Фуэте абсурда

Когда началась вся эта свистопляска (ой, как в тему это слово!) с “Матильдой”, я сразу же решила — схожу пять раз. Нет, шесть. Потом остыла, конечно, вдруг еще кино не очень получилось, а я дам сердечную клятву пионера. Так что клятву отозвала.

Смотришь на афишу, видишь актеров, а мерещится, что это режиссер и депутат друг друга  взглядами жгут.

Смотришь на афишу, видишь актеров, а мерещится, что это режиссер и депутат друг друга взглядами жгут.

Но что это со мной? Откуда такой порыв: раз запрещают — надо бечь? Да из той же оперы, что “хорошие сапоги, надо брать!”. Треть жизни прошла в те времена, когда все хорошее — интересное, небанальное, искреннее, было под запретом. Ибо сбивало с толку труженика, идущего к светлой цели, не важно какой. А потому и выработался рефлекс, как у собаки: хорошего на ложечке не поднесут, его добыть надо, прорваться, вырвать и с ним бежать.

Вернемся к искусству. Глядели мы только “одобренное”, то есть проконтролированное парт-органами. А началось все с 1922 года, когда Ленин в беседе с Луначарским отметил: “Вы должны твердо помнить, что из всех искусств для нас важнейшим является кино”. А заодно прибавил, мол надо начинать “производство новых фильмов, проникнутых коммунистическими идеями и отражающими советскую действительность”, а также, что “конечно, цензура все-таки нужна. Ленты контрреволюционные и безнравственные не должны иметь места”.

И после этого повелось — цензоры трудились изо всех сил. Старались не допускать вредных идей, никакой уголовщины, жестокости, мистицизма, эротики. Комедия должна была быть глупенькой, сатира — мягкой (а лучше без нее), война — победной, рабочая обстановка — стахановской, до кровавого пота…

Требовалась и уместность. Например, в 1942 году фильм “Швейк готовится к бою” запретил лично начальник главного политуправления Красной армии Щербаков. Да-да, картину о том самом солдате, который вывел главную военную доктрину: “Куда же вы, идиоты, стреляете? Здесь же люди!”

Или вот — “Звезда”, фильм 1949 года по повести Казакевича. Актер Николай Крючков рассказывал: “Сталину не понравилось, что мой герой перед тем, как взорвать себя, говорит “Вот так вот”, а не “За Сталина”. И картину запретили”. По другой версии, причина была и в том, что Сталин не одобрил финал, в котором все погибают: “Фильм отличный, конец переснять. Герои не могут умереть”, — сказал генералиссимус. “Звезду” выпустили лишь в 53-м.

Возьмем кино середины века, что по несколько лет пролежало на полках, не пройдя цензуру. По разным причинам. “История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж” Кончаловского — 22 года. “Комиссар” Аскольдова — 23 года. “Интервенция” Полоки с Высоцким и Аросевой — 19 лет. “Проверка на дорогах” Германа — 15 лет, “Тема” Панфилова — семь лет, “Агония” Климова — четыре года, “Покаяние” Абуладзе — три…

Тут все понятно: где сатира переросла в гротеск, где советский человек позволил себе рефлексию вместо трудовых подвигов, где главный герой сомнителен, а то и вовсе никчемен. В обиходе были термины “идеологически вредный”, “мрачный и клеветнический” и “упаднический”. “О чем повествует ваше произведение, к чему призывает, чему учит?!” — наверняка спрашивала госкомиссия режиссера. Но поди объясни, как пахнет дыня, человеку, который всю жизнь жевал сапожные шнурки (писал тоже не издаваемый в СССР автор).

А теперь — о дне сегодняшнем, изумительном во всем блеске феерии. Противостояние Поклонская-Учитель пришло к логическому завершению: “Матильда” выходит на экраны. Критики утверждают: конечно, красиво, ярко, но не особенно достоверно, а потому и сыр-бор разводить было не о чем. Опорочить художественный вымысел никого не способен.

Зато можно обгадить реальность. Например, 23 октября в здании Мариинского театра в Санкт-Петербурге проходила премьера фильма. Присутствовал не только бомонд, но и ОМОН. Учитель лично приглашал и Поклонскую, но вместо нее пришла группа ее поддержки. Да не с пустыми руками — как сообщило РЕН-ТВ, принесли в спичечных коробках фекалии и забросали ими красную дорожку. А перед этим провели молельное стояние у памятника Римскому-Корсакову. Вот уж и правда: смешаны мухи с котлетами…

За тот год, что девушка Поклонская воюет с невышедшим кинофильмом, каких только теорий не обсуждалось! Денежный вопрос, мол, из каких источников режиссер получил финансирование? Вопрос воспитательный: мы внедряем в школах православные уроки, а тут вон что удумали, показывать личную жизнь будущего страстотерпца без купюр, без стыда и совести. Вопрос исторический: достоверны ли факты и есть ли к ним аргументы? Вопрос национальный: а чего это русского царя играет немец? На что намекаете? И, конечно, мой самый любимый, вопрос заговорщицкий: сколько все же заплатили девушке с глазами горной серны за отличную раскрутку и пиар заурядного, в общем-то, фильма? Ведь даже президент страны высказался, а это дорогого стоит…

Тем временем, невзирая на угрозы и обещания сжечь афиши, экраны, кинотеатры и собак-еретиков, то есть зрителей, фильм начинают показывать. В апатитском “Полярном” “Матильда” будет идти с 26 октября по 1 ноября, сеансы — в 16.25 (260 рублей) и в 22.40 (350 рублей). Беспрецедентный случай — возле кинотеатра (а возможно, и внутри него) будет дежурить полиция. Такое распоряжение пришло “сверху”. А именно — после обращения министра культуры Мединского к руководству правоохранительных органов с просьбой “обеспечить соблюдение законности, жестко пресечь давление на государство и кинобизнес со стороны распоясавшихся “активистов” с их общественно опасными методами навязывания своих убеждений”.

Мне лично трудно представить “распоясавшихся активистов” у нас, в Апатитах, да и вообще на Кольском Севере. Я уверена, что в наших краях, суровых, страшных, где люди оказывались по разным причинам, в том числе и за убеждения, в том числе и за религиозные, не найдется дурачков со спичечными коробками в руках. Не верю я, что кто-то всерьез пойдет воевать с изображением на экране. А если и пойдет — мы сфотографируем, жалко, что ли?

…А пиар фильма все равно оказался недостаточным. Моя подруга Леночка на вопрос: “Пойдем смотреть “Матильду”? Ту, что Поклонская проклинает”, ответила задумчиво:

— Поклонская? Это жена Полонского? Которого в Таиланде арестовали?..

Это интересно(4)(5)

4 Комментарии

  1. Иван:

    Как жаль, что мысли на эту тему уже не выскажет И.Н. Дылев. Читая, непроизвольно думаешь, а что бы написал он (при всем уважении к автору статьи).

  2. Махновец:

    Отличная статья.! Аплодисменты от читателя!!!

  3. Андрей:

    «Обгадить реальность» можно не только фекалиями, но и фильмом того же Абуладзе «Покаяние» и др. ( http://rossaprimavera.ru/article/razryvanie-mogil , http://rossaprimavera.ru/article/obryvok-roda-2 )

    Автор так долго расписывает, как треть жизни ей всё запрещали, и тут вдруг ей не нравится, что теперь всем всё можно… А все ведь тоже страдали, не имея возможности явить свою гениальную рефлексию, своё представление об аромате дыни, пусть и принесённой в спичечном коробке.

    Так может Ленин правильно определял функцию кино, а Сталин правильно ставил задачи перед теми, кто это кино снимает?

    Представленный мещанско-потребительский обзор кино-новинки уже срывает аплодисменты благодарных читателей… Никто из них даже и не подумает проверить википедийную информацию, например, о фильме «Звезда», изложенную на основании «гениальной» авторской передачи Н.Сванидзе — потомка тех, кто «запрещал» и «не пущал».

  4. Петр:

    Зато теперь цензуры нет. Черпайте дерьмо полной ложкой. Точнее поварешкой. Ваши дети вырастут крайне свободными.
    Николая Гольштин-Готторпского будут считать своим главным героем. Поздравляю!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *