Возраст чудесам не помеха

Новогодняя история Игоря Тучкина, который раньше жил в Апатитах, а теперь проживает в Ставропольском крае

Долг за коммунальные услуги у одинокого пенсионера Виля Сидоровича Бессонова накопился самым подлым образом внезапно и достиг таких величин, что оплатить его из пенсии представлялось делом абсолютно нереальным. Виль Сидорович страдал от такой безысходности — даже по ночам ему снились судебные приставы. Мучительно он размышлял, где бы взять денег, да побольше.

Вскоре ему попалось объявление в городской газете, где сообщалось, что ООО “Красный нос” приглашает на кастинг всех желающих поработать Дедами Морозами в новогодние праздники. Вспомнив, как в детстве и юности он успешно участвовал в художественной самодеятельности — пел, читал стихи, плясал и кувыркался, Виль Сидорович критически взглянул на себя в зеркало, вздохнул и тем не менее отправился по указанному в газете адресу.

К его удовольствию, “смотрины” он прошел успешно, после чего глава агентства пригласил претендента к себе в кабинет для доверительной беседы.

— Вы нам подходите, — сказал директор. — Кстати, проблем с Дедами Морозами у нас нет, а вот со Снегурочками — закавыка.

— Разве мало подходящих девушек? — удивился Виль Сидорович. — Или их не устраивает заработок?

— Они нас не устраивают.

— Каким образом?

— Довольно простым. В каждой квартире Деду Морозу и Снегурочке наливают. Кстати, как у вас с выпивкой?

— Пятый год пошел, как не употребляю.

— Тогда, с одной стороны, просто замечательно, а вот с другой — неважно. Поясняю. Внучка ваша, Снегурочка, уж точно начнет и за вас “на грудь принимать”. Что поделаешь, такие вот теперь нравы у юных красавиц. А далее все предсказуемо — обойдете несколько квартир, и она уже не работоспособна. А в таком состоянии девушки — легкая добыча для всяких там приставак.

— Занятно, — протянул кандидат в Деды Морозы. — А непьющие Снегурки встречаются?

— Довольно редко.

— Что же думаете предпринять?

— Мысль у нас одна созрела. Вы новогоднюю серию “Ну, погоди!” помните?

— Отлично.

— Кто там был Снегуркой?

— Волк.

— Вот и вы попробуйте уговорить какого-нибудь друга выступить в этой роли. Женский антураж мы ему подберем. Пройдет удачно — премию выпишем, причем приличную. По рукам?

— Попытка не пытка, — осторожно ответил Виль Сидорович.

По дороге домой он перебрал в памяти всех своих знакомых сверстников, которых осталось не так уж и много, размышляя, на ком остановить выбор. В конце концов определился с кандидатурой Павла Петровича, старого друга, тоже пожилого, одинокого и малоимущего.

Уговаривать долго не пришлось, потому как и у Петровича начались проблемы с коммунальными платежами. К тому ж он с детства был легким на подъем. Чьи-то гнусные поползновения его тоже не пугали: в молодости он занимался самбо.

— Только не переусердствуй, — озабоченно предупредил его будущий Дед Мороз, — а то у фирмы начнутся другие неприятности, и наша премия пролетит как фанера над Парижем.

— Не боись, — ответил друг. — Если что, то легонько, в воспитательных целях. А ты о себе не думал?

— Не понимаю, о чем ты?

— Сам осрамиться не опасаешься?

— В каком смысле?

— В самом прямом. Дедушка ты видный, а вдруг какая-нибудь дама, мечтающая о новогоднем сюрпризе, положит на тебя глаз?

— Ну и что?

— А то самое! Неужели по молодости подобных эпизодов не случалось?

— Всякое происходило — не спорю. Бесшабашная юность, где она?..

— Н-да, а сегодня такую даму ты в упор не увидишь? Может, у нее расчет провести с тобой новогоднюю ночь, после того как ты подарки разнесешь, и встретить рассвет 1 января?

— Тебе лечиться нужно, — устало махнул рукой Виль Сидорович. — Всякую несуразицу несешь и не краснеешь. За кого ты меня держишь? Ты хоть помнишь, сколько мне лет?

— Никогда не говори “никогда”! А если в себе сомневаешься, то ведь средства всякие имеются, — возразил Петрович. — Вот у меня чудо-снадобье на примете — это мох, который растет на склонах Кордильер рядом с ледниками. Даже животные его щиплют во время брачного периода, не говоря о людях. Мне его один геолог рекомендовал, правда, по телефону. Я название записал по буквам. Самому попробовать не удалось, случая не представилось, но верить мне можешь.

— Ты прямо змей-искуситель, — смутился Виль Сидорович. — На экзотику ловишь, словно на живца. Только в Латинскую Америку я лететь пока не собираюсь. По одежке протягивай ножки.

— А зачем туда добираться? — удивился друг. — Зайди в любую аптеку, наверняка там такое есть.

Павел Петрович достал из внутреннего кармана пиджака старенький бумажник, из которого вынул засаленную бумажку и протянул другу. Понятно, что так сразу, впопыхах Виль Сидорович название не запомнил. В памяти остались лишь последние буквы “етль”, поэтому он тоже переписал рецепт в свою записную книжку.

На другой день отправился в ближайшую аптеку.

Провизор, нескладный белобрысый парень, не торопясь, по слогам разобрал наименование лекарства и, даже не удосужившись заглянуть в компьютер, произнес:

— Сегодня в наличии данный препарат отсутствует, но мы его закажем, и завтра его привезут. Загляните после обеда.

— И сколько денег с собой прихватить?

— От шести до восьми тысяч рублей.

У Виля Сидоровича от такой суммы кольнуло в сердце, и он отправился в соседнюю аптеку. Там стоимость “волшебного эликсира” возросла до десяти тысяч.

“Была не была, где наша не пропадала”, — махнул рукой Виль Сидорович и заглянул в третью аптеку. Миловидная женщина-провизор средних лет прочитала наименование лекарства, с недоумением взглянула на покупателя и спросила от какой хвори такое снадобье.

— По мужской линии, — в замешательстве ответил тот и тут же соврал, — для соседа.

— Ну, что же, посмотрим, — она посмотрела внимательно в компьютер и через минуту сообщила, что подобный препарат на фармацевтическом рынке отсутствует.

— Вот те раз! — удивился будущий Дед Мороз. — А ваши коллеги даже цену называли, причем заоблачную.

— Что я могу сказать? — пожала плечами провизор и обаятельно улыбнулась. — Забудьте о них. Скорее всего, они неудачно пошутили.

— Ничего себе шуточки-прибауточки на десять тысяч рублей, — огорчился Виль Сидорович и отправился готовиться к новогодним праздникам.

…Снегурочка из Павла Петровича получилась на загляденье — живая, озорная, гламурная, с тонким, порой визгливым голосом. Никто не поверил бы, что это мужчина, которому давно за шестьдесят. Он с азартом исполнял свою роль, вызывая восторг детей и взрослых. Одно огорчало Деда Мороза: в каждой очередной новогодней компании, которую они поздравляли, его “внучка” лихо опрокидывала рюмку за рюмкой и уже в десятой по счету квартире не выдержала темпа и отключилась. Гости не растерялись и под колыбельную “Спи, моя радость, усни…” отнесли лже-Снегурочку в спальню.

А Дед Мороз уже в одиночку отправился в последнюю, одиннадцатую по списку квартиру. С особым предчувствием Дед Мороз нажал кнопку звонка и оказался приятно удивлен, когда за приоткрытой дверью появилась знакомая фигура дамы из третьей аптеки. Понятно, она была уже не в белом халате, а в красивом платье.

Дед Мороз с энтузиазмом поздравил хозяйку и даже поцеловал ручку, раздвинув усы и бороду, после чего его пригласили к праздничному столу. Спиртного он так и не пригубил, чем приятно удивил хозяйку.

…Домой Виль Сидорович вернулся поздним утром.

А через год Бессонов вновь подрабатывал Дедом Морозом, только Снегурочкой у него была уже аптекарский работник Нонна Васильевна, с которой он чудесным образом познакомился под Новый год. И он, и она выпивки избегали, справедливо считая — как встретишь Новый год, так его и проведешь. Это они знали по собственному опыту.

Это интересно(2)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *