Как живут звезды

Генеральный спонсор новой ТВ-программы – фирма «ИННКО», г. Апатиты

Дело было вечером, после тяжелого рабочего дня, и пре­красная половина заезд была без грима, а мы остались без их фото. Но зато беседы по­лучились доброжелательными.

СЕРГЕЙ ЧУМАКОВ

На большой эстраде Сережа появился совсем недавно в 18 лет. Но в Москве уже есть его Фан-клуб, а в Кировске на горе его сразу узнают: смотри, это же Чумаков! По его сло­вам, он пел и в детском саду, и в школе, и в пионерских ла­герях, и во дворе. И мечтал о сцене…

— Сергей, и как это про­изошло?

— Я уже совсем отчаял­ся. Каждый день в подъезде — скучно стало… Но потом меня познакомили с Алек­сандром Шагановым. Он пишет тексты песен Маликову, Белоусову, для «Любэ» и многих других. Мы подружились. Это было четыре года назад. Разработали совме­стный проект «Сергей Чумаков и группа «10-й «А». С января прошлого года проект в работе.

— А если бы тебя не познакомили с Шагановым?

— Даже не знаю, что было бы. Но я собирался после школы поступать в театральное училище, был бы, наверное, актером. Еще недавно я работал на заводе, у меня даже профессия есть: наладчик молочного оборудования. Теперь поступать вряд ли буду, занимаюсь дома с пе­дагогом, изучаю нотную гра­моту.

— Как отнеслись к твое­му успеху твои родители? Чем ты их больше всего ра­дуешь, а чем огорчаешь?

— Папа и мама всегда мечтали, что я стану арти­стом. Наверное, больше все­го они радуются, когда я бы­ваю дома, но это сейчас редкость. А огорчаются, когда я не звоню долго с гастролей. Я всегда стараюсь звонить, но не всегда это удается. На­пример, от вас дозвониться очень трудно…

КРИС КЕЛЬМИ

В последнее время несколько потяжелел. Остались неизменными лишь его светлые локоны. Говорит не спеша, с до­стоинством… Такая манера свойственна людям много раз­мышляющим, тем, кому есть что сказать.

— Крис, каким был путь на эстраду?

— Для меня легким. Вот это слово «пробиться», я не понимаю… Я не пробивался, вообще не думал об этом. Я просто пишу песни и пою их. Я не напрягаюсь, чтобы забраться на самый верх, да и не хочу забираться туда, потому что все эти понятия «верх-низ» очень перепута­ны в нашей стране. Уже 70 лет и по сегодняшний день.

— Как устроен ваш быт?

— Я со своей семьей жи­ву в однокомнатной кварти­ре. Игорь Николаев живет в двухкомнатной. В общем, са­мая обычная жизнь.

— Кто ведет хозяйство, жена?

— У меня нет хозяйства.

— Тогда кто варит суп?

— Суп я ем один раз в полгода. Я все время на га­стролях. Хотя я понимаю, что суп есть полезно.

— Сколько денег Вы мо­жете «спустить» за одни вечер? Естественно, что не каждый день, а к примеру, в один из вечеров…

— Я не считаю деньги, если мне хочется, скажем, поиграть в рулетку, сходить в ресторан. Но делаю я это очень редко.

— Вы жене часто дарите цветы?

— Редко. Может быть, это зависит от чувства вины пе­ред своей семьей. Когда я чувствую, что вина сущест­вует, нарастает, тогда я иду на рынок и покупаю цветы.

— Вам нравится делать подарки?

— Вообще-то я люблю это. Но делаю подарки тем людям, которых считаю ис­кренними, натуральными.

— Сколько стоит ваш концертный костюм?

— В йенах или рупиях?

— А вы чем рассчитыва­лись?

— Рублями. Кажется, 500 рублей, но это было год на­зад. Сколько сейчас стоит, я не знаю. Вообще, честно ска­зать, я совсем не понимаю, что сейчас сколько стоит. Мой костюм сколько стоит, мой концерт, сколько песня, сколько стою я сам… Кажет­ся, что ничего не стоит. По­тому что гораздо проще провести один раз конвертацию валюты, я тоже умею это делать, а потом два го­да можно жить и не рабо­тать.

— Вам нравится у нас?

— Очень. Совершенно другой воздух, другое солн­це… Совершенно другие лю­ди, естественные. Мне бы хо­телось побыть у вас подоль­ше и бывать почаще…

СВЕТЛАНА ЛАЗАРЕВА

Она, говорят, капризна, как впрочем, и полагается быть звезде. В этот вечер Светлана была просто уставшей, от ра­боты, горного воздуха, бокала шампанского… Но все, же сог­ласилась рассказать о себе и своей жизни.

— Мне повезло, я сразу после школы попала в очень популярный в то время ан­самбль «Синяя птица». Пять лет я работала в нем солист­кой. Для меня, это была очень большая школа. Вто­рая удача — вышла замуж за Симона. Вышла не из меркантильных соображений, тогда он был простым инже­нером. Он принес в наш ан­самбль свои стихи. И я ему сказала, что он станет не­пременно современным Пуш­киным. И он им теперь стал.

— Как вы живете, кто вам помогает заниматься до­мом, бытом?

— У меня есть домработ­ница. Я сама просто физи­чески не успеваю все делать. Очень много работы. Я при­летела сюда на съемки сразу после гастролей в Абакане. Шесть часов летела из Аба­кана до Москвы, полтора ча­са была в Москве. Увидела мужа, чмокнула его, перебросила вещи и прилетела в Мурманск.

— Как вам Хибины?

— Мы только что приеха­ли с гор. Надышавшись таким воздухом и пару раз поднявшись в гору на горныx лыжах, я просто замертво упала.

Мы здесь — звезды, чего скрывать, нас окружили вниманием… Неправда, когда говорят: я устала от популярности, все меня узнают, мне это так ме­шает… Неправда, это очень приятно. Когда мы сегодня зашли в бар, для людей, ко­торые там сидели, это было праздником. А для нас пра­здником вдвойне, потому что нас там встретили действи­тельно как звезд, как доро­гих гостей. Это приятно.

АЛЬБИНА БОГОЛЮБОВА

Запомните это имя. Начинающая певица, человек очень настойчивый и трудолюбивый. И популярность не заставят себя ждать. А вообще на сцене Альбина уже давно.

— Я саксофонистка. Все эти годы играла на саксофо­не, а запела недавно.

— С чем это связано?

— Причиной, я не боюсь этого сказать, стал Игорь Тальков. Я работала вместе с ним, слушала его песни и решила их петь. Хотя очень сомневалась.

— Вы работали с Игорем Тальковым. Каким он был?

— Я бы сказала, очень сложным. Сложный, очень добрый, честный, немножко со своими странностями, как и все мы. Но на сцене, я думаю, больше не будет такого человека, с которым можно было бы работать в таком синтезе. Ведь на сцене работать очень сложно.

— Говорят, что артисты живут припеваючи, денег не считают, всегда окружены поклонниками… На самом де­ле это так?

— Популярный артист, зная, что все так думают, получит деньги и раскидывает их. Делает это часто для того, чтобы не развеять легенду. Потом за помощью обращается к друзьям. Та­кое бывает и у больших, и у маленьких звезд.

— Сколько сейчас стоит концертное платье?

— Мне недавно предло­жили концертный костюм, такой красивый, буржуйский. Наверное, он бы понравился публике. Но стоит около 50 тысяч. Я не могла купить. А костюмов должно быть мно­го и они должны быть разны­ми. Ведь если увидят тебя люди два раза по телевизо­ру в том же платье, то ду­мают, вот какая жадная, пла­тья нового не купит…

ИЛОНА БРОНЕВИЦКАЯ

Больше известная как дочь Эдиты Пьехи, она оказалась очень приятной собеседницей. Так словоохотливы и жизне­радостны бывают, пожалуй, лишь счастливые люди. И мы оказались правы.

— Сегодня я познакоми­лась с Кировском, с горами, увидела подъемник, встала на горные лыжи. Так что те­перь горнолыжница. У меня сегодня самый счастли­вый день. Я такой красоты давно не видела.

— Илона, каким был путь на эстраду? Наверное, для вас он не был очень слож­ным…

— Естественно, что все так думают. Спонсоры, ког­да я прошу у них денег, го­ворят, пусть тебе мама даст… В этом смысле мне не очень повезло. Может быть, в чем-то мне было легче, потому что рядом есть человек, сек­реты мастерства которого я подглядывала с детства.

Посудите сами, я работаю только третий год, а у меня уже двое детей, сыну уже одиннадцать лет. Так что путь у меня не совсем удач­ный, не все сразу получа­лось… Сейчас, я думаю, все становится на свои места. Как говорят, самое главное в этой жизни — найти себя. Мне кажется, что сейчас ка­кой-то краешек этой тайны я приоткрыла.

— Илона, как живут ар­тисты? Достаточно ли они состоятельные люди? Случается перехватывать у кого-то до зарплаты?

— Как живут. Как все. Всякое бывает. Да, у нас большие зарплаты, все так считают. Но если учесть, что мы живем уже при капита­лизме, когда за все платим сами… Делаем рекламу за свой счет, костюмы за свой счет, записи, съемка видео­клипов…

Нормально живем, но иногда бывает туго. Мы все нищие, и страна у нас такая. Нет, я не оптимистка. Но у меня есть семья, у меня есть дети, любимый муж, с кото­рым мы вместе работаем, он пишет для меня песни, у ме­ня мама красивая… И работа любимая. Так что у меня все нормально.

Вот только пока собаки нет. Мне так хочется соба­ку. Здесь, в пансионате, я хо­жу кормить собаку, которая сидит на веревке, бедная. Я ее кормлю костями курины­ми, она меня любит за это.

— Илона, вы занимаетесь домашним хозяйством? Или кто-то это делает за вас?

— Никто мне ничего не делает.

У меня прекрасная свек­ровь, она воспитывает мою дочку Эрику, а мама взяла к себе сына — Стасика Пьеху. Стасик Пьеха — уже большой человек. Стасик Пьеха, Эри­ка Быстрова, вы чувствуете, мои дети — сброд какой? Меня тоже бабушка вырастила, я прекрасно выросла и без родителей.

А когда мы приезжаем до­мой, я страшно люблю гото­вить. Я это умею. Читала книги, читала Похлебкина, владею некоторыми кухня­ми…

— Илона, тогда какой-ни­будь свой любимый рецепт для наших читателей, про­стой и оригинальный. Верне­тесь домой с гастролей, что быстренько приготовите? Яичницу?

— Нет, яичница — па­кость. Сейчас я очень люблю китайскую кухню. Люб­лю делать рыбу в китайском кисло-сладком соусе, вместо муки туда крахмал кладется, фрукты внедряются, имбирь… Но это не то, что можно го­товить каждый день.

— В доме есть китайские палочки для еды?

— Да, что вы! Палочка­ми есть неудобно. Палочками мало можно взять.

Это интересно(0)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *