Еда как повод для конфликта,

или Странный случай с мурманчанкой

Как всегда бывает в жизни, эта история неоднозначная. Кто-то скажет, яйца выеденного не стоит. Кто-то спросит: а нельзя ли с людьми помягче?

Нина  Петровна Красноперова  и ее соседка  по палате  в “Изовеле”  Римма Павловна Шиханова. Обе говорят, что в их возрасте нужно не так уж много - лишь внимательное отношение. Фото Натальи Черновой

Нина Петровна Красноперова и ее соседка по палате в “Изовеле” Римма Павловна Шиханова. Обе говорят, что в их возрасте нужно не так уж много — лишь внимательное отношение. Фото Натальи Черновой

Началось все с того, что в редакцию позвонил Анатолий Яковлевич Никитин, старший контролер профилактория “Изовела”, и сообщил:

— Нам тут одну нашу гостью вернули из Кировска, из больницы, а мы все за нее переживали. Там конфликт произошел…

Анатолий Яковлевич говорит: пожилых людей по путевкам в профилакторий приезжает много. Он всем помогает, как может, гости — люди слабые физически и сложные с точки зрения характеров. А вот прохладное отношение кировчан к одной из пациенток “Изовелы” его задело.

А вот и она — Нина Петровна Красноперова. Ей 76 лет, живет в Мурманске, приехала в “Изовелу” впервые. Работала на железной дороге. У нее взрослые дети — дочь в Волгограде, сын в Сафоново. В Мурманске Нина Петровна живет одна, а потому и путевку ждала с нетерпением — с людьми побыть и подлечиться заодно.

— Прибыла я в профилакторий 7 ноября, — рассказывает мурманчанка. — А утром 8-го, еще до завтрака, меня приступ “посетил”. Девочки-медсестры первую помощь оказали, но я в чувство не вошла. И они вызвали скорую. Те сняли кардиограмму и говорят: нужно везти в больницу. Я не хотела, плакала, но они все равно настояли.

Еду, все в тумане. Спрашиваю: чего так долго, куда едем-то? Медики промолчали, усмехнулись и ничего не ответили. В приемном покое я немножко посидела, врач меня осмотрела. И повезли меня на третий этаж, в кардиологию. Везут, а я говорю: “Я так есть хочу! В “Изовеле” не позавтракала, а у меня сахарный диабет, мне обязательно бы надо.” И слышу: буфет закрыт. А я-то боюсь в кому впасть, у меня сахар поднялся!

Ну, привезли в палату, положили, принесли капельницу, до обеда далеко… Тут женщина пришла сестру навещать, угостила хлебом. Обед дали, вечером опять другие пациентки со мной делились домашним — я ж одна, кто мне что привезет? А утром одну женщину стали выписывать. Я ей говорю: “Неля, я вам денег дам, купите курицу, сварите мне, пожалуйста”, а она отвечает: “Что вы, из Апатитов к вам с курицей ехать?..”

— А я где?

— В Кировске.

— Как в Кировске?!

Не знала целый день, что не в Апатитах лежу…

Утром была каша на завтрак, яблоко мне соседка дала. Тут и врач пришла. Я ей говорю: у нас в Мурманске мне как диабетику дополнительный паек давали. Второй завтрак — стакан молока и хлеб. Мне бы тоже надо… А доктор отвечает: вам не положено! Да, я не на инсулине, а на таблетках, но тем не менее. Словом, опять я расстроилась. Меня ж как увезли — ни халата, ничего, так и лежу. Я спрашиваю: а что мне дальше-то, как быть? Что мне, обратно в санаторий? Доктор отвечает: да, езжайте в санаторий! И бумагу на отказ несут.

Ну, кое-как с помощью больных я собралась, меня вывели вниз, помогли одеться. Такси мне вызвала девушка из пациенток тоже. И я до обеда 8 ноября уже опять была в “Изовеле”. И здесь теперь нахожусь. Вот так я в Кировске поотдыхала и поправилась. Ну как так — кусочка хлеба в больнице не найти?..

Нина Петровна рассказала, что дома, в Мурманске, она в больницах лежит пару раз в год: у нее слабые ноги, нелады с сердцем, да еще и давняя инвалидность после травмы позвоночника. О лечении в Кировске она ничего плохого не говорит: все анализы взяли вовремя, сделали ЭКГ и рентген, ставили капельницы. А вот отношение удивило: человек пожилой, нездоровый, да еще из другого города, без родных рядом, всего-то есть сильно хотел. И вот что вышло.

Женщина попросила “пропесочить” черствых медиков. Но “песочить” — не наша задача, впрочем, как и у врачей основная задача — лечить, а не подкармливать больных. Это — по закону, регламенту и прочим документам. Хотя, казалось бы, вот тебе перепуганная, а потому сердитая, старушка с диабетом — неужели в ординаторской печенья или бутерброда лишнего не найдется?

Но — ладно. Вот как разъяснила нам ситуацию доктор, которая вела Нину Красноперову.

— Я ее сама приняла, у нее были проблемы с сердечным ритмом. Положила к себе в палату, — говорит терапевт Нина Глебова. — На следующее утро я пришла на общий обход и столкнулась с агрессией. Претензия была по поводу отсутствия дополнительного питания. Женщина сказала, что у нас все плохо, и собралась обратно в “Изовелу”.

Нина Алексеевна также пояснила, что дополнительного питания в больнице в принципе не существует. Пациентам, больным сахарным диабетом, вводят инсулин перед едой, поэтому кормят их пять раз в день — это называется дробное питание. А те, кто пьет таблетки, делают это три раза в день, поэтому в больнице их кормят только завтраком, обедом и ужином. Но меню у них тоже особенное, специальное для диабетиков. Завтрак в больнице проходит с 9 до 10 утра, обед — с 13 до 14 часов, ужин — с 17.30 — до 18.30.

— Завтраком пациентку не накормили, потому что она поступила позже него, — говорит главврач АКЦГБ Юрий Ширяев. — Списки на количество порций на завтрак подаются вечером предыдущего дня. А вот обед и ужин у нее был по расписанию.

В общем, ситуация одна, а выглядит она для всех по-разному. По правилам все верно, а осадочек, как говорится, остался. А что думаете вы, дорогие читатели?

 

Это интересно(2)(2)

6 Комментарии

  1. Дорогие читатели:

    А что думаете вы, дорогие читатели?
    ————————————
    Мы думаем, что жрать меньше надо, от ожирения и диабет, и с сердцем проблемы, и с сосудами.

  2. Ольга:

    Человек, оставивший коммент выше видимо далёк от медицины и не имеет родственников с таким заболеванием, как диабет. Диабетик может впасть в кому, если вовремя не поест и не примет таблетку. А это чревато реанимацией не на один день. И дай Бог, если его вернут из комы.
    И ещё, диабетик может быть полным, но не из-за того, что «жрёт», а из-за того, что нарушен обмен веществ.

  3. Анна:

    Да уж!!!! Мы «черствеем» на глазах!!!!!

  4. Марина:

    Уж да уж! Все вроде бы и по закону, но далеко не по-человечески. Врач, учитель, священник душу должны иметь. Врач без души — это функционер от медицины. Представила себя на месте больной, пожилой женщины, в чужом месте, да еще, как оказалось, и виноватой во всем….страшно в больницу попадать.

  5. Читатель:

    «страшно в больницу попадать.» Особенно в АКЦГБ…

    • Михаил:

      попал я тут в больницу… Приехал из Апатитов в славный городок — Аткарск Саратовской области — вышел на пенсию…
      У меня давление около 200/105, надо регулярно таблетки принимать, но — под контролем давления. Так вот, прошу постовую сестру давление померить, а она мне в ответ-мне некогда. И ещё, при поступлении в отделение даже анамнез не собрали- чем болеешь, чем лечишься, а только адрес и телефон жены (куда потом тело отдавать). Так что УМЕРЛА НАША МЕДИЦИНА! и — не только в АКЦГБ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *