Танцуй, Марина!

Москва - Апатиты. Она поразила телезрителей по всей стране и, сама не ожидая, внушила многим женщинам надежду

Болеем за Марину Парфенову на “Первом канале” - ее второе выступление будет в марте.

Болеем за Марину Парфенову на “Первом канале” — ее второе выступление будет в марте.

“Апатиты сейчас прильнули к экранам!” — услышала я внезапно голос Веры Брежневой по “Первому каналу”. Я тоже побежала прильнуть. А тут и Марина Парфенова, апатитский стилист-парикмахер, уже начала свое яркое, динамичное выступление в шоу “Dance революция”. Платье серебрилось в свете софитов, глаза жюри становились все веселее и добрее… А когда Марина произнесла целую речь о том, что все самые интересные события в жизни начинаются со слов “сидела женщина, скучала”, зал взорвался аплодисментами. Так же, как чуть позже «взорвался» и ее смартфон — вся страна пишет ей слова поддержки и признательности.
Очень многих сейчас интересует вопрос: зачем? Зачем это нужно Марине: для славы, денег, самоудовлетворения? Угадать не может никто: Марина Парфенова хочет сделать что-то значительное для нас с вами, горожан.

— Я занялась танцами в шесть лет, когда в Апатиты приехал Евгений Берестинский, и в ДК произошел танцевальный бум. Шесть лет я занималась у него бальными танцами, а потом вынуждена была уйти — не нашлось партнера. Да и лидера во мне не видели, не особенно продвигали…
Пыталась я и другими танцами заниматься. Была таким “ребенком ДК”: и пела, и плясала, чем только не занималась! Довольно долго была участницей “Колдовского зелья”, и вот как раз артистическому куражу и бесстрашию научила меня именно в этом коллективе Татьяна Слободчук. Так что Татьяне Юрьевне огромная от меня благодарность за это, а Берестинскому — за танцевальные основы: до сих пор помню его уроки детально.

— Летом я увидела рекламу танцевального шоу по “Первому каналу”. И в то же время начала размышлять, что городу нужно что-то новое, грандиозное, необычное. И я решила себя попробовать и стать участником ТВ-проекта. Решила, что должен быть профессиональный рост, раз уж я вернулась в творчество.

Марина вернулась к танцам два с половиной года назад, после довольно большого перерыва, и успела многое: танцевала, ставила номера, выступала на праздниках. У нее есть одновременно и творческая, и “хлебная” профессия — стилист-парикмахер. И собственное дело, салон “Меланж”. Ей, кстати, очень нужны сейчас мастера маникюра и парикмахеры, потому что из-за проекта “Dance революция” времени на многое не хватает.

— Вначале я написала о себе письмо на передачу. Потом пригласили на кастинг, через месяц — приглашение на проект. И началось: прилетаю, улетаю, гостиница, дом…
Пока ей многое рассказывать о съемках нельзя, но все же Марина Парфенова поделилась некоторыми деталями. Например, что очень трудно конкурировать с детьми, да и судьям их оценивать сложно, а дети соперничают по-настоящему и слезы после неудач у них самые горючие. О судьях, а конкретно об Алле Сигаловой, Марина говорит так:

— Она профи высочайшего класса, ее невозможно переломить, уговорить… Она мнение о танцовщике складывает за секунды. Вообще, с судьями мы знакомимся, уже стоя на сцене. Мне задавали много вопросов, диалог у нас получился долгий.

— А перетанцевать можно?

— Нет, у нас только один шанс. Если упал, то либо встаешь, либо нет, все снимают с одного дубля.

— Скажите, а еще во время кастинга, не столкнулись ли вы с какими-то предубеждениями по поводу возраста и комплекции?

— Нет, на проекте нужен сам артист, а какого он роста, веса и возраста, никого не интересует. Важно то, что ты отдаешь людям, какие эмоции, какую энергию. У меня еще на кастинге сложилась своя фан-группа и из сотрудников шоу, и из публики, родителей маленьких танцоров, например. Когда я вышла со сцены, меня ждало человек сорок. Подбегали из съемочной группы, спрашивали: “Вас взяли?”. Переживали за меня, фотографировались вместе, да и сейчас со всей страны пишут: молодец, спасибо за позитив, будем болеть, мы ваши фанаты! Муж и сын мною тоже очень гордятся.

— Вам было страшно на сцене?

— Нет, совсем. Волнение было, как и у любого артиста, ведь если совсем не волнуешься, надо уходить со сцены. Скорее были интерес, азарт. Но страха не было. Если я что-то делаю, значит это уже окончательный выбор, и я к нему пришла после долгих раздумий. Другое дело, что раздумий этих никто не видит, я ими не делюсь.

— Конечный результат после долгих раздумий — это и есть участие в “Dance революции”?

— Да, я тут по кругу походила и приняла решение — еду.
Вообще, у меня много идей. Я хочу, чтобы мне дали во Дворце зал и время, чтобы я могла набрать большой коллектив и заниматься с женщинами как хореограф. Ведь у нас принято, что если не пошел танцевать в шесть лет, то в тридцать тебе идти уже некуда. Такое, вроде бы, правило. Но я считаю, это неверно. Люди хотят танцевать, а не просто заниматься фитнесом или аэробикой, что тоже очень здорово. Но танец — это особенное удовольствие. И хочется, чтобы у всех была возможность танцевать, невзирая на возраст и другие причины.

Марина еще раз подчеркивает — она против любых стереотипов:

— Я всегда ждала момента, когда смогу делать то, что я хочу, смогу переломить стереотип, некую определенность в амплуа: одно направление, один танец, подходящую комплекцию, нужный возраст… Ты должен что-то выбрать и быть таким, каким тебя хотят видеть. Но почему?

Глядя на Марину Парфенову и общаясь с ней, очень быстро понимаешь: можно ничего в себе не стесняться, делать то, что нравится. Она говорит: “Даже если превратишься в асфальт, все равно кто-нибудь да скажет — неправильно лежишь!”. Марина убеждена: нужно любить себя любым. И, кажется, она сама и есть настоящая “танцевальная революция”.

Это интересно(8)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *