Золотой человек!

30 октября юбилей отмечает доктор Александр Александрович Краус

“Александр Александрович уже девять лет на пенсии, но мы его навещаем, общаемся и очень хотим его поздравить с юбилеем”, — позвонили нам из апатитского отделения анестезиологии-реанимации. Сам Александр Александрович ничего о себе рассказывать не захотел, а вот его коллеги — с удовольствием!

 

Сухо, вкратце

Александр Краус родился 30 октября 1937 года в семье поволжских немцев — они жили в Энгельсе Саратовской области, откуда семья с четырьмя детьми была депортирована в Казахстан (впоследствии их реабилитировали).

После службы в армии Александр Краус окончил лечебный факультет Саратовского медицинского института в 1969 году и сразу же был принят врачом-терапевтом в Апатитскую городскую больницу. А позже, с 1973 по 2008 год, работал в должности врача-анестезиолога вместе с Николаем Ивановичем Дудиным, Сергеем Афанасьевичем Егоренковым, Светланой Борисовной Полевой. Неоднократно исполнял обязанности заведующего отделением анестезиологии и реанимации.

Как написано в справке, которую подготовили его коллеги, зарекомендовал себя грамотным, добросовестным специалистом с высоким уровнем теоретических знаний и практических навыков по специальности. В совершенстве владел методикой современного анестезиологического пособия в условиях отделений хирургического, травматологического, акушерского и гинекологического профилей и методикой проведения реанимационных мероприятий, интенсивной терапии.

Его всегда отличали высокая работоспособность, компетентность, профессионализм и внимательное отношение к пациентам. Он постоянно повышал свой профессиональный уровень, проводил занятия по актуальным вопросам анестезиологии и реанимации с врачами и медицинскими сестрами ОАР и других отделений.

Не единожды Александру Краусу объявляли благодарности, вручали почетные грамоты, его портрет был на Доске почета. В 1988 году его наградили медалью “Ветеран труда”, а в 2011-м — почетным званием “Заслуженный врач Российской Федерации”.

Еще одна его медаль, полученная до армии, — “За освоение целинных и залежных земель”.

В отделении анестезиологии-реанимации бережно хранится альбом со старыми фото. На некоторых есть и Александр Краус - всегда серьезный и собранный.

В отделении анестезиологии-реанимации бережно хранится альбом со старыми фото. На некоторых есть и Александр Краус — всегда серьезный и собранный.

Сан Саныч

Нынешнему заведующему отделением реанимации и анестезиологии в Апатитах, Александру Красавину, повезло работать с Краусом и другими врачами старой закалки. Он искренне считает, что это было счастливое время.

— До 1979 года у нас не было отделения — была анестезиологическая группа при хирургическом отделении. Работали там Краус и Дудин, потом пришли Светлана Полевая, Михаил Суринов, приехал Сергей Егоренков, который и стал первым заведующим анестезиологического отделения, — рассказывает Александр Викторович. — Я пришел в отделение в 1994 году после интернатуры, и сразу же моим наставником стал Сан Саныч. Его так все и называли у нас, так же, как Дудина звали просто “дядя Коля”.

Так вот Сан Саныч, как настоящий немец, очень сдержанный, доброжелательный, неконфликтный. Увидеть его вышедшим из себя было невозможно! Не было в нем какой-то снисходительности по отношению к молодым врачам, наоборот, всегда подскажет, поможет. “Нет, дружочек, а вот это ты учел?” — такая была манера общения. С ним было легко говорить, почти на равных, но, конечно, всегда с почтением.

Скорее всего, такой характер выковала среда, в которой он вырос, воспитание, плюс атмосфера апатитской больницы, куда он пришел после вуза — совершенно особая.

Нечаев и Ветров — это были доктора, которых знал весь город, светила, очень авторитетные люди. Потом уже для нас, молодых врачей, просто поработать рядом с Краусом и Егоренковым дорогого стоило. В реанимации коллектив в те годы был необычайный! Суринов, Гайдт, Блажко, Попов — колоритные личности, замечательные доктора и люди! Они, как и должно быть в медицине, лечили не болезни, а человека.

— А еще про Крауса можно сказать: это человек с золотой головой, золотым сердцем и золотыми руками. Вот про руки: он, кроме основной работы, тщательно следил за техникой в отделении, от огромных аппаратов искусственной вентиляции легких до самых мелких приборов. Мы медтехников и не ждали — Сан Саныч сам все чинил, чистил, калибровал и запускал. Раньше не было у нас, например, наборов для катетеризации центральной вены — сейчас все готово, стерильно, ждет, когда вскроют. А в те времена Сан Саныч сам делал иголки, точил, укорачивал, все до мелочей. Он даже часы наручные нам всем чинил!

 

Привет из-под Смоленска

Сергей Афанасьевич Егоренков, проработавший в апатитской реанимации 41 год, сегодня живет в Смоленской области, на своей родине. Мы говорим с ним по телефону.

— Александр Александрович был старшим ординатором, то есть моим заместителем, — рассказывает Сергей Егоренков. — Человек педантичный, обладающий уникальными возможностями. Изобретатель, рационализатор — у него больше двадцати зафиксированных рацпредложений. Разобрать-собрать мог все! Хороший человек, отличный семьянин — его дочь Юлия доктор наук, работает в МГУ на кафедре эволюции человека. Мы Александром Александровичем гордились. Да он мог бы и дальше работать, но не захотел из-за наших реформ дурацких…

Сам Сергей Афанасьевич, кстати, у себя в деревне продолжает лечить людей, если кто-то обращается. Говорит, “народная тропа” в его дом не зарастает. А в официальную медицину возвращаться не намерен. Доволен тем, что есть, помогает людям, и этого достаточно.

Как пилоты

А что вообще такое анестезиолог-реаниматолог? Как оценить объем работы этого доктора?

— Анестезия — вещь многоэтапная и многокомпонентная. Одного-единственного средства тут мало, — рассказывает Александр Викторович. — Наша задача — дать хирургу спокойно провести операцию, а пациенту — хорошо ее перенести.

В любом случае мы продумываем комбинацию препаратов и применяем ее, исходя из безопасности пациента. Это для анестезиолога главное — безопасность и эффективность.

Мы не покидаем операционную, все время рядом, потому что ситуация может измениться в любую секунду — от отказа аппаратуры до кровотечения. Мы должны мгновенно принимать решения, как пилоты самолета, например.

Александр Викторович говорит, что работа у них сложная. И если физически тяжело, скажем, проводить сердечно-легочную реанимацию в полном объеме, то психологически трудно брать на себя ответственность за чью-то жизнь, причем ежедневно.

— Особенно тяжело, когда не получается, когда организм человека не отвечает. Такое тоже происходит. Быть рядом с чьим-то горем всегда тяжело. Не каждый врач циник, а вот синдром выгорания встречается у многих. Как не бывает двух одинаковых пациентов, так не бывает двух одинаковых врачей.

Мы присоединяемся к поздравлениям коллег! Будьте здоровы, Александр Александрович, город и ваши пациенты помнят вас!

Это интересно(5)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *