Бочка варенья и ящик печенья | "Дважды Два Апатиты", городская новостная газета

Бочка варенья и ящик печенья

Для кого Armani сделали черный "Si"

karlson

Я не зря сразу же вспомнила Карлсона. Потому что ведь препротивный был человечище: жестокий обманщик, нахальный позер и манипулятор. Его любили, а он только ел.

Так вот, духи «про еду» очень подходят в качестве подарка противному человеку. Ну, ладно, не обязательно противному, но — не любимому. Вредной начальнице, злюке-коллеге, теще-истеричке. Или в качестве презента постороннему вам лицу, за услугу. Когда на душе противно, а «позолотить ручку» надо. И вот тогда, конечно, дарите «Si Eau de parfum Intense»!
А кроме людей с определенным к ним отношением, кому его носить?
Вот честно, я не знаю. Молодой барышне? Слишком томно. Стильной красотке? Слишком просто. Зрелой даме? Так лет он ей накинет пяток.
Giorgio Armani Si fragrance is Harrods exclusive
Но меньше всего я представляю в таком аромате женщину типажа и харизмы Кейт Бланшетт. Маркетологи с рекламой не просто попали в «молоко», они вообще зарядить забыли.
Потому что тихое очарование умных блондинок, не красивых, но чрезвычайно влекущих, с печалью и знанием в глазах, может быть подчеркнуто чем угодно: мятой, корнем ириса, влажным шиповником, солнечным цитрусом, фиалкой, ветивером, наконец. Но никак не бесноватым кислотным угаром.

si-armani«Si Intense» называют почему-то шипровым фруктовым. В рекламном описании перечисляют, чем оно пахнет (попытайтесь представить этот набор в одном тазу): ягоды и листья черной смородины, фрезия, мандарин, масло майской розы, нероли, полынь, пачули, ваниль, древесина и амброксан. Ни за что не согласилась бы нанести аромат на запястье — говорят, он несмываем!, — а то, чем пахнет блоттер…

Ух, это неописуемо! Это как будто бабушка со склерозом варит внукам варенье из пересортицы. И таз у нее старенький, со сколами, и сахар она все сыплет и сыплет, и уже понятно, что это варенье невозможно будет есть, так оно еще и пригорает к тазу напоследок. Но бабушка подает эту несъедобную горчащую сладость страдающим от неловкости внукам, а вдогоночку — да! — еще и печенье, оно ведь у нее со дня отречения Ельцина в буфете хранится. И жидок бабушкин чай с давно засохшим лимоном…

А в конце «Si Intense» делает контрольный выстрел — начинает отдавать и воротником свитера, в котором долго и грустно кто-то курил.

Тут еще и очень как-то обидно за определение шипр (бедный Франсуа Коти, его изобретатель). Шипр не бывает приторным, даже фруктовый («Mitsuoko» Guerlain, «Fеmme» Rochas).
Главное, что обязано быть в шипре, — бергамот и дубовый мох. Бергамот иногда подменяют лимоном, а чем после запрета подменяют мох — ума не приложу. И потому буду считать, что шипров больше нет.

А было их много и девушки СССР их очень любили.
Любили «Sikkim» Lancome, «Cabochard» Gres, «Bandit» Piguet, «Jolie Madame» Balmain, а еще — «Dioressence» и «Miss Dior», «1000» Patou, «Paloma Picasso», «Coriandre»…


Любили и любят за их строптивость, шершавость, неуступчивость. За то, что раскрываются и чаруют лишь в определенные дни межсезонья. За силу и слезы. За то, что они не бывают вульгарными. За то, что девушку в шипре невозможно забыть…

Иными словами за все то, чего и в помине нет в «Si Intense».

 

Это интересно(3)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *