Весь мир едет на Север

Киркенес - Апатиты. Почему китайские туристы не боятся холодов

Оказывается нам, жителям Заполярья, повезло — мы живем там, где всегда выпадает снег и наступают морозы, где есть зима и все приятные моменты, связанные с нею. И счастливчики вовсе не те, кто обитает на берегах теплых морей и океанов. Север — это эксклюзив. И его привлекательность заключается не в богатстве полезных ископаемых, нефти и газа, а в холодной чистоте природы.

Не дождетесь!

Когда в 2014 году разразился кризис, и мы из-за дороговизны евро и норвежской кроны перестали ездить на выходные в соседний Киркенес, некоторые “знатоки” предрекли этому маленькому норвежскому городку скорый упадок. Мол, русские деньги больше не приходят, экономику развивать некому — “загнется” Киркенес. В 2015 из-за падения цен на железную руду там закрылся рудник. А следом ударил еще один кризис — беженцы из Сирии стали прибывать в Киркенес в огромном количестве. И как тут не поверить пессимистам — нет будущего у городка.

Руне Рафаэльсен - мэр города Киркенеса с 2015 года.

Руне Рафаэльсен — мэр города Киркенеса с 2015 года.

Однако правы оказались те, кто не спешил с выводами относительно мрачного будущего нашего северного соседа. У Киркенеса открылось второе дыхание. Кто ему помог вздохнуть по-новому? Об этом рассказал Руне Рафаэльсен, мэр Киркенеса, когда встречался с нами, журналистами из Мурманска, Архангельска и Карелии, в рамках “Баренц-спектакля” и Киркенесской конференции.

 — Я родился в 70 метрах от мэрии, где мы с вами сейчас находимся, — такими словами встретил нас мэр. — Практически всю жизнь прожил здесь. И всегда тут, на границе, у нас были тесные связи с русскими людьми.

Первый раз в России (Советском Союзе тогда) я побывал в 1962 году, без визы. В 1970-м поехал в Мурманск уже с визой на поезде Никель-Мурманск. 12 лет я возглавлял Баренц-секретариат, а в сентябре 2015 года меня выбрали мэром.

В Киркенесе и Сер-Варангере живут 10200 человек. Быть мэром сложная и интересная работа. В том числе и в сохранении хороших дружеских отношений с соседними странами, с Мурманской областью. Совсем недавно мы заключили новый договор о сотрудничестве с новым главой города Мурманска Дмитрием Филипповым.

— Из чего складывается бюджет Киркенеса, что приносит городу доход?

— Бюджет складывается в первую очередь из местных налогов — налога на недвижимость, например. Есть поступления из федерального бюджета. Плата за детский сад тоже идет в местную казну. Стараемся, чтобы не было дефицита бюджета, но в прошлом году не удалось этого достичь. Надеемся, что в этом году получится.

— А “Баренц-спектакль” приносит Киркенесу доходы?

— Нет, он денег не приносит, наоборот, мы вкладываем сами. Но ведь это событие формирует лицо города, наши расходы оправданы.

Беженцы были везде

фотография-(5)

Достопримечательностей в Киркенесе не так много. Одна из них — судоверфь “Kimek” да закрывшаяся фабрика по переработке железной руды. Но люди едут сюда за природой и холодом. Фото Ольги Щербаковой

Мы не могли не спросить господина Рафаэльсена о том, как город пережил наплыв беженцев. Ведь кризис случился в тот момент, когда Руне стал мэром.

— В конце 2015-го, за три месяца, государственную границу пересекли 5500 беженцев, и это был национальный кризис, — ответил Руне. — Государство оказалось не готово к таким событиям, и муниципалитет Киркенеса взял на себя ответственность. Вначале людей размещали везде: и на пожарной станции, и в отелях. Конечно, это стоило городу больших денег. А когда мы выставили счет министерству иностранных дел, они отказались платить, и это длилось целый год! А опыт работы с беженцами у нас уже был, когда в аэропорт Киркенес в 90-х прибывали беженцы с Балкан.

Норвежские коллеги-журналисты рассказали нам, что после кризиса с беженцами Киркенес стал практически банкротом, 16 миллионов крон было потрачено.

— На март этого года назначен суд по возмещению расходов, — продолжил мэр. — Однако на прошлой неделе мы с министерством пришли к компромиссу и в итоге получили все, что потратили. Я считаю, в этой ситуации просто нечестно было бы оставить нас без денег.

Кстати, сейчас норвежское и финское телевидение снимают фильм о тех событиях, и расследуют вопрос: а почему это случилось так внезапно и столько беженцев оказалось одновременно в одной точке? Всех беженцев тогда, в конце концов, распределили по всей Норвегии, в Киркенесе остались три-четыре семьи — сирийцы.

 

Крабы пришли из России

 

Ну а теперь мэр Киркенеса рад, что вся эта история позади, и он может заниматься более приятными и интересными делами — развитием морской гавани, строительством железной дороги до Финляндии или, чем черт не шутит, железной дорогой из Никеля в Киркенес.

— А как у вас с безработицей?

— Безработицы намного меньше, чем в других местах севера Норвегии, она составляет 3,6 процента. Правда, в конце ноября 2015 года закрыли рудник и 400 человек потеряли работу, но Киркенес получит деньги на создание 300 рабочих мест в частном секторе.

Растут доходы от рыболовства. Но самым успешным частным сектором экономики стал туризм. Шесть тысяч китайских туристов прибыли к нам за последнее время. Они приезжают в Киркенес через соседнюю Финляндию. У китайцев полно денег, они готовы к приключениям. И если раньше Киркенес был промышленным, брутальным городом, то теперь это туристический объект.

Самый большой вклад в развитие туризма в Киркенесе внесли камчатские крабы, или королевские, как их называют в Норвегии. А пришли они несколько лет назад безо всяких “документов” по дну Баренцева моря из России. В норвежских фьордах крабы стали настоящим бедствием — они сжирали все живое на своем пути, и себе подобных тоже, их было невероятное количество. Однако, как говорит Руне Рафаэльсен, норвежцы сумели большую экономическую проблему превратить в серьезный, прибыльный бизнес. И теперь Норвегия отправляет сотни тонн крабов в рестораны и магазины по всему миру — это же деликатес! Сафари на краба и рыбалка в холодных морских водах — самые востребованные приключения среди туристов на севере Норвегии.

NA1M1WjGNdM

Крабовое сафари в местечке Ярфьорд на самой границе с Россией — туристы едут за экзотикой круглый год. Фото Ольги Щербаковой

Руне Рафаэльсен рассказал, что в этом году обед участникам Киркенесской конференции готовил известный шеф-повар из Гонконга. Он подавал блюда, приготовленные из всего того, что можно было достать из местного фьорда. Шеф сказал, что более свежих и превосходных продуктов он в своей жизни не видел.

А ведь еще есть “Хуртигрута” — морские путешествия на современных лайнерах на мыс Норд Кап — самую северную точку Норвегии. Корабли “Хуртигруты” всегда останавливаются в Киркенесе. В том числе и новые корабли гибридного типа. Благодаря электрическим аккумуляторам они способны бесшумно скользить по воде несколько часов, не пугая шумом моторов морских обитателей и окружающую природу. Вот и отправляются богатые китайцы на север Норвегии, чтобы стать пассажирами на таких кораблях, полюбоваться в тишине полярной ночи на северное сияние, посмотреть, как ныряют киты, а потом выловить собственноручно краба и съесть его в ресторане на берегу. Да и не только китайцы.

Норвежские бизнесмены из туристической отрасли очень надеются, что в скором будущем станет возможным 24-часовое безвизовое пребывание морских путешественников на территории России. И тогда красивым кораблям можно будет пройтись и по Белому и по Карскому морю…

Но эта история пока не для российского туриста — это морское путешествие стоит огромных денег.

Это интересно(0)(0)

1 Комментарий

  1. Петя:

    Да бросьте вы….каких уж там прямо и огромных?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *