Варзугу предложили закрыть

Почему пропал лосось в самой богатой реке области?

Из рыбопромыслового участка людей возят рыбачить на лодках. Фото Юлии Короткой.

Из рыбопромыслового участка людей возят рыбачить на лодках. Фото Юлии Короткой.

Главное богатство Терского берега — семга. Краевед Иван Ушаков писал, что на Покровской ярмарке 1887 года в селе Кузомень поморы продали рыбы на восемьдесят две тысячи рублей. По тем временам серьезный доход. А в XXI веке популяция семги находится в плачевном состоянии.

Валерий Иркашев с 2016 года  возглавляет фонд  “Мурманский лосось”. Фото Юлии Короткой.

Валерий Иркашев с 2016 года возглавляет фонд “Мурманский лосось”. Фото Юлии Короткой.

Туристов больше, чем рыбы

Сильнее всего запасы рыбы сократились в реках, впадающих в Белое море. Раньше в них добывали до 400 тонн семги в год, при этом в Варзуге — до 50 процентов объема общего улова. В 2016 году промышленная квота на добычу составляла всего 26 тонн, но даже ее колхоз не смог освоить. А в 2017 году в Варзугу зашло самое маленькое количество семги на нерест — всего 893 особи. Цифра известна точная, поскольку в низовьях реки стоит специальное заграждение, которое считает каждую заходящую в водоем рыбу. А объяснить такое маленькое количество семги в тот год можно и “неурожайным” сезоном, но главная причина — браконьерство.
В 2016 году был создан фонд биологического разнообразия Кольского полуострова “Мурманский лосось”. Его цель — восстановление популяции рыбы: общественники вместе с природоохранными и силовыми структурами проводят рейды и ловят браконьеров. В 2011 и 2012 годах, по словам председателя правления фонда Валерия Иркашева, браконьеров было очень много. А ведь если бы семгу тогда не выловили в таком количестве, вылупившиеся мальки как раз спустя шесть лет могли бы вернуться в реку, чтобы оставить уже свое потомство…

— Для приезжих Варзуга долгое время была недоступной, добраться сюда еще в 90-х было непросто, — говорит Валерий Иркашев. — А как появилась транспортная доступность, так и люди стали ею пользоваться. Выкладывают в интернет видео и фотографии, рассказывают друзьям, пишут, что здесь можно поесть икры, стейков из семги и насладиться отдыхом. И все даром. Хватай палатку, да в дорогу! Штрафы за незаконный лов были несущественные, люди и не чувствовали, что есть ответственность.

Денис Шульга из Мурманска  оказался самым удачливым - поймал крупную семгу. Фото Юлии Короткой.

Денис Шульга из Мурманска оказался самым удачливым — поймал крупную семгу. Фото Юлии Короткой.

“Поймал — отпустил”

Приезжающим в Варзугу рыбакам особенно интересен лов рыбы по принципу “поймал — отпустил”. Считается, что это наиболее щадящий способ ловли. Но опытным путем выяснилось, что такую рыбалку контролировать невозможно. И даже выпущенная обратно в реку рыба может погибнуть…
Каждая лицензия дает право выловить только одну семгу. Но многие рыбаки, пользуясь отсутствием контроля, по одной лицензии вылавливают и отпускают несколько рыб за раз. В итоге, по подсчетам сотрудников Института биологии Карельского научного центра РАН, на пять-десять именных лицензий зачастую вылавливается 60-70 рыбин.
Официально утвержденной инструкции лова по принципу “поймал — отпустил” не существует. Есть рекомендации ученых, как ловить так, чтобы выживало как можно больше выпущенной рыбы. К примеру, брать ее можно только в перчатках, чтобы от тепла рук рыба не получила ожогов кожи. Держать пойманную в руках для фотографирования можно не более одной минуты, иначе ее не будет смысла отпускать — погибнет.
Денис Шульга приехал из Мурманска. Рыбачит на Варзуге уже не первый год.

— Рыба в Варзуге есть, на удочку можно ловить щуку и хариуса, — говорит он. — Лицензия для этого не нужна. Да и по питательности они не уступают семге. Вообще не понимаю, зачем люди браконьерят? Если хочу ловить семгу, покупаю лицензию. Вчера рыбачил по принципу “поймал — отпустил”. Изучал повадки местной рыбы, ведь везде рыбалка разная. Сегодня брал лицензию на вылов одной семги. И поймал!

Если отпускать рыбу, то за весь день предстоит заплатить 2500 рублей. Лицензия на вылов и изъятие выдается на четыре часа и стоит 1600 рублей.

Рыбацкий лагерь. Стоимость проживания одного человека  7500 рублей в сутки. Но есть и более бюджетный вариант - собственная палатка. Фото Юлии Короткой.

Рыбацкий лагерь. Стоимость проживания одного человека 7500 рублей в сутки. Но есть и более бюджетный вариант — собственная палатка. Фото Юлии Короткой.

Рыба — туристический бренд

Если река находится в таком критическом состоянии, может быть, стоит принять радикальные меры и вовсе закрыть Варзугу для рыбаков?

— Все лагеря убрать надо, ввести запрет на вылов, — говорит Петр Прокопьевич Заборщиков, создатель музея поморской культуры. — Так уже делали в советское время, и получился ошеломляющий результат. Закрыть реку надо хотя бы на два-три цикла воспроизведения семги, то есть на 12 или 18 лет. Без вмешательства человека природа разберется с проблемой сама.

Однако Валерий Иркашев считает, что особого смысла в этом нет.

— Мы семгу сохраняем как раз благодаря рыбопромысловым участкам, — говорит он. — Как бы странно это ни звучало, но предприниматели, заинтересованные в получении прибыли, заинтересованы и в сохранении популяции рыбы. Они платят налоги, чем вносят вклад в охрану реки. Ведь рыбу можно рассматривать не только как продукт питания, но и как туристический бренд. Людям нужны снасти и транспорт, гостиница и питание, экскурсии и сувениры. И одна рыбина в таком случае может принести доход до двухсот тысяч рублей. Если же ее рассматривать как продукт питания, то это всего лишь тысяча рублей за килограмм.

На берегу Варзуги есть деревянные навесы.  Переночевать можо и под ними,  совершенно бесплатно. Только не забудьте взять спальный мешок. Фото Юлии Короткой.

На берегу Варзуги есть деревянные навесы. Переночевать можно и под ними, совершенно бесплатно. Только не забудьте взять спальный мешок. Фото Юлии Короткой.

Создаем нацпарк

Еще один вариант, который мог бы помочь восстановлению популяции семги — создание национального парка “Терский берег”.

— Сейчас процесс создания парка вступил в активную фазу, — говорит директор Баренц-отделения фонда защиты дикой природы России Олег Суткайтис. — Мы обсуждаем границы территории. После согласования нужно утвердить границы парка в федеральных и региональных ведомствах. Но последнее слово всегда за местными жителями. Если бы они не поддержали создание национального парка, то мы бы даже не стали начинать эту работу. Но люди сказали: да. Мы хотим, чтобы созданный национальный парк был не только цельным природным объектом, но и чтобы он не создавал проблем жителям Варзуги. Мы хотим, чтобы эти ограничения касались больше приезжих, но это сделать сложно. Будем работать.

Щука, выловленная в Варзуге, очень мелкая, больше похожа на мальков. Фото Юлии Короткой.

Щука, выловленная в Варзуге, очень мелкая, больше похожа на мальков. Фото Юлии Короткой.

Это интересно(1)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *