Трагические судьбы мурманских финнов

Лекторий «Край, в котором я живу» познакомил горожан с историей колонистов Кольского края

Елена Бусарева и студенты апатитского филиала МАГУ. Фото Натальи Черновой.

Елена Бусарева и студенты апатитского филиала МАГУ. Фото Натальи Черновой.

Сотрудник центра гуманитарных проблем Баренц-региона, кандидат исторических наук Елена Бусырева представила вниманию публики свою монографию, над которой работала десять лет и которая вышла ограниченным тиражом в конце прошлого года. Елена Владиславовна посвятила работу судьбам финнов Мурманского региона, их семейной истории и культуре. Послушать ее пришли те, кому интересна неоднородность края, в котором мы все живем, те, истории чьих семей попали в исследования, а также студенты МАГУ, будущие специалисты турбизнеса.

— Финны на Мурмане были представителями четырех групп: выходцы из Северной Финляндии, так называемые финские колонисты, ингерманландцы из Ленобласти, выходцы из Южной Финляндии и американские финны, — рассказывает Елена Бусырева.

Финские колонии стали возникать на побережье западного Мурмана во второй половине XIX века. Одни из первых – поселение Пуманки на полуострове Рыбачий и поселение Ура-Губа. Финские колонисты селились по побережью Баренцева моря между полуостровом Рыбачьим и Кольским заливом вдоль реки Тулома, на приграничных районах с Финляндией. А причина переселения была традиционной — поиск лучшей жизни. Дело в том, что в начале 60 годов XIX века на севере Финляндии несколько лет подряд продолжался голод, а прибрежные района западного Мурмана были богаты рыбой. Кроме того, царское правительство привлекало колонистов на пустынный Север и установило для них льготы.

Публика слушала с огромным интересом. Фото Натальи Черновой.

Публика слушала с огромным интересом. Фото Натальи Черновой.

Среди первых жителей колонии Ура-Губа, основанной в 1864 году, были финны из Улеаборгской губернии – Улеаборгом тогда назывался современный Оулу.

— Переломный момент в истории Финляндии – октябрьская революция, — рассказывает Елена Владиславовна. — 6 декабря 1917 года Финляндия провозгласила независимость, ее суверенитет был подтвержден 31 декабря советом народных комиссаров. В конце января 1918 года в Финляндии началась война между красными и белыми финнами. Под контролем красных оказалась южная часть страны, белых – центр и север. Так что Кольский Север оказался граничащим с районами, контролируемыми белофиннами. Большевики, не дожидаясь окончания вооруженной борьбы, 1 марта 1918 года заключили мир с Финляндской социалистической республикой на очень выгодных для финнов условиях. На основании этого договора район Печенги и часть полуострова Рыбачий оказались в составе Финляндии. Одной из причин присоединения Печенги (Петсамо) было то, что на этой территории проживало много финнов.

Революция и гражданская война в Финляндии привели к усилению миграционного потока из Улеаборгской губернии на Кольский Север. Многие переходили границу нелегально, ведь демаркационная линия охранялась слабо. В дальнейшем факт нелегального перехода негативно сказался на судьбах людей…

В 1930 году национальные меньшинства начали выделять в особые административные единицы, так Александровский район был утвержден национальным финским районом – две трети его населения составляли финны. В 1931 году район переименовали в Полярный. Тогда же в Мурманском округе проводилась коллективизация, как правило колхозы возникали на базе бывших артелей. А уже в 1933 году некоторое население прибрежных сел начали выселять из-за строительства военно-морских баз Северного флота.

На сбор материалов для монографии у Елены Владиславовны ушло десять лет. Фото Натальи Черновой.

На сбор материалов для монографии у Елены Владиславовны ушло десять лет. Фото Натальи Черновой.

Во второй половине 1930-х годов в национальной политике произошел поворот, и финский национальный район на Кольском Севере был ликвидирован. Судьбы финских колонистов складывались трагически – почти всех их зачислили в шпионы и осудили за нелегальный переход границы…

— Ингерманландские финны, самая многочисленная финноязычная группа России, начали прибывать на Мурман с конца 1920-х годов, когда взят курс на ускоренное промышленное освоение севера. Нужна была рабочая сила и в ее качестве использовали труд раскулаченных и переселенных крестьян. С января 1928 года начинается массовое заселение Кольского Севера путем спецпереселений — репрессии периода коллективизации имели социальный, а не национальный характер. Раскулачили и выслали в район Хибин представителей семи ингерманландских семей. Система спецпоселений ликвидирована лишь в середине 1950 годов…

Жили у нас и финны из южной Финляндии. В ходе гражданской войны в Финляндии в 18-м году белофинны одержали победу над красными финнами, совет народных уполномоченных перебрался из Хельсинки в Выборг, а позже в Петроград. Часть красных финнов направили на Кольский Север — тут они помогали создавать национальные животноводческие и рыболовецкие коммуны и артели. Также их привлекали и на обслуживание Мурманской железной дороги.

Еще одна группа – американские финны. Миграция финнов из США и Канады в советскую Россию началась в 20-х годах. Людей привлекала идея равенства и братства, к тому же в начале 30-х в США из-за свирепствовала великая депрессия и люди начали переезжать массово. Корме того, с целью привлечения рабочей силы среди американских финнов проводилась агитация. Группы американских специалистов работали в Союзе на авиастрое, на строительстве железных дорог.

Отдельный раздел монографии Елена Бусырева посвятила депортации по национальному признаку, которой предшествовала зимняя война между Советским союзом и Финляндией.

— Летом 1940 года вышел приказ НКВД о переселении семей инонационалов из Мурманской области в Карелию. Депортация преследовала цель очищения приграничного области от финнов, как от питательной среды для шпионажа. По организациям рассылались списки с просьбой предоставить фамилии сотрудников, которые подлежали выселению. Из-за войны в Карелии финские семьи начинают вывозить подальше в тыл, например, в Коми и Архангельск. Работали они там на лесоповалах, чтобы хоть как-то прокормить детей, испытывали страшный голод, умирали семьями…

В годы отечественной войны финны и немцы, как представители враждебных национальностей, были зачислены в трудармейцы . Трудовая мобилизация по нацпризнаку происходила из-за дефицита рабочей силы в военное время. Из армии изъяли всех финнов, кроме кадровых военных, и отправили в гулаги.

Особый вид депортации по национальному признаку – вывоз ингерманландцев с оккупированной территории в Финляндию, через лагерь в Эстонии. После подписания мирного договора между СССР и Финляндией в 1944 году финское правительство обязано было вернуть переселенных

ингерманландцев, так как они оставались гражданами Советского союза. При этом им, как и немцам, запрещалось после войны жить в Ленобласти. И многие семьи осели в Карелии – здесь были близость в родине, возможность говорить по-фински, работа в леспромхозах.

Семейная память хранит особую тему – репрессий 1937 года. Однако еще в 36-м году было принято решение принять меры, ограждающие советский союз от шпионских диверсионных элементов. Мигрантов сразу причислили к главным подозреваемым, предъявляли им обвинения в шпионаже, в антисоветской деятельности и с в связях с заграницей, потому что многие переписывались с родней. 

Елена Владиславовна упоминает тех, с кем общалась, готовя научную работу. Рассказывает, что семейная память осталась в устных воспоминаниях, в фотографиях, а вот бытовых реликвий почти не сохранилось – семьи часто переезжали. Интересно, что в более зажиточных семьях оставались на память серебряные подстаканники и ложечки – среди финнов были ювелиры, и, известно, например, что на фирме Фаберже более половины мастеров были финнами. Есть и религиозно-культовые предметы, например, церковные книги.

— Колонисты на Мурмане старались придерживаться лютеранских традиций. Интересно, что в крестные брали сразу по нескольку человек из-за частых несчастных случаев в море. В 1874 году финны построили в Ура-Губе часовню, потом ее преобразовали в кирху. В Александровске кирху построили в 1907 году. В 1922 году обе кирхи были закрыты, в советское время в александровской расположились мастерские Северного флота, потом здание снесли.

После принятия в России закона о свободе вероисповедания, в 1992 году в Мурманске зарегистрировали евангелический лютеранский приход, позже построили храм на пожертвования, а в конце 2019 года освятили лютеранскую церковь Святого креста в Мурманске.

Интересным было и отношение к собственной национальности у колонистов, живущих на Кольском Севере.

— До 30-х годов финны заключали моноэтнические браки, изредка – с карелами или саамами, иногда с норвежскими или шведскими колонистами. После войны межэтнические браки стали преобладать, а дети, рожденные в них, предпочитали выбирать не финскую национальность, скрывать этническую принадлежность. А вот в постсоветское время произошел всплеск этнического самосознания, причиной во многом послужил закон о реабилитации репрессированных народов от 1991 года и постановление о реабилитации советский финнов от 1993 года.

Сокращаться финское население началось с 40-х годов: в 1897 году финны составляли 11, 7 процентов всего населения, это 1276 человек. В 2010 году – 0,03 процента или 273 человека.

— Я заинтересовалась этой темой потому, что она не была особенно исследована, — ответила на вопрос из зала Елена Бусырева – Были работы историков о колонизации побережья Баренцева моря в целом, я же изучала вопрос больше как этнограф. О депортации и репрессиях по нацпризнаку в предыдущих исследования тоже речи не было, захватывали период лишь до 30-х годов.

Елена Владиславовна в ходе исследования опросила 36 человек – и финнов, и потомков колонистов, тех, у кого лишь часть «финской крови». Были люди, которые совсем не хотели говорить на эту тему, кто-то охотно шел на контакт, одного человека историк упрашивала два года. Некоторые сохранили язык, как, например, известный мурманский художник Арве Хуттонен 1922 года рождения: он успел поучиться в финской школе, взрослым ездил с выставками в Финляндию и легко там общался.

— Родной язык сохранили те, кто застал начальные классы в финской школе, с кем в семье говорили по-фински. Были такие, кто русского не знал очень долго, а потом, в силу оторванности от корней, от семьи, воспитания в детдоме, совсем забыл родной. Сейчас у многих финнов в Мурманской области, наоборот, растет интерес к языку и к культуре страны предков. А приверженность лютеранству из 36 информантов сохранили лишь двое: остальные или атеисты, или православные. Как говорят мои информанты, где живешь, те песни и пой!

Это интересно(0)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *