От Гиллана до Германа, с остановками на даче

Пётр Налич: о музыке, деньгах, спорте и неполезных вещах

Пётр Налич - человек и тенор.

Пётр Налич — человек и тенор.

Один и тот же человек два раза в жизни задал мне острый вопрос, иронически прищурив глаз. “Ты Довлатова читала?” — в 1990-м, и “Ты Налича слушала?” — в 2007-м. Оба раза я перевыполнила “задания”: прошлась по довлатовсим “псковским далям” и поговорила с музыкантом Петром Наличем перед его концертом в Кировске.

 

Ощущения

Многие запомнили Петра Налича и его музыкантов по выступлению на “Евровидении” в 2010 году. Но за три года до этого полстраны, наверное, подпевала его “Гитар” и “Крыльям”, “Даче” и “Бабе Любе”. Тогда, в 2007-м, “Гитар” вошла в двадцатку топовых клипов на YouTubе. Позже Налич первым в российской музыкальной индустрии выпустил в Интернете альбом “Радость простых мелодий” с использованием системы “Заплати, сколько хочешь”. С тех пор на официальном сайте группы можно бесплатно слушать и скачивать все альбомы и смотреть видео, а последний сингл “Музыкального коллектива Петра Налича” — “Sugar lies” — записан на средства, собранные с помощью краудфандинга.

Получается, что Пётр — редкий тип музыканта и человека, который прославился в середине пути. Вернее, его забросило в несвойственную сферу масштабной, транслируемой на всех популярности, где он задерживаться не стал, а с удовольствием и осмысленно вернулся к родным “домашним тапочкам” — Интернету и клубам. Горюет ли он, что спустя пять лет после “Евро” его забыли те, кто видел раз по ТВ? Вот уж нет, поверьте! Пожалуй, более теплую, гармоничную и довольную всем на свете “творческую единицу” я раньше не встречала.

Вот он идет к нам, Пётр Налич — парень с пятном на растянутой футболке, с всклокоченными волосами, чуткими и “говорящими” руками, с бархатными глазами, с улыбкой ребенка и тихим, деликатным голосом. Легко ли с ним говорить? Вовсе нет! Потому что страшно умный. Дьявольски обаятельный. Да плюс там еще некий бэкграунд явственно ощущается — хорошая семья и приличная школа, поколения интересных, образованных, неординарных людей в родне… Словом, не беседа — беда!

 

Совмещать несовместимое

— У вас тут очень красиво! — говорит Пётр. — Никогда в таких краях не был, мне очень понравилось тут. Горы кругом… Море?

— Моря два, Белое и Баренцево. А теплого нет. Но когда едешь в отпуск к морю на машине, очень здорово ваши песни слушать и подпевать. А вы что слушаете, когда долго едете?

— Меломанства нет особенного. Я радио слушаю. А вообще люблю рок-н-ролл и классическую музыку. Много музыки интересной кругом! Латина, казачьи песни, балканская, украинская музыка, ирландские баллады… Народная музыка здорово питает.

— А как вам удается совмещать песни “Музыкального коллектива Петра Налича” и работу в Театре-студии РАМ имени Гнесиных, где вы партию Германа пели в “Пиковой даме”?

— Тяжело совмещать. Потому что звуковые состояния организма — разные. Другое музыкальное состояние — меняется фокус, иные векторы появляются. Но это здорово, хватает сил пока.

— Если послушать “Казак” и сразу “Sugar lies”, трудно поверить, что один и тот же человек поет…

— Да, “Sugar lies” — наш последний пока что записанный сингл. Мы долго искали разный грув, ритм. С большим количеством музыкантов работали. Интересно было…

— После “Евровидения” казалось, что Пётр Налич станет эдаким мэйнстримом. Но не стали. Как так вышло?

— Чтобы встать в обойму, нужно взять на себя определенные обязательства и их выполнять. А тут вышло некое расхождение интересов, и я этому рад. Рад, что не ходил, куда надо было, не пел, где не хотел. Ведь как получается — те передачи, в которых мы хотели выступать, они раз в год выходят, наверное. А в других мы петь не хотели.

Массовая популярность — вещь не полезная. Когда повышается индекс цитирования, тебя начинают из кустов снимать. Я рад, что все это как началось, так тут же и закончилось. Есть наша аудитория, и этого достаточно.

— Ваша публика как-то изменилась за восемь лет?

— Трудно сказать. Кто-то приходит слушать романсы, а кто-то — в клубах потанцевать. У людей есть инерция ожидания, для некоторых я ассоциируюсь только с “Гитар”, и они не хотят ничего иного. Но вот мы даем другую программу, и приходит совершенно иная аудитория. А сам я рад каждой ноте, я люблю, когда зрители заранее не знают, что услышат.

— Можно ли сказать, что ваши музыканты — это ваши друзья?

— Мне повезло с кругом знакомств. В разных проектах со мной работают разные люди. Но могут быть и пересечения. Все движется, меняется. Но всегда чудесная работа с профессионалами — это праздник!

 

“На коленке”

 

— Если можно так сказать, вы — Интернет-звезда. Но там все бесплатно. Я вот за вашу музыку ни разу не платила…

— Такова реальность. Интернет — это платформа, с помощью которой можно что-то донести людям. А заработок — это концерты. Продажи через Интернет очень гипотетические пока.

— Вы довольно часто участвуете в благотворительных концертах…

— Правда? Меня постоянно в последнее время об этом спрашивают, видимо, и правда часто. Но я считаю, что благотворительность — это когда человек анонимно жертвует деньги. А я такой “флажок” — обратите, мол, внимание, что тут происходит!

— Не прощу себе, если не спрошу про песню “Крылья”, про фразу “…оставили плакать, сидя на стиральной машине в ванной”. Вы сидели на стиральной машине?

— Нет, я не сидел. Но пытался передать вот это подростковое ощущение, что ты покинул праздник, а тебя не ищут, что ты на задворках. Если бы делали клип, может быть, и нашли бы большую стиральную машину. Но руки не доходят.

— Клипов у вас совсем немного…

— Да, в общем, всего два. Чудесный клип в манере лоу-фай, “на коленке”, сделали с художником Лизой Скворцовой на песню “Море”. Ну и “Сахарный пакет” — там “Икея” помогала, клип по их инициативе и был снят.

 

Про личное

 

— А что вы смотрите сейчас, что читаете?

— Из последних фильмов поразил “Бёрдмен” — смачная история и классный саундтрек. Произвел сильное впечатление, благоприятое.

А читаю сейчас не очень много, урывками. Иногда возьму с полки что-то из русской классики, пару рассказов прочту. А в основном детям читаю книжки — “Пеппи” и “Карлсона”.

— А дома поете?

— Пою, когда папа мой просит. Он очень любит, когда я пою. А друзья нет, не просят уже. Я в школе еще петь начинал, мы с другом организовали хард-рок-группу. Назвали “220 вольт”. Оказалось, есть уже такая группа. Потом переименовали в “Митгард”. Оказалось, тоже есть…

— И вы вот с вашим тенором — хард-рок?

— Ну да, как Ян Гиллан.

— А в футбол по-прежнему играете?

— Да, лет 15 уже играем с близкими товарищами. Просто так, для себя. На горных лыжах катаюсь немного — в Альпах, в Андорре и в Сочи катался. А учился кататься в Канаде. Ой, сейчас историю вам расскажу! Во время Олимпиады 2010 года в Ванкувере я случайно выиграл турнир по настольному хоккею, и мне вручили два билета на матч Россия — Канада. Мы пошли с товарищем, и был ужасный провал, наши проиграли канадцам 3:7. А на следующий день товарищ повел меня на горных лыжах кататься. Были мы в тот день одеты в те же болельщицкие хоккейные свитеры, в которых сидели на матче накануне. С надписями “Россия — вперед!”, “Россия — успех!”… Ну, и я в этом свитере сразу же упал возле подъемника. И услышал, как кто-то произнес: “Наверное, это русский хоккеист…”

— А что мы услышим в ближайшем будущем? Скачаем или купим — у кого на что совести хватит…

— В сентябре в РАМТ состоится премьера спектакля “Северная Одиссея” по сценарию кинодраматургов Петра Луцика и Алексея Саморядова. Я пишу к нему музыку. Это новый опыт — драматургически, по сценам выстроить музыкальное оформление. Мы и сами с коллективом будем участвовать в спектакле, будет “живое” исполнение. И я планирую диск с саундтреком спектакля выпустить.

1 октября выступаем с программой “Песни Менестрелей” — это такие псевдостаринные, псевдофольклорные композиции. Ну, и еще буду записывать романсы. То есть получается, что в сезоне 2015-16 годов мы планируем выпустить три диска.

 

“Не читайте до обеда советских газет”

 

— Скажите, Пётр, а есть место, про которое вы можете сказать — вот оно, мое.

— Я очень люблю Венецию, но хотелось бы увидеть человека, который не любит. В Кировске, повторю, у вас очень здорово! Огромное количество мест мне нравятся, а родился я в Москве. Но я не хочу уезжать никуда, если стойкой нужды не будет.

— Знаете, когда совсем уж погано в жизни и в душе, послушаешь ваши песни — и как-то легче. Как сохранить душевное равновесие, что думаете?

— Думаю, что не надо сосредотачиваться на главных новостях так называемых. Иначе можно сильно сузить мировосприятие…

Это интересно(14)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *