Несгибаемые

Апатиты. Оленеводы и олени - фотовыставка о характерах, трудовых буднях и жизненной философии

Валерий Ткачев, автор фотовыставки, и одна из его работ - это дерево он считает символом стойкого саамского характера.

Валерий Ткачев, автор фотовыставки.

Уникальная выставка оформлена в Музее-архиве истории изучения и освоения европейского Севера. Ее автор — Валерий Ткачев, главный редактор газеты “Ловозерская правда”. Он родился и всю жизнь живет в Ловозере, несколько лет работал в сельхозкооперативе “Тундра”, а потому знает жизнь и дело оленевода изнутри. Так же, как и характер, привычки и обычаи саамов. Им всем и посвящена выставка — с уважением и любовью.
51 фотоснимок под общим названием “Люди и олени Кольской тундры”: пейзажи, портреты, жанровые сцены. В упор на нас, зрителей, смотрят глаза: человеческие и оленьи. Эта особая жизнь, которую трудно понять человеку городскому, немножко, самым краешком приоткрывается для нас благодаря работам Валерия Ткачева. И видим мы здесь не только красоту холодной зимней тундры до горизонта, но и животных — знакомых по саамским сказкам или сувенирной продукции. А главное, все же, — лица людей, современных оленеводов.

Фото Валерия Ткачева.

Фото Валерия Ткачева.

Валерий Ткачев, редактор газеты “Ловозерская правда”, фотоделом увлечен с детства — занимался им в кружке в Доме пионеров. Он родился и вырос в Ловозере, учился на журналиста, но пришлось поработать какое-то время и в сельхозкооперативе “Тундра”. Эти фото — совсем не любопытство стороннего человека, наоборот: здесь свое, родное, и рассказывать о нем и просто и сложно одновременно.

— Для съемок в стаде я брал самую простую дешевую камеру, потому что по тундре с тяжелой техникой не набегаешься, здесь невозможно использовать, например, штативы и подсветки. И до стада ведь еще дойти надо… А вот на фото — маленький олешек. Стадо проходило мимо, я сидел в кустах и он сам ко мне подошел проверить: что это я там делаю? Они ведь очень любопытные. Только надо знать, где сидеть.
Вообще, я хотел показать, что это стереотип такой, мол, все олени “на одно лицо”. Это неправда — мало того, что у каждого свой окрас, так еще и свой характер, привязанности и чувства.

А вот эти пейзажи я сделал двумя способами. Некоторые — с горы, с видом на Сейдозеро. Поднялся на гору, встал, а внизу пасется стадо. Так и ходили вокруг… А виды на действующие базы оленеводов сделаны с вертолета — это в 80 километрах от Ловозера.

Фото Валерия Ткачева.

Одна из работ Валерия Ткачева — это дерево он считает символом стойкого саамского характера.

По словам Валерия в его родном селе сегодня проживают около трех тысяч человек и численность практически не меняется последние тридцать лет. В оленеводческом кооперативе и работают все люди, представленные на портретах. И почти все они саамы.

— Раньше оленей пасли и в Мончетундре, и вокруг Умбозера, в районе Верхнетуломского водохранилища — там были огромные стада, потом это все затопили… И тут, конечно, в Кировске. А потом все оленеводство сместилось на восток. С одной стороны, пастбищ на полуострове хватает. Но из-за индустриализации были брошены родные для саамов деревни — это больно. Многие потеряли себя, потеряли профессию, корни. Вот эти люди на портретах — они работают в оленеводстве, как их родители и деды. Это призвание, судьба, и единственное, что они вообще умеют делать. Так и говорят: больше я ничего не умею, если не будет оленей… Их труд заключается в полном цикле жизни оленя: рождение, выращивание, выпас. А вот для забоя есть специализированные бригады — сами оленеводы не очень любят это, они ведь привязываются к животным.

Фото Валерия Ткачева.

Фото Валерия Ткачева.

Я отмечаю, что, судя по фото, саамские оленеводы выглядят совершенно иначе, чем на картинках в книжках и в сувенирной продукции…

— Про этих людей мало кто говорит и мало кто их показывает. А ведь они самые настоящие! Вот портрет чумработницы Татьяны Кириловой — она всю жизнь в тундре. Посмотрите на ее руки — ими она всю жизнь выделывает оленьи шкуры, шьет из них теплую одежду. Вот Галкин Семен Николаевич — абсолютно коренной житель Ловозеро. Вот парни молодые, голубоглазые… Все люди разные, каждый — индивидуальность.
Я делал эти портреты, может, еще и для них самих, ведь их никогда никто не фотографировал. А если пытались какие-то приезжие мастера снимать, то на их фото очень часто и люди и олени изображены… спиной! Олень, он тоже все понимает. Посмотрите на них, разве можно, глядя в эти глаза, усомниться в этом? Да у него мудрости во взгляде больше чем у иного человека.

— У вас даже не совсем портреты, скорее репортажные снимки получились — на фото люди заняты своим делом, специально не позируют. Как они согласились и смогли быть настолько естественными?
— Это сложный вопрос. Чтобы доверие было абсолютным, нужно быть внутри дела, внутри бригады и ее повседневной жизни. Эти оленеводы знают меня, доверяют, и вот это доверие я всегда очень боялся не оправдать. А кроме того, каждый из них, как любой человек, хотел хорошо выглядеть на фото, быть красивым, веселым, интересным, чтобы фотограф недостатки не вытащил наружу, а достоинства подчеркнул.

— А какой он, саамский характер?
— Это мирные люди и характер у них покладистый, и этим, к сожалению, пользовались. Саам не будет ничего доказывать, не будет выходить на демонстрацию, за что-то биться… Он разворачивается и уходит, если видит несправедливость. Так они себя ведут до сих пор.

Фото Валерия Ткачева.

Фото Валерия Ткачева.

Оленеводы живут на базах замкнутым кругом, у них есть свои принципы, свои правила поведения. Всегда открытые двери, нет ни сундуков, ни сейфов. Абсолютное доверие к любому человеку сразу, заранее. Но если вдруг — а случаи всякие бывают! — кто-то совершает неблаговидный поступок, они его выживут из своей среды. Без конфликта — просто перестанут принимать, и ему придется уйти. При этом ничего не нужно специально делать, чтобы оленеводы тебя приняли — они любого сразу воспринимают, как хорошего.
Валерий Николаевич рассказал еще и об очень личном моменте. Его мама — саамка, отец — русский. А дед по матери был оленеводом до войны, погиб в 1942 году здесь, под Кандалакшей. Было ему в тот момент 26 лет…

— У нас не сохранилось ни одной его фотографии, и я уже здесь, развешивая портреты, поймал себя на мысли: может быть еще и поэтому я фотографирую этих людей? Может быть это попытка угадать, понять, каким был мой дед? Может быть тоже вот такой — веселый, задумчивый, любил свое дело?
А вот — особенное для меня фото с деревом. Я его специально показываю всегда, оно как символ саамского характера. Такой несгибаемый, живущий на севере. Этот север переламывает все живое, загибает его, но дерево все равно стоит. Под всеми ветрами, кругом ведь голая тундра! У дерева отваливаются ветки, но оно — стоит…

Фотовыставка Валерия Ткачева уже была показана в Ловозере и в Оленегорске. В Апатитах ее дополнят видеокадрами из документального фильма того же автора, а также подборкой саамского рукоделия от известной семьи Юрьевых: вязаные и шитые из кожи вещи, выделка бисером, сувениры из оленьего рога.
Увидеть все это можно с 28 октября по адресу: Апатиты, Академгородок, 40а, с 10 до 19 часов, вход свободный.

Это интересно(0)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *