На дальний кордон ушли — 2

Апатитская девушка в середине ковидного года бросила турбизнес и стала государственным инспектором Печоро-Илычского заповедника в предгорьях Урала. Как проходят ее дни?

Окончание.
Начало в №4 от 29 января 2021 г.

— Что в этой работе тебе больше всего нравится, а что самое сложное?

— Больше всего мне нравится все, что касается фенологии и науки в целом, — наблюдения за растениями, животными и природными явлениями, изучение следов и проведение учетов, — рассказывает Елена Миненко. — Мы пошли работать в заповедник в первую очередь из-за любви к природе, и именно она интересует меня больше всего. Я люблю гулять в окрестностях кордона, здесь есть высокие живописные скалы, с которых открывается волшебный вид на бескрайнюю тайгу и далекие сопки Урала. Люблю кататься на лыжах по лесу, слушать эту невероятную тишину. Мне нравится вести дневники.

Так как мы походники, привычные к жизни без благ цивилизации, нам здесь в целом очень комфортно. Дом с печкой, есть солнечные панели, спутниковая тарелка, связь с миром, интернет. Дома тепло, уютно. Еду закупаем заранее и на длительный срок, поэтому ни в чем особенно не нуждаемся. Единственное, что можно назвать трудным, это то, что туалет находится на улице в тайге, в двадцати метрах от дома. Рядом растет огромная ель и сейчас, когда снега уже больше полуметра, чтобы до него добраться, надо раздвинуть руками запорошенные снегом огромные еловые лапы. И все это в мороз минус 37 градусов!

— Разве можно быть инспектором без специального биологического образования? Нужны ли какие-то специфические знания?

— У меня бакалавриат журфака, а магистратура по географии и геоэкологии. Алексей — без высшего образования, но служил в армии и имеет опыт полевых работ в геологических экспедициях. Для работы инспектором желательно лесное образование, но почти ни у кого его нет. Нам сказали, что всему, что требуется, можно в краткие сроки научиться. Как правило, во всех регионах инспекторами на кордонах работают местные мужики — охотники, рыбаки — которые хорошо знают местность и готовы работать за небольшую зарплату. Ведь, если это не север, без районных надбавок зарплата просто копеечная.
Есть разница между инспекторами, которые на кордонах, и оперативниками, которые более мобильны, проводят регулярные рейды, патрулирование, занимаются преимущественно охраной. На такую работу берут, как правило, только мужчин, желательно служивших в армии, имеющих хорошую физическую подготовку и знающих закон. На нашем кордоне охрана минимальная, вокруг глухая тайга, нарушителей почти не бывает.

Но нам через месяц предстоит профессиональная аттестация — должны будем сдавать тесты по административно-правовым нормам и документам, по противопожарным мероприятиям (основы тушения лесных пожаров), а также нам будут читать лекции по фенологическим наблюдениям перед весенним сезоном.
А что касается науки, то мы ведь занимаемся только наблюдениями, смотрим и записываем, а анализируют это все уже, конечно, научные сотрудники с профильным образованием.

— Скажи, а почему вам туристическая сфера надоела?

— В основном из-за постоянной необходимости контактировать с большим количеством людей. Сфера активных путешествий слишком быстро развивается, предложение превышает спрос, что делает туриста еще более капризным и требовательным, но при этом не более платежеспособным. Нам просто захотелось выдохнуть и отдохнуть от этой постоянной гонки.

— Ты упомянула зарплаты. А какие они? И есть ли на что тратить деньги на кордоне?

— Ну, конечно, зарабатываем меньше, чем если бы работали в туризме, но в туризме работа сезонная, а здесь постоянная. Со всеми надбавками получается 25 тысяч, а тратимся мы только на еду. Так что в целом мы довольны — нам много и не надо!
И потом, эта работа по душе, а не из-за денег. Никто не поедет трудиться в государственный заповедник с целью подзаработать — это невозможно.

— А кино, книжки покупаете онлайн?

— Запаслись заранее, потому что интернет здесь хоть и есть, но очень слабый и лимитированный. Книжки читаем бумажные.

Вот ты из Апатитов, Алексей из Улан-Удэ, дом ваш находится в Санкт-Петербурге. Скажи, не жутко ли в таком отдалении от городов, магазинов, друзей? И не сложно ли паре так долго быть наедине только друг с другом?

В отдалении от цивилизации не жутко, наоборот — хорошо и спокойно. Из-за путешествий и постоянных перемещений мы уже привыкли с друзьями видеться раз в полгода. Магазины и города не нужны, когда все, что необходимо для жизни, привез и закупил заранее. Иногда возникает мысль, что сейчас я бы съела что-нибудь эдакое, чего у нас нет и нигде не купить. Но такое бывает редко и быстро проходит.
Парой жить не тяжело, живем как обычно, и ругаемся, как обычно, как все. Мы раньше тоже вместе работали, поэтому привыкшие. У нас на кордоне живут две пары, всего нас четверо. Сложнее уживаться с незнакомыми людьми, чем друг с другом.

А что про ваш отъезд говорили ваши родители, друзья?

— Родственники очень рады были, что мы оказались вдали от цивилизации в разгар второй волны ковида. Плюс — работа стабильная, постоянная, у нас все есть, связь с семьей тоже есть, для нас это было важно, так что все довольны. А друзья у нас тоже туристы, походники, они поддержали.

— Я видела, ты для WWF пишешь…

— Это проект «Заповедная неделя», они время от времени приглашают работников заповедников и нацпарков: те в семи постах рассказывают о своей работе и своей ООПТ, чтобы развить интерес к охране природы. Так что читайте нас, пожалуйста, в инстаграмме и «ВКонтакте»!

Поделитесь:Share on VK
VK

Один комментарий на “

На дальний кордон ушли — 2

Апатитская девушка в середине ковидного года бросила турбизнес и стала государственным инспектором Печоро-Илычского заповедника в предгорьях Урала. Как проходят ее дни?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *