Оперение самца,

или Почему они недостаточно хороши для всех

На шоу театра “Искушение” в Апатитах в переполненном зале было совсем мало зрителей-мужчин. И правда, кто пойдет глядеть на чужое совершенство? Фото Анны Глодевой.

На шоу театра “Искушение” в Апатитах в переполненном зале было совсем мало зрителей-мужчин.
И правда, кто пойдет глядеть на чужое совершенство? Фото Анны Глодевой.

На днях две мои приятельницы сходили на шоу, которое в Апатиты привез театр “Искушение”. На сцене — только парни, частично обнаженные, танцевали под струями воды и насухо. Вся эта тестостероновая феерия оставила у моих подруг неоднозначные впечатления. Одна твердила: “Красавцы! Настоящие мужчины! Давно таких не видела: фигуры, мускулы, грация — ну все великолепно!” Вторая только пожимала плечами: “Ну… танцуют, да. Подготовка у них, конечно, сильная. Так им по двадцать лет, что ты хочешь?
Но еще и ведущий был — о ужас! Такую чушь нес, так и хотелось крикнуть: “Ты молчи и тоже давай танцуй!”

Русский, поляк, англичанин…

Начали мы, как обычно, с дискуссии — закончили, фигурально, мордобоем. Если вы хотите знать, о чем говорят женщины в бане и в гараже, — я вам сейчас объясню. Самые жаркие споры разгораются при обсуждении места мужчины в современном обществе. На личности мы, конечно, никогда не переходим — споры наши абстрактны, обобщаем и теоретизируем. Мол, “что ж это делается, люди добрые, кругом алкоголики и истерики, и пользы от них никакой в быту и на производстве”, после чего отправляемся по домам, заботиться о родных и любимых.
А на прошлой неделе огоньку нашим спорам прибавила новость о том, что российских мужчин признали одними из самых непривлекательных в мире. Рядом с ними в тройке аутсайдеров расположились поляки (их, в общем-то, от россиян отличить довольно трудно) и англичане (видимо, приняли во внимание типаж не Хью Гранта, а Стивена Фрая). Тут же интернет-сообщество поделилось на “конечно, наши мелковаты, и уши у них оттопыренные” и “на себя-то посмотри!”.
Впрочем, репрезентативным это третье место с конца не назвать. Оно — результат попыток зарегистрироваться на всемирном сайте знакомств “Клуб красивых людей”, который предлагает членство только тем, чьи фото одобрили представители противоположного пола.

Кстати, вместе с нашими страдальцами последние места рейтинга красоты делят дамы из Великобритании, Новой Зеландии и Австралии. Зато больше всего пропусков в клуб получают мужчины из Дании и Бразилии, женщины из Норвегии и Исландии, а лидерами стали граждане Швеции обоих полов.

Я никогда не встречала бразильца, была знакома с исландкой (помню невероятную копну рыжих кудрей), вполне солидарна с признанием кукольной миловидности некоторых норвежек, отдаю должное сиянию льдистых глаз-озер высоких датчан и не могу молчать о шведах. Да, когда ты идешь по городу Стокгольму, так и вертишь головой в разные стороны. Тут ведь они повсюду — красавцы. Ну ладно, не все красавцы, но есть некие общие черты, привлекающие женское внимание. Шведы отличаются ростом, хорошей лепкой головы (а тут уже генетика, мужское здоровье в нескольких поколениях), стройностью и ухоженными шевелюрами — здесь почти не встретишь обрюзгших, пузатых или лысых. Ну и… да, стиль, он же вкус, он же шик. Шведский мужчина хорошо одет. Он, может быть, в глубине души подлец, грубиян или расист, но нам-то видно четкого кроя пальто, кашемировое кашне, перчатки из оленьей кожи… И все это не нарочито, с небрежностью, как и положено тем, у кого этих пальто — два-три на сезон.

Вы скажете, я рассуждаю как мещанка? Ладно. Кроме пальто, есть еще какое-то общее ощущение уверенности и благополучия — во взгляде, в улыбке, в общей уличной учтивости. Это имеет отношение к красоте, поверьте!

Женюсь! Женюсь!

Но вернемся к нашим людям. О них совсем недавно я получила любопытное впечатление со стороны.
У меня есть заочный знакомый студент из Аргентины, сейчас живет в Ирландии. Иногда мы обмениваемся приветами в “Фейсбуке”, и вот он решил посетить Россию. Было у него много приключений и впечатлений, которыми он тут же со мной поделился:

— Я влюбился в Москву! Тут такие красивые девушки!
— А как насчет водки? Пробовал?
— Нет, но купил. И знаешь… Это невероятно, как вы можете говорить на английском языке! В России практически все могут. Да, девушки здесь красивее, чем в Ирландии. И хотя у вас они тоже очень сильно красятся, но в Ирландии даже слишком. Знаешь, я влюбился сто раз, пока гулял по Москве. Влюблялся с первого взгляда постоянно.
Еще я купил ушанку. Она мне пригодится дома, у нас бывает холодно. И я хочу сделать татуировку. У меня уже есть одна, но я хочу теперь набить русскую “Катюшку”, потому что моя мама любит эту песню.
— Вообще-то, “Катюша” — это орудие…
— Правда? Нет, это будет только имя. Да, так вот, насчет девушек. Я тут много раз видел таких красавиц с уродливыми парнями! Я хотел ей крикнуть: “Привет! Посмотри лучше на меня!” Почему у вас так?
— Ну, я не знаю, это трагедия (отправляю три улыбочки и одни слезы).
— Эх… Если такая девушка просто скажет мне: “Привет!”, я ее уже не отпущу.
— А ты сам-то красавец по аргентинским меркам?
— Нет, я средний. Не красавец, не урод. По шкале от одного до десяти у меня семерка.

Я начинаю вспоминать, видала ли я раньше аргентинцев. На ум приходят сериальные актеры Факундо Арана и Диего Рамос. Мой собеседник накидывает мне имена и фото их знаменитостей: Мирандо Мартинос, Николас Кабре, Гонсало Хередья, Поччо Лавеззи — от одних имен с ума сойдешь. На фото все они брюнеты со жгучим взором, таких только на танго приглашать!

— Так что насчет девушек? — спрашиваю. — Что в них такого особенного, чтобы так моментально влюбляться?
— Ну, они умные и говорят не только по-русски. И еще у них белая кожа и светлые волосы, маленькие носы и маленькие рты… Они такие хорошенькие, о-о-о!

Тут я задумываюсь: а зачем наши девушки накачивают себе губы, если маленькие рты — наше национальное достояние? А аргентинец продолжает:

— Вот фото девушки, я с ней в магазине сфотографировался. Если бы она мне сказала, что я милый, я бы сразу же на ней женился!
— Так быстро?
— Ну да, потому что она такая красивая. У нас в Аргентине таких нет.

Я высылаю ему три фото наших актрис, которые, на мой взгляд, выглядят типичными современными российскими красотками. Он тут же делает выбор:

— Вот мой идеал!

И указывает на фото Кристины Асмус. И мы возвращаемся к началу нашей увлекательной беседы:

— А теперь хочешь, я покажу тебе ее мужа?

Улетает фото, и в ответ читаю:

— О нее-е-ет! (далее — непечатно).

Визит персидского гостя

Вообще, что такое человеческая красота? Какое общее определение ей можно дать? И наука, и творчество имеют общий взгляд на это дело: красота — это гармония. Человеческий глаз определяет красивое как соразмерное, гладкое, свежее — словом, наливное яблочко, где правый бочок не сильно отличается от левого. Но куда девать такие «неправильные» образцы с выдающимися носами и челюстями, как Челентано или Венсан Кассель? Уродливыми их не назовешь, скорее — с изюминкой. Должно быть, тут что-то другое. Что же?
…Как-то раз в одну апатитскую контору приехал сорокалетний гражданин из довольно крупного города. Он прибыл в длительную командировку, на полгода. Снял квартиру и начал понемногу приживаться на новом месте.

Надо сказать, что гражданин этот не обладал никакими особенными внешними данными: не было у него золотых кудрей, греческого профиля и двухметрового роста. У него даже машины завалящей не было, и передвигался он на такси. Но через месяц гражданина окружил рой местных разнокалиберных дам. Ему посылали улыбки и записки, ему подмигивали и просили телефончик, его обсуждали и на новые встречи надеялись. И всюду, где был женский коллектив, гражданин производил впечатление ясна солнышка.

В чем же дело? А в том, что он как-то сразу повел себя не по-нашему. Первое, что он раздобыл в Апатитах, — адреса тренажерного зала с “железом” и маникюрного салона. Он считал, что в сорок мышцы должны быть сухими и жесткими, а пальцы — аккуратными и нежными. Во-вторых, он привез в город какой-то нездешний гардероб: не стеснялся носить синие джинсы с дубленкой и броги с меховой ушанкой. А самое главное, он почему-то вообще не стеснялся! Не посматривал угрюмо из-под бровей: “А всерьез ли меня воспринимают? А не посмеиваются ли надо мной? А не выгляжу ли я дурачком? А если выгляжу, то им же хуже, всем покажу, кто я есть!” Отчего-то не проявлял он и льстиво-угодливых наклонностей: и с собственным начальством и с таксистами, продавцами, прохожими разговаривал в одинаковой, дружелюбно-искренней манере. Когда с ним здоровались — улыбался, будто в жизни все сложилось, как надо. С дамами вел себя учтиво, был весел, не груб, не фамильярен и не болтлив, однако окружал каждую ощутимым человеческим теплом. Каждый, кто встречал гражданина, думал: “А может, плюнуть на все, взять выходной и пригласить парня на рыбалку, в горы, в баню, в бар (нужное подчеркнуть)?”
При этом стоит заметить, что этот человек не сделал за все полгода ни одного комплимента женщине. Не завел ни одного романчика, или, проще говоря, шашней. А на вопрос “Отчего?” очень удивлялся: “Так я же работать сюда приехал!” И опять, гад такой, улыбался…

Мы пытались объяснить себе: что же именно делает мужчину привлекательным — для сайта “Клуб красоты” или же просто для жизни и общения. Как объяснить феномен мужского обаяния: в дружелюбии оно, в юморе, в великодушии? В свежих ногтях и чистых ботинках? В умении заработать и способности этим не хвастать? А может быть, в эрудиции и умении ее не выпячивать?
Что думаете вы?

Это интересно(4)(0)

1 Комментарий

  1. Людмила:

    По поводу шведских мужчин. Во-первых, Стокгольм — это далеко не вся Швеция. Во-вторых, молодые шведы красивы, да, но так это молодость. А вот среднестатистический провинциальный швед хоть и высок, но, как раз, пузат и лыс.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *