Страшная любовь

Письмо в редакцию о личной жизни

Вообще-то читатели обычно жалуются. Как правило — на коммуналку, плохие дороги, социальную несправедливость. Поэтому, когда мы получаем письма о личной жизни — удивляемся. Все люди хотят счастья, но говорить об этом вслух считают недопустимым. А тут…
На прошлой неделе к нам пришла женщина средних лет. Протянула письмо: аккуратный почерк, внятно и грамотно изложенный текст. Попросила не указывать фамилию и имя.
И мы взялись читать. И вначале не поверили — это какой-то кусок сценария из глупого сериала или глава из дамского романа в мягкой обложке! Но вот же, перед нами — реальный автор письма, который тихо говорит: “Вы напишите, чтобы другие знали. Чтобы вот такие, как я, нормальные женщины с надеждой на личное счастье поняли, что и такое бывает”.
Мы думали и совещались — публиковать ее письмо или нет? А потом решили: как каждый человек имеет право на счастье, так и каждая история имеет право быть рассказанной.

Он появился в моей жизни очень странно: неприспособленный к жизни, неадаптированный после отбытия наказания за убийство, без документов. У него не было даже справки об освобождении.
В тот день я с подругой готовилась к похоронам ее сына. Он зашел в мой дом случайно, после того, как жестоко избил свою сожительницу, до крови, так, что у него оторвалась подошва на туфле. Ему повезло, заявление она не подавала…
Посидели, поговорили. В итоге я оставила его у себя, обвинив мысленно непутевую сожительницу. И так началось мое хождение по кругам ада.
Он не работал, уходил в постоянные запои, но при этом говорил мне добрые и ласковые слова, в которые я верила. Все шесть лет совместной жизни для меня продолжалась борьба: сделать ему документы, запросить архивные справки, выбить через суд квартиру, которую его бывшая жена, объявив его безвестно отсутствующим, продала. Помочь устроиться на работу, предварительно закодировав. Спокойной жизнь казалась только от кодировки до кодировки, все остальное — борьба за то, чтобы он не потерял работу, чтобы в пьяном виде не разбил машину и не убил кого-нибудь, вытаскивание его с “Жемчужки” от непутевых баб.
И опять я все прощала, хотела сохранить подобие семьи.
Последние два года мы находились в законном браке. Был свадебный вечер, поздравления, его слова, что я — самая-самая… И все закончилось в один миг. Он встретил свою школьную подругу, которая посоветовала ему переехать от меня в малосемейку, временно, но как оказалось — навсегда.
Он придумал причину — поведение моей дочери, которая якобы всегда стояла между нами, и ушел. Я очень его любила. Но когда приходила к нему, видела колючие, “волчьи” глаза, с ненавистью глядящие на меня. И вечный вопрос: кого ты хочешь здесь застать?
Мы продолжали поддерживать отношения, при этом я чувствовала, что между нами есть еще кто-то. Чужие вещи, чужие предметы обихода. Это длилось пять месяцев. Он поставил мне жесткие условия: первое — выгнать без вещей, без средств мою дочь, второе — переписать на него квартиру, третье — он будет делать все, что захочет, без всякого отчета. Я, потеряв разум, пошла на выполнение некоторых требований —  очень хотела его вернуть. Но в душе были сомнения, я знала, что он мне лжет, а возвращается лишь только потому, что набрал кучу кредитов, которые он просил меня помочь ему выплачивать.
Я всегда думала, что цыгане — такой дружный народ, любят и ценят своих женщин. Но этот оказался изгоем “апатитского табора”. Моя жизнь была разбита на осколки…
Та его школьная подруга оказалась когда-то брошенной. А кто в наше время не хочет заполучить “готового” мужика: закодированного, при хорошей работе, при дорогой машине, обвешанного золотом, умеющего находить слабые стороны у женщины, давать несбыточные обещания и фантазировать? При этом бить на жалость и говорить о том, что в семье его не ценят.
Я понимала, что теряю своего мужа, но ведь насильно мил не будешь. Он стал чужим человеком. Появились слова о личном пространстве, о том, что он не крепостной, не собственность, что в карман я его не посажу, что возраст у него такой, что он должен самоутверждаться, что он нужен кому-то как мужчина, что если он захочет обмануть, то обманет… Я пребывала в шоке и захотела поставить точку.
Я заплатила большие деньги людям, которые следили за ним. Что было дальше — ужас, стресс! Я открыла глаза, сняла розовые очки, а вот маска с его лица просто свалилась. Еще несколько раз он уходил к ней, потом возвращался ко мне, так как надо было платить кредиты, а его зарплаты ни на что не хватало. Я ему сказала: будем считать, что я тебе поверила и станем играть по твоим правилам. Я знала, что в тот момент мы уже не два любящих человека, а два охотника — кто кого перехитрит.
В последний раз, когда он вернулся, я взяла кредит — мы купили все для машины, я подарила ему золотую цепь на годовщину свадьбы, частично погасили один из долгов, и… Он просто пропал на два дня, был у нее. И тогда я решила действовать его методами — наказала его материально, и все вернула на круги своя. Но при этом он цинично и жестоко избил меня — сломал нос и ребра. Будет суд. Но я счастлива, что отдала этого монстра в чужие добрые руки.
Как быстро он сумел подчинить волю одинокой женщины и все ее считать своим! Я рада, что все это закончилось через шесть лет, а не через десять или позже.
Я избавилась от этого зла, заплатив слишком дорогую цену. Но, думаю, ей он обойдется дороже, ведь у нее есть то, на что он захочет претендовать. У этого человека нет любви ни к кому, он ее сам не видел с детства. Одна любовь согревает его цыганскую душу — любовь к статусности, к деньгам. Мне не стыдно писать об этом, мне просто жаль себя, красивую, самостоятельную женщину, поверившую однажды в то, что она сумеет своей добротой изменить мир.

Это интересно(0)(0)

1 Комментарий

  1. мдяяя:

    дуууура

    ещё и пишет об этом

    ещё и хочет чтобы другие читали

    я плакал )))))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *