Каменное “лицо” города

Апатиты. Именно об этом, о декоративно-облицовочных деталях городской архитектуры, мы узнали на лекции в ДК

Фразу “полезные ископаемые Кольского края” мы все знаем со школы. Но будто бы немного упускаем из виду, что геологи ищут не только минеральное сырье для нужд всей страны и не только драгоценные камни для отдельных ювелирных украшений, но и… строительный материал необыкновенной красоты! Об этом и рассказал публике Владимир Лащук, кандидат технических наук, старший научный сотрудник ИХТРЭМС КНЦ РАН.

Научные сотрудники Лаборатории природного камня,  созданной в 1969 году (ИХТРЭМС КФАН СССР).  Второй справа - Владимир Лащук. Фото из личного архива.

Научные сотрудники Лаборатории природного камня, созданной в 1969 году (ИХТРЭМС КФАН СССР).
Второй справа — Владимир Лащук. Фото из личного архива.

Полвека работы

В этом году исполняется 50 лет со дня создания Лабораторий природного камня в Кольском и Карельском филиалах АН СССР. Организационной и финансовой основой для развития геолого-разведочных работ, научных исследований, строительной индустрии Мурманской области послужило Постановление Совета министров СССР № 94 от 9 февраля 1968 года “О мерах по дальнейшему развитию городов Архангельска и Мурманска”.

Владимир Лащук с 1971 года работает в отделе технологии строительных материалов Института химии, то есть с самого основания индустрии декоративно-облицовочного камня Мурманской области.

— Моя специализация — геохимия, геоэкология и природные каменные материалы, в частности облицовочный камень. Они являются редкими, к декоративно-облицовочным природным материалам предъявляются очень высокие требования: по декоративности, по однородности окраски и структуры, по прочности и долговечности.

Владимир Лащук рассказал о работе по поиску и разработке месторождений, о том, например, как ученым в полевых условиях приходилось изучать блочную тектонику, чтобы по показателю трещиноватости оценить блочность и выход товарных блоков облицовочного камня на примере конкретного месторождения. Ведь добыча, а также транспортировка добытого — дело чрезвычайно дорогое и должно быть экономически обосновано.

Показательные цифры — на базе этих месторождений облицовочного камня работали семь карьеров, сейчас остался лишь один. Первый камнеобрабатывающий цех — на комбинате “Североникель” — открывали 2 февраля 1972 года. Следующий, по гранитам, — в 79 году. Здесь использовалось как импортное итальянское оборудование, приобретенное за валютные средства комбината “Североникель”, так и отечественные станки. В 80-е, когда Мурманская область по приграничной торговле с Финляндией приобрела восемь алмазно-дисковых поточных камнеобрабатывающих линий фирмы “Макрон”, пошли открываться “как грибы” Мончегорский камнеобрабатывающий завод, участок обработки в Ёне, Заполярный камнеобрабатывающий завод, участок “Апатитстройиндустрии”… Сейчас же на полную мощность работает лишь одно предприятие, в Мурманске, — общество “Валитов-камень” АО “Арктиквоенрезерв”.

Интересно и подробно Владимир Лащук рассказал о Кузреке, вернее, о первом в области гранитном карьере, открытом в 1979 году. Для переработки гранита в Мончегорске создали камнеобрабатывающее предприятие, а позже партнерами добытчиков гранита стали итальянцы и создали совместное предприятие “Кузвер” — Кузрека-Верона. Кузреченский гранит, между прочим, использован в облицовке парадного входа в здание президиума КНЦ РАН в Апатитах и гостиницы “Арктика” в Мурманске.

У рудников, точнее открытых карьеров или по-старинному “каменоломен”, декоративно-облицовочного камня бывает на удивление печальная судьба. Их не только вырабатывают или оставляют:

— В районе поселка Луостари было разведано месторождение доломитового мрамора в 1971-72 годах, параллельно с хибинитовым месторождением Айкуайвенчорр, где сейчас находится лыжная трасса. А доломитовое месторождение в Луостари примыкало к рудным отвалам и было затоплено вместе с хвостами обогащения медно-никелевых руд…

Обращайте внимание!

С помощью фотографий и слайдов Владимир Лащук провел для нас небольшую виртуальную экскурсию по городам Мурманской области, в которых местный камень широко используется для облицовки зданий и памятников.

Парадная лестница в Президиуме КНЦ РАН украшена колоннами из белого коелгинского мрамора. А вход в бывшее здание “Апатитстроя” из того же мрамора - в плачевном состоянии. Фото Натальи Черновой.Парадная лестница в Президиуме КНЦ РАН украшена колоннами из белого коелгинского мрамора. А вход в бывшее здание “Апатитстроя” из того же мрамора - в плачевном состоянии. Фото Натальи Черновой.

Парадная лестница в Президиуме КНЦ РАН украшена колоннами из белого коелгинского мрамора. А вход в бывшее здание “Апатитстроя” из того же мрамора — в плачевном состоянии. Фото Натальи Черновой.Парадная лестница в Президиуме КНЦ РАН украшена колоннами из белого коелгинского мрамора. А вход в бывшее здание “Апатитстроя” из того же мрамора — в плачевном состоянии. Фото Натальи Черновой.

Конкретно в Апатитах используют три группы камня — габбро, граниты, мраморы. К первой относятся пильгуярвинский пироксенит — из него изготовлена мемориальная доска Ферсману на здании Геологического института. Габбро пильгуярвинским отделан цоколь памятника Ферсману и изготовлена мемориальная доска на здании городской администрации. Енский габбронорит использован в отделке цоколя и фасада дома №32а на улице Ферсмана, лестницы Дворца спорта “Атлет” . Габбродиабаз ропручейский — во фрагментах лестницы парадного входа Президиума КНЦ РАН.

Из гранитов в городе можно увидеть кузреченский — на лестнице и входе в ДК, на входе в гладинскую библиотеку, на цоколе Дворца спорта “Атлет”. Германовский гранит — из него изготовлен бюст и постамент памятника Ферсману, а сормозерский гранодиорит украсил цоколь памятника Ленину.

К третьей группе, мраморам, относится коелгинский мрамор — из него изготовлены мемориальная доска академику Сидоренко на здании Президиума, вход в здание “Апатитстроя”, в баре “Открывай”, булочная на Московской, 7. И есть у нас мрамор уфалейский — его можно увидеть на входе в бывшее здание ИНЖЭКОНа на улице Фестивальной, 3.

Владимир Владимирович давал слушателям детальные разъяснения:

— Недалеко от кузреченского месторождения, на окраине Умбы по нашим рекомендациям был разведан гранодиорит сормозерский. Если Кузрека довольно долго давала самый распространенный вид гранитного облицовочного камня, то Сормозеро начали эксплуатировать, но дальше дело не пошло. Однако в облицовке постамента памятника Ленину в Апатитах его все же можно увидеть — это из первой опытной партии 70-х годов.

Есть у нас и розовый гранит из месторождения Винга, которое располагается в 40 километрах на запад от ленинградской развилки Пояконда — Нольозеро (ликвидированный лесопункт). Он большей частью был вывезен за пределы нашего края: камень красивый, светлый…

Кстати, о печенгском габбро. Раньше не было специализированных карьеров, и комбинат “Североникель” использовал в качестве сырья негабариты от взрывов, когда на начальном этапе проводились широкомасштабные работы по вскрыше медно-никелевого месторождения Пильгуярви в Заполярном. После камнеобработки трещиноватых монолитов получалось до 70 процентов отходов, которые строители активно использовали в облицовке фундаментов, опорных стен… У нас им облицован фундамент дома спорта “Наука”, здание гостиницы “Аметист”, опорная стена здания Сбербанка на площади Геологов.

Особое место в группе габбро занимают насыщенно-черные разновидности, например, кирикованские пироксениты и оливиновое габбро (“Валитов-камень”). Все знают памятник Кирову в Кировске: его черная облицовка — это пироксенит, добытый после одного из наших первых технологических испытаний специализированного карьера облицовочного камня Кирикован-2 ГМК “Печенганикель”. Партия плит тогда была передана кировскому горисполкому для облицовки памятника.

Широкое распространение получил серый выборгский гранит-рапакиви, который добывается в самом большом гранитном карьере Европы — КУ “Возрождение”. В Апатитах такой использован в мощении площадки вокруг Памятника землякам возле центрального почтамта в Апатитах.

А потом мы перешли к мрамору и его, мягко говоря, странному — нецелесообразному! — использованию в северных климатических условиях. Мрамор у нас нельзя использовать в наружной облицовке — из-за пористой структуры он быстро пачкается, трескается, теряет блеск, пропитывается гидроксидами железа. “Мрамору место внутри!” — подчеркнул Владимир Владимирович и пояснил:

— Чаще всего в строительстве используется белый коелгинский мрамор с южного Урала, из Челябинской области, там же расположено и уфалейское месторождение серого мрамора. Коелгинский мрамор добывают в самой крупной мраморной каменоломне, пожалуй, всей Европы. Этим белым мрамором отделан храм Христа Спасителя в Москве, у нас его можно увидеть в отделке колонн профилактория “Тирвас” и внутренней лестницы Президиума КНЦ РАН.

На Кольском полуострове есть и цветные мраморы — красноцветная “кольская яшма” на Печенге и знаменитый цветной доломитовый мрамор проявления “Ручей Сухой” — там место труднодоступное, поэтому блоки чуть ли не вертолетом вывозили…

Амфиболиты Пояконды — действующий карьер. А енские габбронориты — достопримечательность всей Мурманской области!

И, наконец, мы вспомнили настоящий бренд нашего района — хибинит. Первооткрывателем декоративно-облицовочного хибинита месторождения Ловчорр является Владимир Лащук:

— Хибинит (его коммерческое название — “Зеленая звезда Хибин”) — это слава Кольского полуострова. Его мы можем увидеть в фойе профилактория “Тирвас” в виде эмблемы АО “Апатит”. Применен он также в Кондопоге, в отделке здания Дворца искусств и во внешней облицовке Дома спорта. И наконец, на Ладожском вокзале Санкт-Петербурга использован красный гранит со вставками зеленого хибинита. Само название — хибинит — всему миру рассказывает о нашей, северной земле!

Это интересно(5)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *