До Берлина добрался?

Апатиты. О жизни, войне, выборе и героизме узнали школьники и студенты от Альберта Чирикова - Героя России, кавалера ордена Мужества

Он вышел на сцену и по позвоночнику побежали мурашки. Не от того, что вышел на костылях — об этом забываешь через секунду. Золотая Звезда Героя России конечно влияет на твое состояние, но больше всего впечатляют его глаза — глаза человека который видел много страшного и через многое прошел.

Бойцов не бросил

“Диалоги с Героями” — это проект “Роспатриотцентра”, благодаря которому школьники и студенты из всех уголков страны имеют возможность пообщаться с настоящими героями. Существует проект с 2016 года, а отозвались на него около 200 Героев России. Один из них Альберт Чириков — гвардии полковник ВС РФ, участник Первой чеченской войны, кавалер ордена Мужества, Герой Российской Федерации.

Герой России Альберт Чириков отвечает на вопросы апатитской молодежи. Фото Анны Глодевой

Герой России Альберт Чириков отвечает на вопросы апатитской молодежи. Фото Анны Глодевой

Стать десантником Альберт Чириков решил еще школьником. И, несмотря на несогласие родителей, он, после окончания школы, поступил в Рязанское дважды Краснознаменное высшее воздушно-десантное командное училище имени Ленинского комсомола. В 1990 году окончил его, и лейтенанта Чирикова направили в Кировабад, в воздушно-десантную дивизию, командовать взводом. Через три года перевели в Ульяновск. Потом была первая командировка в горячую точку — в Карабах, а в конце 1994 года для него началась Чечня. Всего в жизни Альберта Алексеевича было три командировки туда. После второй Чирикова наградили орденом Мужества. Третья стала последней и знаковой. Вот как об этом в интервью «Учительской газете» рассказал сам Альберт Алексеевич:

“…В начале марта нас перенацелили на северо-восток Чечни. До конца командировки оставалось всего 13 дней, когда потребовалось срочно выдвинуться в Червленную, вывести откуда остатки техники и людей. Комбат скомандовал: “Кто может держать оружие — шаг вперед”. Вместе с другими вышел и я. Выбор пал на меня. Дали три “бээмдешки” и назначили старшим колонны.

На обратном пути у моста у станицы Петропавловской я на командирской БМД шел вторым. Вдруг — яркая вспышка. Самого взрыва не слышал. Передняя машина остановилась, через несколько секунд раздался второй взрыв — мы наехали на управляемый фугас. Смотрю на себя, а вместо ноги какое-то непонятное месиво, по дороге растекается лужа крови… Неожиданно по колонне начали стрелять. У меня же был сильнейший шок, ничего не чувствовал — ни боли, ни страха, вообще ничего…”.

Тогда 26-летний капитан Чириков, кажется, не понял, что ранение слишком тяжелое, чтобы продолжать бой. Позже он скажет, что им двигал командирский долг — сохранить своих бойцов. Альберт Чириков из боя не вышел: организовал огневое сопротивление и вызвал вертолеты огневой поддержки, тем самым обеспечил колонне выход из засады с минимальными потерями. Только после этого капитана эвакуировали в госпиталь, и только там он потерял сознание. Случилось это 8 марта 1996 года.

На следующий день медикам пришлось ампутировать молодому мужчине ногу. Через полгода, 19 октября 1996 года, Указом Президента Российской Федерации за мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга, капитану Чирикову было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Но и после этого он, по-моему, проявил героизм. Не уволился из армии, а благодаря многочисленным ходатайствам руководства, остался в должности начальника штаба батальона. Через три года поступил на юридический факультет Военного университета, который окончил с красным дипломом. Стал соавтором книги «Юридический справочник участников боевых действий и вооруженных конфликтов и членов их семей», преподавателем кафедры гражданского права Военно-технического университета, руководителем секции Героев по северному административному округу межрегиональной общественной организации «Клуб Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славы Москвы и Московской области». А теперь еще и ездит на встречи с молодежью в рамках проекта «Диалоги с Героями». В Апатитах такая прошла в субботу в большом зале Дворца культуры.

Большая часть зрителей — курсанты военно-патриотических объединений города, а также студенты филиала МАГУ, школьники из Апатитов и Мончегорска. Вопросов было много, напишу только самые интересные и те, которые самому Альберту Алексеевичу показались таковыми.

Про героизм

— Вы мечтали о подвиге?

— Конечно нет, абсолютно. Ну, может быть, как многие мои ровесники, хотел попасть в Афганистан, выполнять интернациональный долг. К сожалению или к счастью — не случилось. А так я просто делал свое дело: учился, воевал.

— Что для вас значит быть героем?

— Это большая ответственность. Ты должен быть образцом, и если не во всем, то во многом соответствовать этому званию. Для меня это значит делиться каким-то опытом с вами, знаниями, может, советом помочь в выборе жизненного пути или профессии.

— Страшно ли совершать подвиги?

— Сложный вопрос. Никто из нас не знает, как поведет себя в экстремальных ситуациях. Герой — это же обычный человек, он в детстве ходил в школу, ездит на автобусе, живет. А потом случается ситуация и концентрируются какие-то функции организма, человеческие качества. Но о страхе не думаешь.

Про войну

— Как относились в освобожденных населенных пунктах к вам и вашим товарищам?

— С мирным населением у нас нормальные отношения были, добрососедские. Мы общались и с жителями, и со старейшинами. Другое дело, что утром они пасли овец, а вечером доставали автоматы. Но чтобы открыто ненавидели, обкидывали колонну камнями… Не помню такого. В любом случае жители были недовольны, что идет война, что гибнут люди мирные. Может и было к нам негативное отношение, но мы шли туда выполнять приказы.

— Какие эмоции у вас были, когда вы прибыли на территорию Чеченской республики?

— Было это 20 декабря 1994 года. Я шел во главе колонны, впереди увидел свет от трассирующих пуль, доложил командиру группировки, что вижу бой, на что он ответил: «Нам, сынок, именно туда». С одной стороны, был профессиональный интерес, а впереди ждали ситуации, в которых я и мои товарищи могли себя проявить, показать.

Было ли страшно? Нет, не было, мы ехали выполнять приказ. Я сам знал и учил своих подчиненных, что в любой момент нас могут убить. Поэтому надо было настроиться на то, что расслабляться нельзя. Мне — вдвойне: я отвечал за ребят, которых мне доверили их родители, я должен был вернуть их домой живыми и здоровыми.

— Каково это — все время ощущать присутствие смерти?

— Это значит быть в максимальной концентрации. Психологически это давит, страх все же присутствует, не боятся только дураки. Но в какой-то момент забываешь о смерти, а выполняешь задачу. Постоянные мысли о том, что ты можешь погибнуть, скорее мешают.

Про жизнь

— Есть ли у вас мечта?

— В детстве была — стать военным. А сейчас… Чтобы близкие были здоровы. Мама чтобы подольше пожила, чтобы у дочки все было хорошо.

— Как вы считаете, важно ли сейчас патриотическое воспитание молодежи и в чем оно заключается?

— Вам, наверное, руководитель такие серьезные вопросы подготовил? — засмеялся Альберт Алексеевич. — Ну конечно, важно заниматься патриотическим воспитанием. Мне кажется, вам и самим это интересно — принести пользу стране, себя реализовать. Не обязательно вы все поедете в Рязанское училище поступать или станете военными. Но это определенная школа, закалка характера, спортивная подготовка. И те навыки, которые вам сейчас прививают, пригодятся в любых сферах жизни.

В чем оно заключается? В изучении истории страны и народа, хорошей учебе, в любви в Родине и к своему городу. В том, чтобы не быть равнодушными, не бояться ничего. Это же сложно — не отвернуться от хулиганов, не опустить глаза, заступиться за слабого.

— Как вы представляли военную карьеру перед поступлением в училище? Насколько ваше представление соответствует реальности? И ваше мнение о карьере военного в настоящее время.

— Я целенаправленно шел к карьере военного, представлял, что получу образование, стану десантником, ну, может, мечтал стать генералом. Окончив училище, столкнулся не совсем с тем, чему учили, — в войсках все немного иначе, но я привык. Хотя было время, когда служить было не престижно, офицеры даже стеснялись появиться в форме на людях. Сейчас, я считаю, престиж армии идет на подъем, много делается для укрепления нашей обороноспособности. Дал бы я совет поступать в военное училище? Думаю, да. Это большая школа характера.

— Вы хоть раз пожалели о выбранной профессии?

— Никогда. Часто задают вопрос: изменил бы я что-то в жизни, если начинать ее сначала? Могу сказать, что нет, прошел бы тот же путь. А если делать какой-то выбор, допустим, между звездой или ногой, я выбрал бы ногу.

“А вы добрались до Берлина?” — совершенно неожиданно спросил один из самых юных участников встречи, приравняв Альберта Чирикова к ветеранами той войны. И это единственный вопрос, на который зал отреагировал аплодисментами, ну и смехом, конечно. Однако Герой остался героем и заступился за ребенка.

— Правильный вопрос, мы же только что говорили о Великой отечественной, я сам сказал, что наши войска дошли до Берлина, — рассмеялся Альберт Алексеевич. — Так что молодец, что спросил. Это наши деды дошли до Берлина.

Фото Анны Глодевой

Фото Анны Глодевой

Лучше глаза в глаза

После разговоров Альберт Алексеевич поучаствовал в фотосессии — все ребята хотели иметь снимок с таким человеком. А потом мы пообщались уже без детей, и тут я поняла, чего так не хватало этой встрече — камерности, необходимой для диалога.

— Что для вас эти встречи? Что они вам дают?

— Когда видишь это искренние глаза совсем юных ребят, слышишь их вопросы — такие живые, непосредственные, — то чувствуешь, что им это общение необходимо. Важно, что я могу им передать какой-то свой опыт. Возможно, после наших разговоров кто-то из них рассмотрит в себе что-то интересное, примет важное для себя решение, выберет цель в жизни и начнет к ней планомерно двигаться. Кроме того, хочу, чтобы они на моем примере видели: потеря ноги — это не приговор, жить можно и нужно в любой ситуации, приносить пользу себе, семье, стране.

Из множества заданных вопросов Альберта Алексеевича, по его словам, только один поставил в тупик. Его спросили о том, есть ли кто-то, на кого он сейчас хотел бы равняться? Отвечая, он рассказал, что в детстве, юношестве, таких примеров было много — вся стена в его комнате была увешана портретами героев.

— Я до сих пор поражаюсь, как наш народ победил в Великой отечественной войне, насколько сильным у людей было самопожертвование.

И это говорит человек, который с очень тяжелыми ранениями и болевым шоком не покинул поле боя! Больше ни о чем спрашивать не хотелось — просто сказать «спасибо» за все.

Это интересно(2)(0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *