Убивать не хотели

Апатиты. Рассмотрение двух резонансных дел закончились обвинительными приговорами

На этой неделе закончили слушание двух историй двух смертей. Обе по-своему резонансные. В первом случае потому, что погиб пятилетний ребенок, а подозреваемая во втором преступлении отправилась признаваться в нем на Первый канал.

На строгий режим

Историю жизни и гибели пятилетнего мальчика изучали в суде более двух месяцев. Судебные разбирательства были морально тяжелыми. Детали самых важных допросов в суде мы публиковали, а вот самые жуткие, от которых слезы наворачивались у сторонних наблюдателей, и сейчас не рискнем. Это были показания медиков: врача и фельдшеров скорой помощи, а также хирурга, который делал ребенку первую трепанацию черепа. Оказывается, была и вторая, как прозвучало в суде, “операция отчаяния” — ею спасти мальчика пытался главный врач Апатитско-Кировской центральной городской больницы Юрий Ширяев. Но в момент его появления в больнице мозг ребенка уже был поражен слишком сильно…

Напомню, судя по материалам уголовного дела, отчим ударил ребенка 4 ноября 2017 года около полуночи, скорую вызвали в третьем часу ночи 5 ноября, до начала пятого утра мальчика готовили к операции. Дальнейшие подробности спасения малыша вряд ли стоит описывать, скажу одно: в суде врач говорил, что шансы выжить у ребенка были, если бы к медикам он попал сразу после получения травмы.

В начале судебных разбирательств подсудимый признавался в том, что нанес три удара по голове пасынка за непослушание и устроенный им бардак. В конце он утверждал: ударов было два, третий назвал толчком, уворачиваясь от которого, мальчик ударился головой о стенку. Между тем, согласно заключению судмедэксперта, ребенок получил не менее 11 ударов, из которых не менее шести пришлись на голову. Помимо черепно-мозговой травмы, у ребенка обнаружили свежие переломы двух ребер и носа, а также полусросшиеся переломы еще шести ребер.

Государственное обвинение в этом деле поддерживала прокурор города Татьяна Степанова, которая в прениях сказала, что вина подсудимого доказана полностью и просила суд назначить ему наказание в виде 13 лет лишения свободы.

Приговор огласили 22 июня. Суд признал жителя Карелии виновным в совершении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, совершенного в отношении малолетнего лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Суд приговорил его к наказанию в виде девяти с половиной лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Также суд удовлетворил иск прокурора о взыскании с осужденного в пользу территориального Фонда обязательного медицинского страхования затрат, связанных с лечением ребенка, на сумму 86303 рубля. Приговор еще не вступил в законную силу.

С экрана за решетку

— А это кто? — удивленно спросила подсудимая своего адвоката, завидев в зале незнакомое лицо.

— СМИ.

— Им тут обязательно быть?..

Подобный вопрос слышать странно, ведь на скамье подсудимых находилась женщина, которая сама отправилась на Первый канал признаваться в убийстве мужа.

orig

4 октября 2017 года в эфире ток-шоу “Мужское/женское” внезапно прозвучало название нашего города, выпуск назвали “Сын убийцы”. А начался он с того, что главная героиня шоу, которая приехала в Москву автостопом из Апатитов вместе с пятилетним сыном, заявила: “Я убила человека”. Свое появление в студии Светлана Верстова просила считать признанием вины и явкой с повинной. Уже в суде выяснилось, что экранная история довольно сильно отличается от того, что произошло на самом деле.

Во время передачи и позже, во время следствия, женщина утверждала — она защищалась. По ее версии 30 августа прошлого года муж забрал ее сына из детского сада и около половины восьмого они вместе зашли к ней на работу. В тот день в коллективе поминали коллегу, то есть выпивали. Присоединился муж к поминкам или нет, Светлана не уточняла. После окончания смены, примерно в половине десятого вечера, семья отправилась домой. Ближе к полуночи все легли спать. Но в начале первого позвонила жена брата мужа — она поругалась с супругом и просила забрать ее вместе с маленькой дочкой к себе.

Светлана с мужем поехали к родственнице и привезли ее домой. Утро для них наступило часов в 11, обе женщины собирались на работу — детей планировали оставить с неработающим мужем Светланы. Но тот куда-то вышел, а вернулся с бутылкой водки. Жену это возмутило, мол, как оставить малышей с пьяным? Она попыталась вылить водку, но мужчина не дал этого сделать и даже попытался ударить жену, за нее вступилась родственница. Ссора закончилась тем, что все решили этой водкой опохмелиться, заодно снова помянуть коллегу. Когда спиртное закончилось, родственница легла спать, Светлана смотрела телевизор, а ее муж снова ушел. Вернулся опять со спиртным и между супругами снова вспыхнул скандал.

Из материалов уголовного дела: “Я при нем вылила водку в раковину. Это привело мужа в бешенство, он пытался меня ударить. В это время проснулся сын, просил не трогать меня. Я села на кровать, муж подошел и несколько раз ударил меня кулаком. Я уворачивалась, потом, опасаясь, что он может причинить вред детям, взяла в руки табуретку, встала, и начала ею отмахиваться — из стороны в сторону, чтобы муж не смог подойти ни ко мне, ни к детям. Попала по нему, точно не помню куда, он отпрянул, уперся телом в кухонный шкаф. Потом резко развернулся, открыл шкаф и взял оттуда кухонный топорик-нож. Размахивая им, шел ко мне, приговаривая: “Я тебя сейчас зарежу”. Он был вообще невменяемый: глаза бешеные, бессмысленные. Как зомби. Сын попытался защитить меня. Я испугалась за него. Снова взяла табуретку и нанесла один удар…”

После этого мужчина упал, нож выронил, женщина, по ее словам подняла его и убрала на место. В этот момент муж попытался подняться, она снова испугалась и снова ударила его табуреткой. Он упал окончательно и захрипел.

После этого Светлана успокоила детей, увидела льющуюся из раны на голове мужа кровь и разбудила родственницу, которой сказала, что ударила мужа. Потом вызвали скорую. Медикам женщина рассказала совершенно иную историю: мол, муж гулял где-то по общежитию, его избили, он пришел домой упал и ударился головой о табуретку.

Из материалов уголовного дела: “Я понимала, что именно я причинила ему травму, от которой он умер. Конечно, тогда я не могла знать, что он умрет. Но все равно испугалась, что меня посадят в тюрьму, поэтому соврала медикам”.

Мужчина умер в больнице, не приходя в сознание, через восемь суток. Узнав об этом, Светлана поехала в Москву. Объясняла, что это не было попыткой скрыться — она ехала пристроить сына в хорошую приемную семью, именно для этого и обратилась в ток-шоу.

Во время следствия, а потом и в суде, версия самообороны рассыпалась. На топорике, которым якобы угрожал ей муж, не обнаружили отпечатков его пальцев. Родственница, а также соседка Светланы, которая зашла в квартиру сразу после происшествия, утверждали — топорика нигде не было. Кроме этого в деле есть самый важный свидетель, на глазах которого все и случилось — пятилетний сын Светланы. Да-да, следователям пришлось пообщаться и с ним. Мальчик, как мог, рассказал о драке мамы и папы (так он называл отчима): мама ударила папу по голове табуреткой, во время драки у папы в руках ничего не было.

— Вопреки доводам подсудимой, полагаю, что ее виновность в совершении преступления полностью подтверждается не только материалами уголовного дела — показаниями свидетелей, допрошенных в судебном заседании и оглашенных, результатами экспертиз и иными исследованиями, — но и ее собственными показаниями, — отметила во время прений Ирина Алексейчина, поддерживающая в суде государственное обвинение.

Лишь раз, во время очередного допроса Светлана действительно призналась: перед роковым ударом муж уже никакой опасности для нее не представлял. Эти показания огласили в суде, и женщина их не стала оспаривать.

Ирина Игоревна просила суд признать Светлану Верстову виновной, а при назначении наказания учесть смягчающие вину обстоятельства, среди которых явка с повинной, частичное раскаяние подсудимой, наличие у нее малолетнего ребенка, а также противоправное поведение потерпевшего, которое стало поводом для совершения преступления. Несмотря на них, представитель гособвинения просила назначить Верстовой семь лет лишения свободы.

— Мне очень жаль, что все так произошло, что, защищаясь, я нанесла ему один удар, который пришелся в голову, после которого он скончался. Я искренне раскаиваюсь в содеянном, но умысла причинять тяжкий вред здоровью у меня не было, я всего лишь защищалась, — звучало в последнем слове подсудимой.

По этому делу приговор огласили 26 июня. Светлану Верстову признали виновной в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего. Женщине назначили наказание в виде семи лет лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. Приговор еще не вступил в законную силу.

Это интересно(0)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *