Незамкнутый круг

Апатиты. Как несчастье одной семьи стало общим для разных людей

Даже самая трудная дорога легче, если ты не один.

Страшная случайность

— Знаешь, я всегда боялась армии. Столько знакомых рассказывали про Печенгу, и я переживала, вдруг что случится, если сын туда попадет. И чуть не потеряла его дома, — говорит Людмила. — Он голову решил помыть — протянул руку к крану, хотел подрегулировать воду. Тут кран сорвало, и кипяток весь — на него. На руку, ногу, спину. Пашу от болевого шока парализовало. Мы три реанимации сменили, несколько курсов реабилитации прошли. Говорят, для полного восстановления нужно два года.

Оказалось, это инсульт. У двадцатилетнего парня, еще вчера здорового, спортсмена и юмориста, симпатяги и умницы. И к лечению ожогов добавилась еще одна огромная проблема: заново научиться сидеть, ходить. Потом врачи объяснили, что при сильных ожогах инсульты случаются часто. И Паша, сам, как заправский врач, рассказал мне, чем они связаны. Он переписывается в Сети с парнем, пережившим подобное: делятся опытом и поддерживают друг друга. Сейчас, когда от того несчастного дня Пашу и всю его семью отделяют месяцы, они вспоминают реанимации, больницы и даже шутят:

— Помнишь того чудного доктора-психолога? Он любил “поддержать” словом. Ты, говорит, парень, не расслабляйся, ты понимаешь, что можешь совсем не выздороветь, — рассказывает Людмила. — Я вычисляла, в какое время доктор к нам придет, и выключала в палате свет, как будто мы спим!

Конечно, было всякое. Отчаяние и бессилие, слезы и молитвы. Но об этом стараются не  говорить. Во всяком случае, на людях.

Работать и терпеть

Сейчас жизнь Паши подчинена жесткому распорядку. Он почти не бывает дома — переезжает из одного реабилитационного центра в другой, из Мурманска в Питер, потом в Минск. В сентябре поедет в Москву. Лечение дает результаты. А чего это стоит самому Паше, только он один и знает. Да еще самые близкие люди. Физиопроцедуры, лечебная физкультура, прогулки — нужно разрабатывать мышцы, ведь он мечтает быстрее избавиться от хромоты. Паша улыбается и строит планы, хочет попробовать себя в большом бизнесе, он не зацикливается на больничных темах и не утопает в жалости к себе самому.

— Давайте попозже напишем, когда я совсем на ноги встану, — просит он меня. — А то вдруг я возьму и остановлюсь, и брошу все?

— Паша, кто же тебе позволит остановиться, — отвечаю. — ОНИ не дадут. У тебя выхода другого нет, только быстрее выздоравливать и забыть больницы, как страшный сон!

Золотой запас

Они — все те люди, которые в этой истории сыграли роль неменьшую, чем Пашины характер и воля. Они не бросили, не опустили руки, не просто помогли, а разделили беду этой семьи и приняли ее, как свою. Так говорит Людмила. Это касается членов семьи, друзей, знакомых и даже совсем незнакомых людей. Это касается девушки Арины, Пашиной невесты. “Арина — золотой запас России”, — говорят о ней родители Павла.

— Мы сначала в прострации были, не знали, что делать, лекарства скупали все, какие нам называли, потом уже разбирались, что помогает, а что нет, — продолжает Людмила.

Они — те люди, которые стали приходить к этой семье домой, к Люде на работу. Приносили деньги, помогали добрыми словами, поддерживали, утешали.

— Понимаешь, ценной была любая помощь, неважно — деньгами или словами. Пашин знакомый, они вместе спортом занимались, звонил беспрестанно, потом разговаривал с ним часами, поддерживал. Из института, где сын учился, приходили и студенты, и преподаватели, и директор. Сотрудники КНЦ РАН, медики из академической поликлиники…

Может быть, поэтому Людмиле хватило сил буквально отвоевать право на бесплатное лечение в реабилитационном центре по так называемой квоте. Потому что на все запросы им сначала отвечали традиционным “Нет денег”.

— Я строчила жалобы в Министерство здравоохранения России, строчила и строчила. В результате там сдались, выделили место в реабилитационном центре в Москве. Мы сейчас живем не днями-неделями, а месяцами: есть лекарства и курс реабилитации на месяц, значит, можно, чуть-чуть выдохнуть, а потом снова работать и работать. Слава Богу, что у нас есть возможность зарабатывать деньги. Кому-то в сто раз тяжелее…

Наверное, у каждого есть знакомые, которые опустили руки, начали пить, столкнувшись с гораздо меньшей бедой. И ведь оправдывают себя, мол, как тут с моей жизнью да не запьешь. Бывает и так, что человеку просто никто не помогал, ни родственники, ни друзья, ни дети. Потерявших здоровье бросали жены или мужья. А здесь люди остались людьми. И стали еще ближе друг другу.

Это интересно(0)(0)

4 Комментарии

  1. женя:

    трогательная история… Паша не захотел фотографироваться или сами не стали?

  2. Владимир:

    Сочувствую семье Паши и желаю полного выздоровления. Если у вас возникают какие нибудь административные проблемы, то смело обращайтесь по по этому адресу. Там есть интернет приемная Не бойтесь писать! Мы должны защищать свои права!

  3. Коновалов Алексей:

    Павел сил и терпения,выздоравливай

  4. Серж:

    Павлик держись!Поднимешся.Всё будет хорошо.Вспонми хотя бы Маресьева.Дай Бог.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *