Я не стреляю в людей

Апатиты. “Самовар-театр” из Киркенеса показал, что настоящее существует только между человеком и человеком

Сергей Громов, Ян Эгиль Энгнес, Николай Щетнев, Турид Скоглюнд на сцене Апатитского ДК.

“Фокстрот на троих” пронзителен. Три истории, рассказанные на двух языках, говорят о главном — о любви и  человечности. И это, наверное, единственное, о чем нужно помнить спустя почти семьдесят лет после войны.

Так они вспоминали
Однажды в Киркенесе встретились пенсионеры Норвегии и России, чтобы положить цветы к памятнику русскому солдату. Режиссер-постановщик “Самовар-театра” Бенте С. Андерсен была на той встрече и слышала рассказы пожилых людей. В них было много боли, но было и много любви. По мотивам тех историй и поставили спектакль “Фокстрот на троих”.
Никель и Киркенес. Три героя, три судьбы, три истории. И все они связаны с войной и новыми границами, которые встали на пути у людей.

Гюннар. “Когда мне было 15, я был так влюблен!.. “Заштопай мне носки, я еду в Москву”, — так я сказал маме. Я был так молод, ни в чем в жизни не уверен. Не в коммунизм я был влюблен. Что интересовало меня, так это русская медсестра. Наталья. Чувства такие сильные, когда ты молод”.

Вера. “У Нестора были такие же счастливые глаза, как у меня. После того, как мы, русские, прогнали немцев, мы собрались в Киркенесе, мы были такие счастливые, обсуждали все до глубокой ночи. И танцевали. Танцевали и смеялись, я и Нестор. Никто из нас не чувствовал усталости. Кто будет уставшим, когда закончилась война?”.

Витька. “Военнопленный… После войны прошли годы в Сибири. Потому что я не стрелял… “Расскажи, почему ты не стрелял?” Я не стреляю в людей, ответил я. Немцы арестовали меня, потому что я не стреляю в людей. Позже за это же я был наказан русскими”.

Дело в любви
“Самовар-театру” 24 года, и создали его для сотрудничества с русскими артистами и возможности ездить на гастроли по Норвегии и России. Это профессиональный, но не репертуарный театр, скорее — театр на колесах. Хотя недавно для него в Киркенесе построили помещение с залом на 200 человек.
Обычно артисты дают две премьеры в год. Постоянных работников в театре шестеро, остальных приглашают для отдельных проектов. Например, для “Фокстрота на троих” позвали профессионального музыканта из Петрозаводска, гармониста Сергея Громова, а музыкальное сопровождение сочинила и записала Юргита Миезелите из Литвы. И это очень важно, ведь, когда часть повествования идет на не знакомом зрителю языке, музыка и хореография тоже становятся героями постановки.
Николай Щетнев, исполнитель роли Витьки, играет в “Самовар-театре” семь лет.

— Премьера “Фокстрота на троих” была 17 сентября прошлого года, и сейчас у нас третья гастрольная поездка, — говорит Николай. — Мы уже показали “Фокстрот” в Норвегии, Швеции и городах Северо-Запада России. А в Апатитах мы впервые подготовили зрителей перед спектаклем — рассказали о героях, об их взаимоотношениях. И, может быть, благодаря этому здесь люди хорошо почувствовали историю, а мы — такую отдачу от зрительного зала, как нигде в России.

Поскольку “Самовар-театр” — профессиональный, мне было интересно: где учат на артиста в Норвегии?

— В Осло есть большая театральная школа, а вообще сегодня их три в Норвегии, каждая со своими традициями и стилем, — рассказал Ян Эгиль Энгнес, исполнитель роли Гуннара. — Раньше была только одна театральная школа, поступить туда было очень сложно. Вот Турид выросла за кулисами, много училась на курсах, а я получал театральное образование в Англии. Сегодня много норвежцев учится актерскому мастерству за границей.

— В Норвегии зрители были очень тронуты этим спектаклем, — говорит Турид Скоглюнд (исполнила роль Веры). — Ведь он не только о войне, но и о выборе для молодых, об их надеждах и о том, что не все они сбываются. Здесь много важных, общечеловеческих моментов, множество пластов.

Были ли тронуты мы? Зал был на удивление полон, и, несмотря на норвежский язык и модернистскую сценографию, мало кто ушел со спектакля. Может быть, тут и вправду все понятно без слов?
“Я пошла по дороге. Прямо до пограничного поста. Я взглянула пограничнику в глаза. Я сказала, что мой друг умер. Мой друг. Я не моргнула. Я могу быть такой сильной. Дело не в визе, сказала я. Дело в любви”.

Это интересно(0)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *