Снежинки, пираты, воробушки

Конкурс “Елка детства” подошел к концу. Кто победитель?

Новогодний маскарадный костюм, который сшила мама или смастерил папа, навсегда остается в памяти. Тут и фантазия родительская, их время, на тебя потраченное, их старание. Создание костюмов обрастает с годами трогательными историями. Например.

…Одна девочка во втором классе очень хотела блеснуть на новогодней елке. И мама решила создать для дочери костюм Золушки. Обшила кружевное платье блестящим дождиком. Из розового ацетатного шелка соорудила накидку и заколола серебряной брошью. Но главное, принесла с работы белоснежный парик! Парик завили на бигуди, присобачили к нему блестящий ободок с фатой и всю эту конструкцию прикололи к жидким девочкиным волосам.

На фото Ирины Рудаковой (Шариковой) - целая группа снежинок из детского сада “Золотая рыбка”. Кто-то себя узнает?

На фото Ирины Рудаковой (Шариковой) — целая группа снежинок из детского сада “Золотая рыбка”. Кто-то себя узнает?

В разгар сборов пришел с работы папа. И спросил:

— Это что?

— Я — Золушка, — гордясь, ответила девочка.

— Ну уж нет, — запротестовал отец. — Костюм Золушки — это рубище из мешка и метла в руках. И нос еще нужно сажей испачкать…

После этого папа был быстро отправлен за зеленым горошком, чтобы больше не юморил.

“Моя подруга - царевна, я - Шамаханская царица и мой младший брат - пират, 1986 год”. Ольга Ануфриева.

“Моя подруга — царевна, я — Шамаханская царица и мой младший брат — пират, 1986 год”. Ольга Ануфриева.

А надувшаяся на отца второклассница совсем скоро поняла, как папа был прав. Потому что у новогодней елки все прыгали, бегали и веселились — мушкетеры, пираты, снежинки со снеговичками. И только Золушка сидела в углу, ведь парик держался плохо и в любую минуту мог с головы соскочить. Кроме того, одноклассники, сроду такого чуда не видавшие, норовили дернуть Золушку за белоснежные локоны. В общем, с тех пор ныне уже сорокапятилетняя девочка маскарадами пренебрегает. Да и в будни шику предпочитает практичность.

Валентина Сантоцкая, “Узбечка”...

Валентина Сантоцкая, “Узбечка”…

 

...и ее племянники  в костюмах факира и мухомора.

…и ее племянники в костюмах факира и мухомора.

Многое вспоминали о себе и о родителях наши читатели, те, что прислали фото на наш конкурс “Елка детства”. Кто-то подписывал фото коротко, у некоторых получались целые истории.

Татьяна Макарова  в костюме “Хлопушка”.

Татьяна Макарова в костюме “Хлопушка”.

“Костюм снежинки в детском саду. Самое замечательное время! Мама старалась, пришивала украшения. Запах мандаринов и ожидание подарков. 1986 год”. Татьяна Соляник.

“На новогоднем празднике в детском саду всегда был конкурс на лучший карнавальный костюм. И я старалась, придумывала и творила. Как всегда вдохновение приходило за два-три дня до утренника. Над костюмами приходилось колдовать до поздней ночи. Но ребенок без приза не оставался”. Ирина Жолудева.

“1976 год. Мама сшила мне костюм хлопушки на утренник в детский сад “Воробышек”, потому что мы исполняли танец хлопушек. Мама каждый год нам с сестрой шила костюмы, украшала мишурой, фольгой, цветной бумагой, и всегда получалось шикарно!”. Татьяна Макарова.

А Светлана Немирова (Никитина) прислала нам свои фото в костюме королевы (1963 год) и снежинки (1964). Костюмы ей сделал отец — Анатолий Никитин, всю жизнь проработавший на Кировском руднике горным инженером. Светлана написала, что ее папа был заботливым отцом тройняшек — Светы и ее братьев, очень умелым человеком, который сам всегда готовил детям костюмы на Новый год.

А самое большое письмо прислала нам Валентина Сантоцкая.

“До девяти лет я с родителями и сестрой жила в деревне Онежского района Архангельской области. В те годы (60-70-е) в магазине нашей деревни цветной бумаги не было, и даже клея порой. Поэтому мы с сестрой раскрашивали красками обычные альбомные листы, а потом из них делали бумажные игрушки на елку: цепочки, фонарики, гирлянды. Склеивали обычной вареной картошкой. Сестра рисовала на обратной стороне старых обоев стенгазету, украшали ее битыми елочными игрушками.

А костюмы, конечно, шила наша мама по вечерам после работы, и мы засыпали под стук швейной машинки.

Я помню костюм сестры “Ночка” — зеленое платье со звездами (сделанные из чайной бумаги) и месяц на голове. Платье мама перешила из своего. А я была снежинкой, и у меня была корона, украшенная битыми игрушками и ватой. К сожалению, нет ни одной фотографии с утренников в деревне.

Когда мы жили уже в Апатитах, в пятом классе (1977 год) мама шила мне костюм узбечки. Тогда каждый класс выбирал себе республику и готовил про нее представление. И вот нашему классу досталась Узбекская ССР. Несколько девочек, в том числе и я, танцевали узбекский танец. Тюбетейки нам кто-то привез настоящие, а вот сам костюм шили наши мамы. На фото не видно, но были еще и шаровары. И на Новый год этот костюм тоже пригодился.

…А когда у меня появился племянник, я стала для него шить маскарадные костюмы, которые впоследствии перешли к моему сыну, а потом и к дочке. “Мухомор” — это был первый мною сшитый маскарадный костюм для племянника. Потом был “Факир”. Долго не могли найти обувь, и бабушка разрешила взять тапки, привезенные когда-то дедом из отпуска, но они оказались до того скользкие, что пришлось на подошву приклеивать лейкопластырь, а чтобы не сваливались с ног — пришить резинки…”

Мы благодарим всех, кто присылал нам фотографии и делился воспоминаниями. И дарим маленький приз от кафе-кондитерской “Сливки” Валентине Сантоцкой!

Это интересно(2)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *