструментом по ногам, они были совершенно замерзшие, твердые и звенели! Оказывается, это был наш разведчик, он попал в руки фашистов и те его расстреляли, а труп присыпали снегом. Холод привел его в чувство, он выбрался из-под снега и раненый, почти голый, прошел почти 10 километров до своих позиций. Я спрашивала свекра, выжил ли этот человек? Он ответил, что раненого в ту же ночь отправили в тыловой госпиталь, и он не знает его дальнейшую судьбу, но что ноги ему, безусловно, ампутировали.

Второй эпизод, который он часто вспоминал, касался его похода в качестве врача с кавалерийским отрядом генерала Плиева по тылам противника в Венгрии, в районе озера Балатон. Отец моего мужа был из семьи казаков и хорошо держался в седле, а в отряд нужен был врач, вот его и прикомандировали. Здесь он уже гвардии майор медицинской службы — командир санитарно-эпидемиологического отделения 13 отдельного медико-санитарного эскадрона 9 Гвардейской кавалерийской дивизии.
Во время прорыва через фронт противника в отряде появилось около десятка раненых, несколько человек — тяжело, и они не могли продолжать путь с отрядом. Решено было оставить их в деревне у местных жителей. Фашистов в деревне не было. Жителям, которые согласились разместить у себя красноармейцев, командир отряда дал обещание, что, когда сюда придут войска Красной Армии, они будут обязательно отмечены, их наградят за спасение жизни солдат, и хозяйствам их не будет нанесено никакого ущерба, никаких притеснений. Он оставил им документ за своей подписью. И отряд ушел дальше.

Через несколько дней, завершив рейд, отряд возвращался обратно через ту же деревню. Подойдя к ней, увидели страшную картину: на обочине лежали раздетые трупы тех раненых красноармейцев, которых они оставили в селении. Они были раздавлены гусеницами танков! В отряде были конники, казаки, вооруженные шашками. Потрясенные увиденным, они не стали ждать прихода Красной Армии, а совершили возмездие прямо тут же, на месте — мужчин деревни, виновных в ужасной гибели красноармейцев, загнали в озеро и зарубили шашками. Жестокое лицо войны…

Каждый праздник Победы, 9 Мая, мы с мужем обязательно идем с шествием Бессмертного полка: у мужа два плаката с фотографиями его родителей, а у меня плакат с фотографией отца — Ивана Александровича Морозова. Ему тоже довелось воевать в 1945 году с японцами на Сахалине. Летчик-истребитель, командир эскадрильи, капитан. Награжден орденом Красной Звезды, медалями “За боевые заслуги” и “За победу над Японией”.
Пока мы живы, всегда будем хранить память о наших родителях, о родственниках всех тех людей, которые идут с нами рядом в едином строю памяти в этот праздничный день. Память о тех, кто принес нам Победу, значение которой сегодня кое-кто пытается принизить. Не выйдет!

Татьяна Лобачева, Апатиты.

Акция “Дважды Два” — “Мой герой”. Расскажи о своих!

Пройдет совсем немного времени, и мы все вместе выйдем на весеннюю улицу с портретами в руках — по городам России пойдет “Бессмертный полк”. Пожалуй, это самая массовая акция страны, акция памяти, знак почтения не просто победе, но — победителям. Своим героям, дорогим и близким людям, настоящим солдатам Победы.
Мы решили предоставить горожанам возможность на протяжении целого года — года 75-летия Победы — возможность подробно и по-разному рассказать о тех членах их семей, кто воевал или приближал победу в тылу, кто прошел концлагеря и пережил блокаду Ленинграда.
Вы можете написать о них так, как умеете: с точными цифрами и датами, если знаете, или без них, если найти подробностей военного прошлого не удалось. Вы можете написать личное “сочинение”: с мелкими подробностями или крупными штрихами. А может быть вся ваша родня вернулась с войны, и вам посчастливилось расти рядом с ними? Возможно, ваш герой — старенькая бабушка, которая раз в год надевала жакет с орденскими планками. Или отец, который до самой смерти в старости потирал ноги с осколочным ранением. А может быть вы вместе со своими детьми посвятили несколько летних отпусков розыску безымянной могилы, где, скорее всего, упокоился кто-то из родных?
Расскажите всем, кто он, ваш личный герой? И замечательно будет, если вы приложите к тексту ваше фото с портретом своего героя на штандарте, который в вашей семье хранится к каждому “Бессмертному полку”.
Отправляйте нам ваши истории на электронную почту gazeta2x2@mail.ru c пометкой “Мой герой”, или прикрепляйте в сообщения сообщества в группе vk.com/gazeta2x2. Телефон для связи в будние дни — 8 (900) 937-97-13.

Это интересно(1)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *