Мортен Рууд погиб

Не стало человека, который очень много сделал для добрососедства России и Норвегии

Вообще-то по-норвежски его фамилия произносится — Рююд. Но для русского уха это совсем непривычно, и мы назвали его чуточку на эстонский манер. Каждый раз, встречая Мортена на журналистских собраниях, я непременно восклицала: “Да какой же ты красивый!”. И сразу же хвалила его язык — Мортен говорил по-русски абсолютно безупречно, без акцента, да еще и со словечками сленговыми. Так говорят люди, которые учили язык “в среде”. У Мортена был такой же путь.

Этот последний кадр  с Мортеном сделал Нильс Мартин Кристенсен. Он говорит, что и Рууд, и его пассажир были  в прекрасном настроении, когда они встретились в Каутокейно. Фото: vg.no

Этот последний кадр
с Мортеном сделал Нильс Мартин Кристенсен. Он говорит, что и Рууд, и его пассажир были
в прекрасном настроении, когда они встретились в Каутокейно. Фото: vg.no

В октябре 1998-го нам сообщили: в Апатиты приехал преподаватель норвежского языка. Мы не очень-то удивились — уже были знакомы со шведским писателем Ларсом Гюлленхалом, который вместе с женой преподавали шведский в одной из апатитских школ. Но и с отважным норвежцем с удовольствием познакомились, тем более, что прибыл он к нам в чудовищное время — шел второй месяц кризиса.

Вот — часть интервью с ним, что мы опубликовали в номере от 9 октября 1998 года:

“Учитель и ученик Мортен Рууд”

Мы уже писали о том, что в заграничных СМИ положение в России показывают как угнетающее и просто опасное для жизни. Однако есть еще смелые парни в тихой Европе: один из них приехал в Апатиты, чтобы жить здесь и работать в течении восьми месяцев.

Его зовут Мортен Рууд. Ему 37 лет, он работает журналистом в самой большой газете провинции Финнмарк — “Финнмарк Дагблад”. А “место прописки” Мортена — деревня Лаксельв, недалеко от Хаммерфеста.

— Как вы стали преподавателем норвежского языка?

— Я записался на курсы русского языка в Альте. Спустя некоторое время увидел там объявление: искали желающих поехать в город-побратим Альты — Апатиты — преподавать норвежский язык, а заодно совершенствовать свой русский. Я приехал — буду работать в филиале ПетрГУ.

У меня есть учебники норвежского, хорошие учебники. И опыт работы с детьми у меня есть, я 12 лет назад был воспитателем у младших школьников.

— Но вас тут ждут не норвежские малыши, а русские студенты. Не боитесь взаимного непонимания?

— Нет, я уже видел своих учеников — две группы по 25 человек. Ребята симпатичные. И я вижу, что хотят учить язык. Надеюсь, у меня получится.

— А про наш кризис вы слышали?

— Какой кризис? — недоумевает Мортен. — У вас, по-моему, все есть. Продукты есть в магазинах…

— А какие у вас вообще впечатления от России?

— Я был уже два раза в Ловозере и еще два раза в Москве. У вас в России такое все большое — улицы, дома, а главное — людей так много! Но люди, мне кажется, такие же, как и везде. А то, что у нас пишут о России много негативного, так это, на мой взгляд, потому что они русского языка не знают и не все у вас тут им до конца понятно”.

Так и зажил Мортен Рууд в Апатитах. Очень быстро оброс знакомствами, а иначе и быть не могло: парень обаятельный и бесстрашный. Ничто его не пугало и не смущало в чужой стране в неспокойное время. Помню, как однажды мы совершенно случайно оказались в одних и тех же гостях. Причем, совсем даже не у журналистов и не у преподавателей. Оказалось, Мортен просто познакомился с человеком, обычным рабочим, который увлекался норвежской историей. И тут же они начали дружить.

Мортен Рууд был очень веселым и дружелюбным. Он любил танцевать, любил выпивать, обожал шумные вечеринки и красивых женщин. С годами чуть менялся — становился все более респектабельным, элегантным, решительным. И был очень здоровым человеком, в любом понимании. Совсем недавно, осенью, моя коллега, вернувшись с журналистского уик-энда в Финляндии, где собираются представители четырех стран-участников организации “Баренц-пресс”, рассказывала:

— Ну ты только представь! Вечером готовим ужин, выпиваем за дружбу и журналистику, расходимся глубокой ночью. А утром встаю и вижу — Мортен на лыжах из леса подъезжает, он уже пятнадцать километров перед завтраком пробежал. Вот ведь настоящий норвежец!

Таким мы и помним Мортена — высоким, сильным, оптимистичным и устремленным в будущее. Он так здорово выучил язык в Апатитах, что вскоре получил заветное назначение: стал собкором по России главной телерадиокомпании Норвегии NRK и уехал работать в Москву. Объехал пол-России. Последние годы жил и работал собкором в Киркенесе, затем руководителем NRK “Финнмарк” в Альте.

Мортен Рууд  на Красной площади  в Москве в 2010 году. Фото: Гейр Сельесет.

Мортен Рууд на Красной площади в Москве в 2010 году. Фото: Гейр Сельесет.

А в воскресенье Таня Минина сообщила новость, в которую поверить невозможно: “Вчера вечером скончался Мортен Рююд. Он управлял своим мини-вертолетом (с одним пассажиром на борту) и летел из Лаксельва в Стейген. Вертолет упал в Финляндии, полиция расследует дело. Пассажир получил легкие ранения, Мортен погиб”.

Как сообщает норвежская газета “VG”, полет состоялся в хорошую погоду. Последний раз гирокоптер Мортена видели в Каутокейно, где он приземлился для дозаправки. Нильс Мартин Кристенсен говорит, что он встретил пилота и его пассажира на АЗС. “…Мы ели и пили кофе, потом проводили их до взлетно-посадочной полосы и махали рукой, когда они взлетали на запад”. Кристенсен работал водителем на радио Каутокейно и встретил Мортена Рууда в начале 90-х годов. “Он был человеком, на которого я равнялся. Мы не были близкими друзьями, но все время встречались. Он был очень приятным, и всегда мог дать хороший совет. Это невероятно грустно. Это абсолютно ужасно. Больше мне нечего сказать об этом”, — говорит Кристенсен.

Полиция Финляндии сообщает NRK, что расследование может занять несколько недель. Причина аварии до сих пор неизвестна, по данным метеослужбы в этом районе стояла сухая погода с высоким облачным покровом. Авария произошла примерно в 20 километрах к востоку от Килписярви в Финляндии, в районе пересечения норвежской, шведской и финской границ.

Сегодня друзья и коллеги Мортена пишут о нем.

“Он был теплым и щедрым человеком, высокой культуры, из тех, чей уход оставляет огромную пустоту”.

“Мортен рассказал о своих планах на будущее. Он делился мыслями о нашей миссии в обществе, о том, как сделать NRK “Финнмарк” еще лучше и сильнее в непростом медиапространсте. И о том, как он с нетерпением ждет путешествия на отдых в Южную Америку. И о свободе слова, заботе о коллегах, о радости знакомства с людьми и общения с их историями, о сильной любви к Финнмарку”.

“Он прилагал большие усилия к сотрудничеству в Баренц-регионе, к построению взаимопонимания между нами и нашими соседями в России. Да, он был пионером и “строителем мостов”. Он постоянно работал над тем, чтобы журналисты и редакторы встречались, росло понимание друг друга, основанное на взаимном уважении к культуре и традициям. Его компасом было стремление к диалогу, а не к конфронтации и конфликтам”.

“Он был великим руководителем, сочетал свою способность быть бесстрашным с осторожностью и ловкостью. Мягкий, но и конкретный человек. Мортен Рууд был тем, кто модернизировал NRK в Норвегии. И он принимал редакционные решения, которые сделали провинцию Финнмарк более заметной в национальных новостях. Зрителям NRK есть за что поблагодарить Мортена. Потому что он все время ставил слушателей и зрителей на первое место. Он выступал за впечатляющую прозрачность. Он говорил с людьми лицом к лицу. Это давало ему душевное спокойствие в жизни, как в частном, так и в профессиональном плане. Мы, его коллеги по прессе, вспомним, как он целенаправленно и упорно работал, чтобы быть корреспондентом НРК в Москве. Во взрослом возрасте он сам научился русскому языку, и это дало ему возможность рассказать всей Норвегии о реальности в соседней с нами России. Он был образцом для подражания для многих молодых коллег на севере Норвегии”.

“Теперь, когда Мортена уже нет, мы понимаем, почему так много людей расстроены и скорбят. Это показывает, каким он был — человек, у которого было много друзей и почти никаких врагов”.

…И еще одна деталь. Дочь Мортена, Ракель, которой сейчас 23 года, была одной из ребят на острове Утойя, кто пережил 22 июля 2011 года теракт Брейвика. В этот день выжившие всегда собираются, чтобы вспомнить. Ракель готовилась отправиться на встречу, но узнала, что погиб ее отец. Ей очень трудно сейчас.

А гирокоптер был его хобби. Он мечтал летать и взлетел. Но… мы никогда не знаем свой день. День, когда ушел Мортен Рууд, был теплым и солнечным. Таким же как и сам этот замечательный журналист и друг.

Это интересно(6)(0)

1 Комментарий

  1. Иван:

    Очень жаль…
    Мир его праху

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *