Бесчестие мундира

Кировск. В суде закончили рассмотрение дела о получении полицейским взятки

Краска, которой метят купюры для проведения оперативно-розыскных мероприятий, очень долго остается на руках.

Краска, которой метят купюры для проведения оперативно-розыскных мероприятий, очень долго остается на руках.

Любое преступление обычно вызывает массу негативных эмоций. Преступление, совершенное тем, кто должен соблюдать закон в силу профессии — это просто шок.

Ты — мне, я — тебе

Обвинительным приговором закончилось судебное разбирательство дела по обвинению уже бывшего сотрудника полиции в получении взятки.
Дело возбудили и расследовали в Апатитском следственном отделе СУ СКР по Мурманской области. А случилось это после того, как сотрудники ФСБ задержали с поличным при получении 150 тысяч рублей сотрудника отдела по контролю за оборотом наркотиков.
В отдел Михаил (имя изменено) попал года за полтора до задержания, работал оперативником. Однажды, во время оперативно-розыскных мероприятий, в которых участвовал и он, полицейские задержали жителя города. Во время досмотра изъяли у того амфетамин и гашиш. Уголовное дело возбудили, а задержанного отпустили под подписку о невыезде.

— Через некоторое время оперативник встретился с человеком, которого задерживал, чтобы поговорить о сотрудничестве, — рассказывает Дмитрий Камынин, заместитель руководителя Апатитского следственного отдела СУ СКР по Мурманской области. — Встреча произошла вне отдела полиции.

Во время разговора житель Кировска пожаловался Михаилу на трудности жизни: мол, адвокат просит за свои услуги очень внушительную сумму. Но при этом шансов остаться на свободе у него 50 на 50. Тогда сотрудник полиции и предложил отдать деньги ему, причем меньшую сумму, а он за это поможет — предоставит в дело документы о сотрудничестве обвиняемого с полицейскими. Более того, сказал, что и в будущем на него, как на должностное лицо, можно будет рассчитывать в случае возникновения проблем с законом.

— Во время расследования кировчанин указал на то, что это предложение действующего сотрудника полиции он понял так: если снова попадется с наркотиками, можно позвонить Михаилу и тот окажет ему содействие как должностное лицо. А также, что оперативник предупредит его в случае, если он попадет в разработку его коллег, — продолжает Дмитрий Камынин.

В общем, договорились. Спустя некоторое время кировчанин продал машину, о чем очень быстро узнал Михаил и спросил: где деньги? Пообещав оперативнику привезти их, кировчанин направился в ФСБ. Там он все рассказал, получил 150 тысяч рублей мечеными купюрами и передал их полицейскому во время проведения оперативно-розыскного мероприятия. Спустя непродолжительное время сотрудник полиции был задержан.

— Вину он признал и даже написал явку с повинной. Суд избрал ему меру пресечения в виде ареста. Но через пару недель областной суд ее изменил на более мягкую: запрет определенных действий, — рассказывает Дмитрий Михайлович.

Это недавно введенная в УПК РФ мера пресечения, по которой суд может запретить, к примеру, покидать квартиру в определенное время, или общаться с определенными людьми, а также водить машину, или пользоваться телефоном и Интернетом.

— И тут случился курьез: к моменту его выхода из следственного изолятора служебная проверка в отношении него была еще не закончена. А поскольку на работу ему ходить не запрещали — они явился в отдел, правда, делать там ничего не мог в силу запрета суда, — рассказывает Дмитрий Камынин. — К вечеру проверку закончили и его уволили из органов по отрицательным мотивам.

Расследование закончилось, и дело передали в суд, где обвиняемый повел себя неожиданно.

Надеялся на чудо?

О ходе судебного следствия рассказывает Юрий Кочевинов, прокурор Кировска, который поддерживал государственное обвинение:

— Рассмотрение настоящего уголовного дела в суде, с одной стороны, не представляло особой сложности, так как подсудимый был задержан с поличным, и не отрицал своей вины в незаконном получении 150 тысяч рублей от жителя Кировска. С другой стороны, дело было чрезвычайно сложным в доказывании именно взятки, а не мошенничества, на чем настаивала сторона защиты.

В судебном заседании подсудимый занял позицию полного отрицания инкриминируемого ему преступления. По его версии, деньги он взял не в качестве взятки, а совершил простое хищение в виде мошенничества. По его словам, свои обещания выполнять он не намеревался и попустительство по службе в будущем допускать не собирался.
Обязанность государственного обвинителя состояла в том, чтобы ответить на вопрос, что совершил подсудимый — взятку или мошенничество? Почему подсудимый, который на первоначальном этапе предварительного следствия признавал свою вину в получении взятки и даже написал явку с повинной, в судебном заседании пытался отстаивать свою версию о том, что он пытался обмануть гражданина С.? Для ответа на этот вопрос нужно просто сравнить санкции обеих статей. За мошенничество максимальное наказание — лишение свободы на срок шесть лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей. За получение взятки — лишение свободы на срок до восьми лет со штрафом в размере до сорокакратной суммы взятки. А в данном случае это шесть миллионов рублей…

По словам Юрия Анатольевича он, как гособвинитель, настаивал на том, что подсудимый, имеющий высшее юридическое образование, четко понимал, какой исход дела для него наиболее благоприятен, а отсюда и его отношение к предъявленному обвинению. В прениях прокурор указал: версия подсудимого о мошенничестве является не чем иным, как защитной позицией, занятой с одной целью — избежать заслуженного наказания. Говоря о наказании, которое гособвинитель просил назначить подсудимому, Юрий Кочевинов еще раз обратил внимание на его личность и место работы:

— Подсудимый совершил преступление при исполнении должностных обязанностей сотрудника полиции, чем грубо нарушил данную им присягу на верность Российской Федерации и ее народу.

Учитывая это и, несмотря на наличие смягчающих вину обстоятельств (наличие на иждивении малолетнего ребенка, явка с повинной), гособвинитель просил суд назначить подсудимому реальное наказание со штрафом, и дополнительное — лишить подсудимого специального звания “старший лейтенант полиции”.
В итоге Кировский городской суд признал подсудимого виновным в получении взятки и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на три года в колонии общего режима со штрафом в размере трехкратной суммы взятки. Также по приговору суда он не имеет права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, выполнением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных полномочий на государственной службе и в органах местного самоуправления на срок до трех лет. Звания “старший лейтенант полиции” суд тоже его лишил.

По словам Юрия Кочевинова, для подсудимого такой приговор был полной неожиданностью. На оглашение он пришел без вещей, значит, был уверен, что из здания суда он отправится домой. Но… поехал в наручниках в изолятор.
Приговор еще не вступил в законную силу.

Это интересно(4)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *