Кейптаун — город, куда хочется возвращаться

Заметки Валерия Трефилова о том, как он отдыхал в ЮАР. Окончание. Начало в №№31, 32, 33.

Мы должны были выполнить еще один важный пункт программы — доехать до мыса Доброй Надежды, туда, где встречаются Атлантический и Тихий океаны! Чтобы выяснить, как это сделать, мы решили поехать на набережную Ватерфронт.

Но сначала посетили очень популярное среди туристов место — кейптаунский рынок The Old Biscuit Mill. Конечно, лучший день для посещения этого рынка — суббота. Но мы были в будний день и такого изобилия, в первую очередь, продуктов со всей Южной Африки, мы не увидели. Попался неплохой винный магазин, но вина там были все для нас незнакомые. Решили не рисковать и ничего не купили. И несмотря на то, что продуктовый рынок не работал, мы нашли в магазине всяческих мелочей великолепный билтонг (напомню, это южноафриканский деликатес — вяленое мясо). Так что на Старую Мельницу приехали не зря.

Кейптаунские просторы - захватывающий вид с верхней точки Столовой горы

Кейптаунские просторы — захватывающий вид с верхней точки Столовой горы

А дальше наш путь лежал на Ватерфронт, где мы и попытались узнать, как добраться до мыса Доброй Надежды. Информацию получили такую: есть лишь один путь для тех, кто путешествует без автомобиля. Ежедневно на мыс отправляется экскурсионный автобус, но сначала он заезжает на пляж Боулдерис Бич — к пингвинам. Нас такой вариант не обрадовал. Мы же только оттуда вернулись и были насыщены впечатлениями. Как говорится, очень хорошо тоже нехорошо. Поэтому поездку на мыс Доброй Надежды мы оставили до следующего путешествия в Кейптаун. У нас есть стимул вернуться!

Оставшееся время решили провести на Столовой горе, но подняться уже не пешком, а на фуникулере. Погода была чудесная, очереди на подъемник абсолютно никакой. Поехали наверх. Кабинки фуникулера наполовину открыты, к тому же во время подъема они совершают полный оборот на 360 градусов — идеальные условия для фото- и видеосъемок! Великолепный вид, открывавшийся с верх-ней точки, и рядом не стоял с тем, что мы наблюдали внизу, в предгорье. Столовая гора знаменита своей плоской как стол вершиной, отсюда и название. Побродили мы по этой вершине, сфотографировали пару из Вьетнама, по их же просьбе. А потом они сняли нас и сказали: “Русский с вьетнамцем братья навек!”. После этого мы поехали вниз, ведь хотелось посетить еще одну достопримечательность Кейптауна — Кирстебош, самый большой на планете ботанический сад.

У подножия горы сели в такси. Я спросил таксиста про стоимость поездки. Тот ответил — едем по счетчику. Выбрали дорогу покороче, но не угадали. Мало того, что стояли в пробке и цена по счетчику оказалась совсем не демократичной, так еще и приехали за час до закрытия. А парк-то огромный! Пробежали по-быстрому и вернулись к выходу. Стало темнеть, и я обратил внимание, что фонарей в парке нет. Гулять по такой громадной территории в темное время было неуютно. И мы вернулись в апартаменты.

Следующий день был предпоследним в нашем путешествии. Мы купили часовую экскурсию с выходом в океан на катамаране. Приятный экипаж, музыка, шампанское и отличная погода сделали эту поездку незабываемой. А какие были виды с воды на набережную и Столовую гору! Потом мы долго гуляли по набережной, наслаждались последними днями в прекрасном месте на самом краю Земли.

С утра решили пообедать в ресторане морепродуктов “Baia”. Захотелось еще раз насладиться вкусом диких устриц (выращенные в садках здесь тоже подают) и лобстера. Столик заказали заранее, нам хотелось, чтобы нас снова обслуживал тот же официант, что и в первый раз — Вадим из Калининграда. Что могу сказать, ресторан и кухня — выше всех похвал!

И вроде можно было бы идти паковать чемоданы, но… Оставалось еще одно очень важное дело. Можно сказать, драгоценное.

…В 2010 году я шел в составе 56-й российской экспедиции в Антарктиду на корабле “Академик Федоров”. Мы заходили в Кейптаун, и тогда я впервые услышал о драгоценном камне танзаните. Бывалый полярник поведал мне, что когда они ходили через Кейптаун, то покупали женам танзаниты у поляков. Но со временем камни начинали светлеть. “Не любит танзанит наших женщин”, — сказал тогда мне товарищ.

Катамараны готовы отвезти вас на экскурсию в открытый океан.

Катамараны готовы отвезти вас на экскурсию в открытый океан.

Потом я понял, видимо, камни были не очень высокого качества, вот и теряли цвет. А вообще танзаниты бывают двух оттенков — сине-фиолетовые и фиолетово-синие. Какой цвет в камне преобладает, тот и ставят на первое место. Любой танзанит имеет еле уловимый, под определенным ракурсом, розовый отблеск. В 2010 году я влюбился в этот камень сразу же, как увидел в ювелирном магазине на Ватерфронте. Решил, что непременно куплю жене серьги и кулон на обратном пути, после Антарктиды. Так и получилось.

И вот, когда мы с женой собрались в Кейптаун в этом году, я твердо решил, — нужно купить еще и кольцо с танзанитом, и будет полный комплект украшений. Жена, кстати, спокойно к этому отнеслась, а я нет. Вынь да положь!

Ювелирных магазинов в Кейптауне, конечно, много! Но мы в конце-концов пошли в тот, что рекомендовала хозяйка наших апартаментов Сьюзен. Кольцо мы купили в салоне у Джека Фридмана. Оно под стать серьгам и кулону (они за восемь лет ни на каплю не посветлели) — крупный камень в белом золоте в обрамлении мельчайших бриллиантов. Именно в таком сочетании танзанит смотрится лучше всего!

Южноафриканская гордость - знаменитые танзаниты.

Южноафриканская гордость — знаменитые танзаниты.

На этом мои рассказы о Кейптауне заканчиваются. Мы много что узнали за эти дни, общались с гостеприимными людьми, жили в чудесных условиях. Увидели много, но еще больше осталось. Очень надеюсь, что будет возможность вернуться в этот прекрасный город снова.

От “ДД”. С глубокой печалью и сожалением мы публикуем последнюю часть этих путевых заметок. 17 августа Валерия Трефилова не стало, он скоропостижно скончался. И случилось это так далеко от его семьи, близких людей — на нефтяной платформе в Охотском море недалеко от острова Сахалин. Там Валерий в последнее время работал доктором, летал на вахты.

За свою недлинную жизнь он много путешествовал и по работе, и во время отпусков. Почти два года был в антарктической экспедиции. Мечтал еще об одной зимовке там. И вообще, так много было планов не только на путешествия, но и на жизнь… И все внезапно оборвалось. И осталась последняя поездка, скорбное возвращение домой, в Апатиты с далекого Сахалина…

Светлая память о Валерии останется в сердцах и умах всех людей, кто его знал.

 

Это интересно(3)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *