Неизвестные Ферсманы

Санкт-Петербург - Апатиты. О личной жизни академика, его предках и потомках

Судя по записке академика в “Хибиногорский рабочий”, он доверял журналистам и был настоящим интеллигентом.

(Окончание. Начало в №32)

Екатерина Матвеевна Ильницкая — третья супруга Ферсмана. Пишут, что женой она стала “в начале 30-х годов”. Вероятно, речь идет о 1933 годе (от “ДД”).

После июльского совещания на Урале в 1933-м Ферсман вместе с молодой женой Екатериной решают в частном порядке побродить по ближайшим месторождениям, старым копям. Переодевшись по-походному, пешком, иногда на рабочих поездах они многое посетили, но однажды попали под проливной дождь, одежда пришла в неприглядный вид. На одной местной станции им категорически отказались продать билеты — не помог даже академический билет Ферсмана. Обвинили в краже документа и грозились вызвать милицию. На их счастье, на станции остановился литерный поезд и из него вышел “подышать воздухом” Серго Орджоникидзе. Начальник станции долго извинялся: “Таких оборванных геологов я еще никогда не видел…” А в январе 1934 года у Александра Евгеньевича происходит сильнейший нервный срыв!

В письме Вернадского Щербакову о Ферсмане от 29 января 1934 года идет речь о том, что он очень обеспокоен состоянием здоровья Ферсмана. Александр Евгеньевич ничего не помнит, что происходило с ним в тот день, и просит, чтобы около него находились близкие ему люди.

Рискну предположить, что до Таджикско-Памирской экспедиции дошли слухи о женитьбе Александра Евгеньевича на Ильницкой! И тогда, расстроенная во всех своих чувствах, мыслях Ольга Крауш пишет ему письмо — достаточно резкое. Ведь у нее в одночасье рухнули все планы на дальнейшую жизнь. Результатом прочтения этого письма и был тяжелейший нервный срыв у Ферсмана…

Найдя в себе силы, через несколько месяцев, отдохнув с Екатериной Матвеевной в Карловых Варах, он снова с головой погружается в работу. Есть открытка от 4 марта 1934 года и письмо от 20 апреля 1934 года Вернадскому. Ферсман пишет: “…Через 5-6 дней едем в Карлсбад и Карловы Вары.., много читаем; лекарство послали, скоро вернемся домой… Осмотрели Радиевый институт… В воскресенье едем в Брно, далее в Прагу. Читаю доклад в обществе, отдыхаю и пишу книжонку… Далее будет только хорошее. Любящие Вас А. и Е. Ферсманы”.

Что касается Ольги Александровны Крауш, может быть, сработала обратная связь? Узнав о причине резкого ухудшения состояния здоровья Александра Евгеньевича, ее вежливо “попросили” из ученых секретарей экспедиции. Возможно, потом было письмо раскаяния, извинения, и Ферсман принял участие в дальнейшей судьбе Ольги Александровны. Она возвращается из Таджикистана и с октября 1935 года работает в Академии наук СССР, потом переходит в Эрмитаж. Во время блокады Ленинграда Ольга Александровна умирает…

Все материалы о жизни Ферсмана в этот период взяты из книги “Неизвестный Ферсман” и основаны на письмах из архива академика, собранных и бережно хранимых Екатериной Матвеевной Ферсман, которая стала верной женой, спутницей жизни и неизменно сопровождала мужа во всех поездках, была его бессменным секретарем.

В 1931 году Екатерина Матвеевна закончила курсы при НИИ легких металлов, получила специальность “химик-лаборант”. В 1933-1934 годах была секретарем Уральского филиала АН СССР. В дальнейшем она “неофициальный референт” академика.

Ектерина Ильницкая, как и Ольга Крауш, родилась в 1902 году. Но оказалась гораздо умнее, показала себя мудрой женщиной, чутким сердцем поняла, чего недостает Александру Евгеньевичу, и постаралась наполнить его жизнь любовью, лаской, вниманием, бережным отношением. Мы видим ее на фотографиях рядом с улыбающимся Александром Евгеньевичем в Хибинах, Нивастрое, Мончегорске, на Урале, Украине, на отдыхе в Кисловодске и в других местах — они всегда вместе.

Екатерина Матвеевна сопровождала Ферсмана во время лечения в подмосковном санатории “Узкое” и в Сочи весной 45-го года. Академик отдыхал и работал, закончил книгу “История камня в истории культуры человека”. 21 мая они должны были улетать в Москву, были большие планы — их ждут в Хибинах, Средней Азии! 20 мая была прекрасная погода, на море — полный штиль. Александр Евгеньевич гулял целый день, вечером, в девятом часу, почувствовал себя плохо, вернулся домой: “Ужинать не буду, прилягу немного, открой машинку, будем работать!”

Екатерина Матвеевна вызвала врача, Ферсман еще нашел силы шутить с доктором. Потом: “Катя, расскажи доктору, что и как, мне трудно говорить…” В 22.45 20 мая 1945 года Александра Евгеньевича не стало…

После внезапного ухода из жизни академика Екатерина Матвеевна принимала много мер по сохранению огромного творческого наследия Ферсмана, отвечала на письма и сама писала в разные инстанции. Она передала в краеведческий музей “Дома Кесслеров-Ферсманов” личные вещи академика и редкие фотографии.

Незадолго до своей кончины Екатерина Матвеевна передала весь архив академика — переписку, статьи, рукописи, многочисленные фотографии (в том числе сделанные самим Ферсманом) и прочие документы — на хранение в архив Московского минералогического музея имени А.Е. Ферсмана.

Мы отыскали текст письма Екатерины Матвеевны Ферсман к жене Вернадского от 20 сентября 1941 года: “…Нашлись Броня и внук, они в Ленинграде — не смогли уехать. Саша служит в действующей армии…” Броня — это Бронислава Антоновна, жена Александра Александровича, сына Ферсмана. А ведь академик одним словом, одним звонком мог отправить всех родных в безопасное место да и сына оградить от передовой…

В книге “Неизвестный Ферсман” в разделе “Письма времен Отечественной войны” приводятся тексты писем: одно, благодарственное, от командования войсковой части, где служил сын академика, другое — текст большой телефонограммы, посланной Ферсманом из Свердловска в действующую армию сыну. Далее — справка из архива Государственной Морской академии имени адмирала Макарова: “Ферсман Александр Александрович родился в 1913 году. Кандидат технических наук, доцент. В 1930-1936 годах учился и окончил радиофакультет ЛЭТИ. С 1936 года по 1939 год работает в Институте радиовещательного приема и акустики Ленинграда инженером-исследователем. В 1939-1941 годах — ассистент кафедры радиоприемных устройств Ленинградского института инженеров связи. В 1941-1943 годах — в действующей армии на фронте. С 1943 года по 1946 год — начальник лаборатории Научно-исследовательского и испытательного института связи Красной Армии (Москва); в 1946-1950 годах — научный сотрудник Радиевого института АН СССР и преподает в Военной академии связи (Ленинград). С 1948 по 1964 годы — преподаватель, начальник кафедры (1950-1954-й) в ЛВМУ, ЛВИМУ имени адмирала Макарова, в 1964 году переходит на преподавательскую работу в Горный институт”.

Александр Александрович ушел из жизни в 1992 году. Был женат на Брониславе Антоновне Александрович, у них в 1941 году родился сын Геннадий. Он женился на Ирине Алексеевне Кнорре и у них родились дети — сын Вадим (1966) и дочь Елена (1978).

Геннадий Ферсман — внук Александра Евгеньевича — профессор, работает на кафедре радиофизики Политехнического института в Санкт-Петербурге. Ирина Алексеевна — кандидат физико-математических наук, доцент Лесотехнической академии. У Вадима и Елены уже пятеро детей на двоих. Так что, род Ферсмана уверенно продолжается и только крепнет во времени!

Владимир Семенов, Санкт-Петербург.

Это интересно(0)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *