Еще чуть-чуть, и я пойму самое главное…

Еще чуть-чуть, и я пойму самое главное. Именно то, что сделает мою, а может, и вашу, жизнь совсем понятной и светлой. Ну хорошо, не буду за вас расписываться — мою жизнь. Такое вот сейчас настроение. Приподнятость, легкое возбуждение и предощущение счастья… А что бы я хотел понять?

Ну, прежде всего — почему не каждому дано любить и быть любимым. Мы уже рассуждали об этом — человек без любви не может быть полноценно счастливым. Сейчас Наташа и Катя станут смотреть на меня с жалостью и говорить, что не в любви счастье, но мы-то с вами знаем. И я не поручусь за их искренность.

Сейчас пришло в голову, что скрипачи, например, Юрий Ильич Кругликов, смотрят на нас и думают: как они несчастны — они не умеют играть на скрипке, им никогда не ощутить всей прелести жизни! Но я же не говорю, что их искусство — обман зрения и слуха, я искренне хотел бы владеть им. Ах, как виртуозно я играл бы Вивальди, те же «Времена года», всей душой и всем телом, просто так играл бы, поутру, проснувшись, наполнял бы мир чудом нежных звуков. Я очень завидую музыкантам…

Я завидую яхтсменам. В одиночку! Вокруг света! Через бури и штили, через жару и холод! А вокруг — океан, вечный и волшебный…

А побыть Шумахером, не важно, которым из них, было бы тоже здорово. Мчаться на болиде, пусть по скучной трассе, но быстрее ветра, и обгонять соперников на виражах… Это тоже музыка!

Или настоящим доктором, чтобы знать: если я сейчас не дам больному лекарства или не отрежу ему кое-что лишнее, его уже никто не спасет, а дети его осиротеют… Или конструктором автомобилей, но не наших, античеловечных, в которых я просто не помещаюсь, а просторных, крепких и надежных. Я бы рисовал их обтекаемые, изящные линии и даже не замечал бы, что кончик моего языка высунулся, а глаза горят вдохновением…

А поваром! Поваром в небольшой харчевне, чтобы самому готовить и самому же подавать людям еду — дымящийся борщ или саганаки из мидий с креветками, шпигованную баранину из духовки или спагетти фрутти ди маре, а люди бы ели, ели и даже спасибо не успевали бы сказать, потому что не оторваться — так вкусно… И про себя я думал бы: как жаль мне вас, родные, вы не умеете так вкусно готовить, как жизнь ваша бедна! Но зато у вас есть я, кто наполнит вашу жизнь музыкой, здоровьем, радостью солнца, движения и моря, красивыми вещами, вкусной едой и, главное, — любовью…

Эх, знать бы вот эту тайную формулу, формулу всего, чтобы, как говорили Стругацкие, счастья — всем и поровну!

Однако, если размышлять дальше, жалеть тех, кто не обладает твоими талантами, пожалуй, и не стоит. А хочет ли он быть похожим на тебя?

Наверняка братья Кличко считают меня обделенным и несчастным, на том основании, что я одним ударом кулака не смогу убить быка. А я вот с ними не согласен. Не хочу я убивать быков, ни кулаком, ни чем-либо другим.

А политики уверены, что я — убогий и сирый, потому что не хочу и не умею врать, потому что я, как дурень с писаной торбой, ношусь со своими честью и достоинством. Но и их таланты не вызывают во мне зависти…

У меня есть знакомая, волосы которой от природы кудрявятся. И хоть делают они это красиво, знакомая их терпеть не может — каждое утро (каждое, независимо от погоды, места и ее состояния!) она с ангельско-дьявольским терпением распрямляет их с помощью фена и завидует тем, чьи волосы не вьются. И у меня есть масса знакомых женщин, которым не нравятся их прямые волосы, и они их упорно завивают на бигуди или делают себе шестимесячные (как их называли в старину) завивки.

И, может, тот же Михаэль Шумахер спит и видит, как издает он замечательную газету «Дважды Два», общается с любимыми коллегами, отбирает самые интересные темы, выслушивает читателей…

Пожалуй, жизнь справедливо устроена. Вот людей убивать не надо. И даже не надо их обижать. Да и лгать им не стоит — гадко ведь.

Не падайте!

Рецепт недели: Из цыганской поваренной книги. Страница 1. Сначала укради кастрюлю.

Это интересно(0)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *